width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Доклад "Командирская зрелость" | Регистрация | Вход
 
Вторник, 21.11.2017, 18:42
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск
События и повседневная жизнь советских людей послевоенного времени в восприятии офицера советской армии Василия Смазилкина
 Исследовательская работа (сокращ.) Автор: Гафуров Тимур, обучающийся МОУДОД ЭкБЦ, Ученик МОУСОШ № 21, 10 класс. 
      Победа в кровопролитной войне открыла новую страницу в истории страны. Она породила в народе надежды на лучшую жизнь. Открывалась возможность перемен в политическом режиме, экономике, культуре.
      Глобальные политические и экономические события в стране в восприятии «обычного» человека нашли отражение в дневниках В.С.Смазилкина (1924 – 1996гг.), которые он вел на протяжении всей своей жизни . Они были положены в основу воспоминаний « Моя офицерская служба и жизнь человека», написанные офицером – полковником уже в отставке, по выходу на заслуженный отдых - с1990 – 1996 г. Эти воспоминания,– по сути история повседневности, которая является важной частью исторического познания, позволяющая изучать жизнь людей, их быт, особенности сознания, духовного мира, досуга и других сфер жизнедеятельности человека в разные периоды истории. Неопубликованные мемуары бывшего офицера Советской Армии Василия Спиридоновича Смазилкина «Моя офицерская служба и жизнь человека» составляют шесть машинописных томов и охватывают жизнь автора от рождения в 1924 году до его кончины в 1996 году. Вместе со страной он прошел и описал в своих воспоминаниях путь, длиною в 72 года. Василий Спиридонович- свидетель и участник грандиозных событий, перемен, происходивших в стране и в обществе. Начальная часть нашей работы по исследованию первого тома мемуаров называлась «История России в судьбе офицера Советской Армии Василия Смазилкина» и охватывала временной период 1920-е – 1945 – й годы. Исследовательская работа анализировала повседневную жизнь, окружавшую автора мемуаров во время его отрочества и юности, которая совпала с Великой Отечественной войной. Данная работа - « События и повседневная жизнь советских людей послевоенного времени в восприятии офицера Советской Армии Василия Смазилкина» – продолжение исследования автором работы, его внуком, последующих, 2 и 3 томов воспоминаний деда. Источниковой базой являются 2 и 3 тома воспоминаний полковника Советской Армии Василия Спиридоновича Смазилкина, « Моя офицерская служба и жизнь человека». Они охватывают временной период с 1947 -1960 годы.
 Жизнь и быт в 1947 – 1960 годы. Суровые армейские будни.
      В 1947 году старший лейтенант Василий Смазилкин получил новое назначение в Северо-Кавказское танковое училище в город Дзауджикау (Владикавказ) вместе с тремя сотоварищами. Из Камышина до Астрахани они плыли на теплоходе «Киров», наслаждались могучей Волгой, живописными берегами, коротким отдыхом. В Сталинграде во время стоянки пошли посмотреть город и ужаснулись: «Кругом одни развалины, груды битого кирпича, щебня, штукатурки с мусором. Город, покрывший себя героической славой, до сих пор не восстановлен. Люди живут в подвалах, в уцелевших на окраине деревянных домиках. Но все-таки город живет: работает речной порт, железнодорожная станция, ведутся работы по расчистке руин. Мы верим, что Сталинград, подобно птице Фениксу, возродится из пепелищ и снова станет красавцем».Астрахань встретила товарищей невыносимой жарой, пылью, тысячами назойливых мух. До Грозного добирались поездом, городок понравился чистотой, зеленью, аккуратными домиками. Дзауджикау поразил живописным расположением, горами, покрытыми лесами и снегом, бурными речками, дикими ущельями, непривычными русскому человеку из средней полосы России. Неприветливо встретили там «чужаков». В училище царили безалаберность, неуставные отношения. Василий с энергией взялся за работу, дневал и ночевал в казармах. Взвод достался Василию не из легких, большинство курсантов – середнячки, учебная и строевая дисциплина запущены. Новый командир начал с наведения внутреннего порядка во взводе, с внешнего вида курсантов, дисциплины строя, ликвидации задолженностей по учебным занятиям. Настойчивый взводный заставил курсантов учиться упорно и основательно, сидел с ними в часы самоподготовки, разъяснял, растолковывал, заставлял учить, организовывал консультации с преподавателями. В конце каждого дня подводил итог: поощрял тех, кто хоть в чем-то отличился, резко критиковал ленивых. По результатам экзаменов взвод занял первое место в роте, второе – в батальоне. Успехи старшего лейтенанта не понравились некоторым сослуживцам. На него бросали косые недружелюбные взгляды, поговаривали: «В передовики метит, выслуживается». Из дневниковых записей В. Смазилкина: «Я не выслуживаюсь, а служу добросовестно, честно выполняю свой долг, я просто не могу работать середнячком – хочу быть первым. Разве это плохо? Ведь в этом состоит сущность состязательности, сравнимости». За полгода опытный взводный совершенно изменил обстановку в своем подразделении – добился образцового внутреннего порядка, четкой службы, дисциплины строя, хорошего ухода за оружием, сумел сплотить курсантов в единый дружный коллектив. В Дзауджикау Василий уже зрелый офицер, за плечами у него пять лет офицерской службы в должности взводного. В 1946 году он составил себе пятилетнюю программу по самообразованию и самоусовершенствованию. После службы он настойчиво продолжает заниматься, стремится к своему понятию идеала человека, идеала офицера в частности. Из дневниковых записей видно, что молодой человек недоволен своей внешностью – невысок, лицо «рязанское». Чтобы стать более привлекательным молодой человек поставил перед собой следующие задачи: -добиться красоты фигуры, осанки, походки, подтянутости различными физическими упражнениями, спортивными занятиями, -воспитать умение вести себя в обществе, культуру поведения, быть непринужденным, вежливым, учтивым, порядочным, -выработать умение красиво носить военную форму и другую одежду, всегда быть аккуратным, наглаженным, выбритым, подстриженным, безупречно чистым, -добиться высокой внутренней культуры, собранности, выдержки, стремиться быть интеллигентным. Идеальный человек должен быть высоконравственным – считал Василий и старался воспитать в себе нравственные качества: сознательность, доброжелательность, отзывчивость, уважительность к людям, справедливость, благородство, щедрость. «Мой идеал – люди с чистой совестью»,- писал молодой человек. Идеальный офицер должен быть целеустремленным, иметь сильную волю, быть требовательным к себе, самокритичным, проявлять железную выдержку и самообладание при любых обстоятельствах. Старший лейтенант понял из своего опыта, что умение властвовать собой – самая трудная из всех задач и критиковал себя за промахи. Василий часто был вспыльчив, раздражителен, эти черты огорчали его, он устраивал себе за эти проявления – наказание: позже ложился спать, отказывался от вкусной еды, больше занимался. Идеалом для подражания, кумиром молодого офицера был маршал Жуков, Василий стремился быть похожим на него. Вечерами после службы старший лейтенант учился в университете марксизма-ленинизма и занимался дома по самостоятельной программе. Война не дала ему окончить среднюю школу и он был недоволен своим образованием. Груз недоучки, незавершенности среднего образования преследовал его. Чувствуется, что он был самолюбив, горд и тяжело переживал некоторую свою ущербность. Учиться и учиться – стало для него проблемой номер один, жаждой, стремлением, смыслом жизни. Большинство дневниковых записей именно об этом. Итак, двадцатичетырехлетний офицер полон сил, энергии, стремлений. Он не отбывал часы на службе, а вдумчиво искал пути результативности в работе, стремился к творчеству в своей деятельности. Ответы на свои вопросы он искал в учебниках по психологии, в статьях военных журналов, трудах известных военачальников, в своем собственном опыте. Не все вычитаешь, не все расспросишь, не все можно сказать начальнику, не все обсудить с товарищами. Поэтому Василий привык рассуждать наедине с собой, размышлять на бумаге, которой тоже не все можно было доверить. По долгу службы Василию иногда приходилось ездить в командировки – сопровождать курсантов на стажировку в войска, он побывал в Ленинграде, Ростове, Грозном, Беслане, Сталинграде, Саратове, наблюдал послевоенную жизнь в этих городах. В Ленинграде не было никаких следов бомбежки, никаких разрушений – все поврежденные здания были разобраны по кирпичику, земля на их месте разровнена и засажена газонной травой. Город как и в прежние времена поражал своей архитектурой и красотой. В Ростове вокзал, центральные улицы и частично дома подальше от центра были превращены в руины, восстановительные работы велись очень медленно. Второй раз Василий побывал в Сталинграде в1948 году – ничего не изменилось: по-прежнему стояли обгоревшие коробки домов, лежали кучи битого кирпича и все это на протяжении сорока километров вдоль Волги. Тяжело было смотреть молодому офицеру на ужасающие останки некогда цветущего города и он задавал себе вопрос: «Сколько времени и труда уйдет на восстановление большого полностью разрушенного города, 30 лет или более»? Бедность бросалась в глаза во всех городах: плохая одежда, пустые базары, на которых вместо продуктов продавалось старое довоенное тряпье, на вокзалах ютилось много нищих. Лица людей были мрачны, угрюмы, недовольны. Хлеба не было нигде. «Вот оно, наследие тяжелой войны, ведь идет всего третье лето после всенародной трагедии, сколько надо отстраивать, восстанавливать!» Сам Василий снимал комнату в шесть квадратных метров, спал на соломенном матраце и такой же подушке, платил за жилье двести рублей. В 1948 году постигла участь расформирования и училище в Дзауджикау, старший лейтенант получил предписание в Хабаровск. Отстояв в Москве восьмичасовую очередь у кассы, он получил билет в общий вагон и сумел занять третью багажную полку без постельных принадлежностей, а ехать-то одиннадцать суток! В вагоне стояла духота пассажиры были злы, грубы, угрюмы. Из дневниковых записей: «В кинофильмах наши поезда изображают чистыми, удобными, проводников – всегда вежливыми. В реальности видишь совсем иное. Мне непонятна эта двойственность. Что это? Желание приукрасить нашу жизнь или показать то, к чему надо стремиться?» Из Хабаровска молодого офицера направили во Владивосток, там дали назначение на новое место службы – Кунашир, самый большой остров Курильской гряды. До острова надо было добираться пароходом, который ходил редко. Их дневниковых записей: «Все гостиницы в городе переполнены, ночевал в сквере на скамейке. Тысячи переселенцев гражданских и военных едут на Сахалин, Камчатку, Чукотку, Курилы. В местах, прилегающих к порту, на тротуарах, около заборов на чемоданах, узлах, расстеленных плащпалатках семьи с детьми живут неделями. Пароходов нет, а поезда подвозят все новых людей». Три месяца молодой человек ожидал отплытия на остров. Ему удалось снять комнату. И он не терял времени зря: занимался в библиотеке, читал художественную литературу, осмотрел город, побывал в музеях, театрах, кинотеатрах. Питался Василий в столовой по продуктовым талонам, не наедался, ресторан был не по карману, а в магазинах почти ничего не было, кроме рыбных консервов. По 3 – 5 часов ежедневно стоял в очередях: за продталонами, за сухим пайком, за денежным довольствием, за регистрацией на пароход, на беседу с военными чиновниками. До острова Кунашир пароход шел четверо суток и стал на якорь в бухте Южно-Курильска в шестистах метрах от берега. К судну пришвартовался катер, на который краном с парохода опускалась громадная сетка с грузом, багажом и пассажирами. Когда сетка повисала над океаном, люди кричали от ужаса, а потом радовались, оказавшись на катере. До войны Курильские острова принадлежали Японии. В послевоенное время они стали заселяться рыбаками и военными. Жилья не было, первое время жили в палатках, как солдаты, так и офицеры. Строительство вели хозяйственным способом, то есть сами строили казармы, склады, баню, дома для офицеров. Кроме древесины не было никаких строительных материалов. Гвозди солдаты научились делать из списанных тросов, побелку осуществляли голубой глиной, в магазинах выменивали на солярку краску, цемент, фанеру и другие необходимые материалы. Электричества, конечно, тоже не было, выдавался один литр керосина на месяц. Питание было калорийным, но полностью состояло из консервированных продуктов и сухофруктов. Было много рыбы и икры, которые быстро надоели. Лучшим подарком на день рождения считались головка лука, чеснока и соленый огурец, присланные с «Большой земли». Опять старший лейтенант работал взводным, уже шестой год. За это время он выработал в себе ряд волевых качеств: настойчивость, решительность, требовательность к подчиненным. «Есть воля – есть офицер, нет воли – офицер не состоялся»,- писал Василий. Смог он развить свои организаторские способности, основательно изучил воинские уставы и их приложения, понял их большое значение в воинской жизни и всегда следовал им , научился обучать личный состав строевой, физической, огневой подготовке, материальной части оружия, стрельбе, имел опыт партийно-политической работы. Главное, что командир взвода всегда работал с самоотдачей, добросовестно, с напряжением и энергией. Должность свою он давно «перерос» и ему было морально тяжело, но командование было занято строительными работами и в текучке дел не выдвигало старательного офицера на повышение, который хотя и проявил себя с лучшей стороны, но служил в части недавно. В августе пришел приказ о назначении старшего лейтенанта Смазилкина командиром роты. Все складывалось удачно. Летом молодой человек побывал в отпуске и женился на давно любимой девушке из Камышина, вскоре родилась старшая дочь Лена. Самолюбие офицера было в какой-то мере удовлетворено – семейная жизнь состоялась, получил повышение по службе, звание «капитан». Приблизилась, стала реальностью мечта о поступлении в академию. Но аттестата об окончании средней школы по-прежнему не было. На счастье в Южно-Курильске открылась вечерняя средняя школа, и настойчивый капитан стал ходить туда за четыре километра после службы. Занимался по ночам, не высыпался, выкладывался на работе, но преодолел себя и окончил школу с серебряной медалью. Из дневниковых записей: «Груз недоучки наконец снят – он меня мучил годами. Главная часть моего первого пятилетнего плана саморазвития выполнена. Двери к высшему образованию открыты. Теперь я непременно добьюсь своего – поступлю в академию». Молодая жена не стала долго питаться консервами. Сама придумала множество вкусных блюд из морепродуктов: горбуши, кеты, кальмаров, крабов, завела домашнюю птицу, поросенка, посадила небольшой огород. Новый 1951 год семья встречала за великолепным и по сегодняшним меркам столом: жареная свинина, домашняя колбаса, холодец, запеченная курица, булки, пироги. Танцевали молодожены и гости под пластинки, которые ставили на патефон. Этот красивый с блестящей ручкой, обитый изнутри красным бархатом, патефон до сих пор хранится у нас как семейная реликвия. Жизнь на острове проходила под постоянный рокот океана, который никогда не был тихим, а грохотал волнами постоянно. Часто бывали и предупреждения о возможном цунами, тогда в любое время суток все солдаты и офицеры с семьями поднимались с походными сумками на гору и ждали отбоя тревоги. Жила молодая семья в деревянном домике, рассчитанном на четыре семьи. Жена привезла приданое – перину, перьевые подушки, простыни, во Владивостоке были куплены репродукции картин, гобеленовый коврик, патефон и большие пивные кружки. Солдаты смастерили деревянную супружескую кровать, стол, табуретки. Освещение осуществлялось с помощью керосиновой лампы, готовили еду на керосинке. Таков был уют и быт офицерской семьи. Зарплату капитан получал восемьсот рублей, половину отсылали родителям Василия, так как его отец в то время был уже болен туберкулезом, а на руках оставались трое детей школьного возраста. Для сравнения – кольцо с маленьким бриллиантом тогда тоже стоило восемьсот рублей, а автомобиль «Москвич» - шестнадцать тысяч рублей. Заниматься обучением солдат командиру роты было сложно, так как все время велись строительные работы: создавали в части материально-бытовую и учебную базу. Отсутствие нормальных бытовых условий, постоянные хозяйственные работы превратили солдат и сержантов в работяг. Значительно осложняли обстановку затянувшиеся сроки службы: солдаты служили по 5-6 лет, война окончилась, они хотели домой, устали от казарменного положения, непрерывной строгости военной службы. Воспитательная работа с ними была затруднена. Из дневниковых записей: «Трудную тяжелую службу несет в армии солдат. Правду говорят, что у него тысяча профессий, он – величайший труженик. Беда состоит в том, что офицеры часто заранее не продумывают фронт работ, а потом по приказу свыше требуют: «Давай, нажимай, молчать, не рассуждать!» И солдаты нажимают, не разгибая спины, не зная отдыха. За годы службы я убедился, что солдату нашему нет цены, только надо его уважать, заботиться о нем, создавать уставные условия для его жизни, службы, работы». В августе 1951 года капитан прибыл в Южно-Сахалинск сдавать отборочные окружные экзамены в академию. Подготовкой к поступлению он занимался давно и тщательно, но теперь уделял этому все свое время – по 12- 14 часов в сутки, в результате все экзамены сдал успешно и был зачислен кандидатом на вступительные академические экзамены, которые проходили в Хабаровске. Туда приехали кандидаты со всего Дальнего Востока и Забайкалья, всего около трех тысяч человек. В бронетанковую академию конкурс был три человека на место. Капитан все экзамены сдал успешно, общий балл набрал четыре с половиной и был зачислен в академию. Воля, целеустремленность, решимость и знания привели Василия к своей победе. Годы труда, напряженных занятий, спартанского режима не прошли даром, ведь цель – поступление в академию молодой офицер поставил себе еще в 1945 году и шел к ней долгих шесть лет. В 1946 году он составил свой первый пятилетний план саморазвития, самообразования, самовоспитания, по которому занимался ежедневно после тяжелых трудовых дней, не давая себе отдыха. Седьмого января 1951 года он подвел итог выполнения своего плана в с гордостью констатировал: все пункты без исключения выполнены успешно. Из дневниковых записей: «1. Систематически занимался углубленным изучением истории партии, философии, политэкономии, истории, логики, истории дипломатии, педагогики, психологии. 2. Совершенствовался в знании тактики, истории военного искусства, огневого дела, техники, военной топографии, воинских уставов. 3. Заново прочитал произведения Кантемира, Тредьяковского, Ломоносова, Сумарокова, Крылова, Фонвизина, Радищева, Карамзина, Жуковского, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Белинского, Тургенева, Достоевского, Некрасова, Салтыкова-Щедрина, Толстого, Гончарова, Чехова, Горького. Прочитал многие произведения Гюго, Бальзака, Стендаля, Мериме, Флобера, Золя, Франса, Мопассана, Роллана, Байрона, Диккенса, Скотта, Гете, Шиллера, Сервантеса, О.Генри, Купера, Рида, Драйзера, Ибсена, Андерсена-Нексе, многие другие произведения советских писателей – лауреатов Сталинской премии. 4. Просмотрел более двухсот новых кинофильмов. 5. Посещал театры: смотрел оперы, балет, оперетты, спектакли. 6. Побывал в городах: Челябинск, Мичуринск, Ленинград, Москва, Сталинград, Астрахань, Грозный, Беслан, Дзауджикау, Ростов, Саратов, Хабаровск, Владивосток, Видел страну от Кавказа до Курил с поезда, самолета, парохода. За пять лет добился успехов в самовоспитании, развил и усовершенствовал -требовательность к себе и самокритичность -требовательность к подчиненным -работоспособность до 12-14 часов в сутки -настойчивость и энергичность в достижении поставленной цели Глава I События в стране в восприятии автора воспоминаний С января по июль 1951 года на подготовку к экзаменам целеустремленный офицер затратил 612 часов. Он добился своего: поступил в высшее учебное заведение, был удовлетворен собою, счастлив и горд. Началось прощание с Курилами. Три года пребывания на острове были трудными, но успешными для Василия: он, наконец, окончил среднюю школу, причем с серебряной медалью, стал командиром роты, получил звание «капитан», поступил в академию, удачно женился, стал растить дочь. Расставался с сослуживцами и солдатами тяжело, на глазах стояли слезы, много трудного и хорошего пережили вместе. До Владивостока семья добиралась на пароходе семь суток, океан был неспокоен, изматывала качка, продукты закончились, а кашу для ребенка утопили при погрузке сеткой, последние три дня плыли голодными. Прежде чем сесть в поезд «Владивосток-Москва», целую неделю ожидали билетов. Глава семьи стоял в кассах по девять часов ежедневно в тысячной очереди. Из дневниковых записей: « Стояние в очереди – наш национальный атрибут. Куда ни посмотришь – везде очереди. Конечно, это от нашей отсталости в вопросах быта, сферы обслуживания. Это колоссальные потери времени, а значит нашего национального богатства». В поезде с питанием также было плохо, в основном ели консервы, на остановках ничего не продавали, изредка можно было купить вареную картошку и соленые огурцы, хлеба не было вообще, ехали впроголодь. Москва поразила обилием продуктов во всех магазинах, там было все, в том числе различные деликатесы. В провинции продукты питания покупались по талонам, в магазинах ничего не было, рынки были бедны и цены астрономические. Из дневниковых записей: «Жизненный уровень у нас в стране еще очень низок: не хватает продуктов питания, одежды, обуви, товаров народного потребления. Только в Москве все есть. В Воронежской области, где живут мои родители, почти ничего нет – ни мяса, ни масла, ни круп. За черным хлебом очередь занимают с ночи, за час раскупают и ждут следующего дня, кому не досталось, тот оставил семью голодной. За время пребывания на Курилах, я выслал отцу шестнадцать тысяч рублей. На эти деньги семья дважды покупала корову, одевалась, кормилась. Теперь мы отправляем им посылки с продуктами и обновками». Молодая семья сняла комнату в девять квадратных метров за триста рублей и стала привыкать к столичной жизни, родителям теперь посылали двести рублей, поэтому пришлось строго экономить. Василий много и усердно учился. Жена пошла на курсы кройки и шитья, так как одежда в магазинах продавалась дорогая и некрасивая, низкого качества, ей же хотелось, чтобы она и ребенок выглядели достойно. В выходные дни всей семьей обязательно посещали музеи, театры, парки, выставки, загородные усадьбы-музеи, кинотеатры. Как слушатель бронетанковой академии, капитан Смазилкин стал участником военных парадов на Красной площади. Из дневниковых записей второго мая 1952 года: «На трибуне мавзолея нас приветствовал И.В.Сталин, живой настоящий Сталин! Он был в кителе, лицо веселое, взгляд доброжелательный. На трибуне Иосиф Виссарионович был общителен, обращался то к одному, то к другому. Раньше мне казалось, что члены ЦК и правительства стоят на трибуне как манекены, именно так их показывали в киножурналах, на самом деле они вели себя как настоящие люди – переговаривались, улыбались, наклонялись друг к другу. Больше других беседовали Н.С.Хрущев, А.И.Микоян, более сдержанно вели себя Молотов и Маленков. Во время перерывов на тренировочных парадах на центральном аэродроме к нам подходили побеседовать и подбодрить известные военачальники: Буденный, Соколовский, Булганин, Тимошенко, Василевский и другие маршалы, Жукова видели только издалека, а так хотелось рассмотреть его поближе». Почти через год умер И.В.Сталин. Из дневниковых записей шестого марта 1953 года: «Вся страна, весь народ – в трауре. В трамваях, в метро, на улице видишь, как плачут люди. Все молчат, только в глазах – слезы, скорбь, несчастье, горе. Народ задумывается, сможет ли ЦК без Сталина так же твердо, мудро и прозорливо руководить страной? Я тоже задумываюсь об этом и считаю, что сможет. Партия, принципы политики, идеологии, основы нашей жизни остались. Конечно, велика роль мудрого, опытного вождя. Кто им станет? Возможно, будут ошибки, опыт истории говорит об этом. Предвидеть это надо и быть готовыми здраво преодолеть их». В составе бронетанковой академии майор Смазилкин участвовал в церемонии похорон вождя. Из дневниковых записей 12 марта 1953 года: «Для Участия в похоронах Сталина академия вышла их Лефортово в три часа ночи. Все улицы, идущие от Садового кольца к центру были забаррикадированы грузовиками и охранялись войсками, милицией, дружинниками. У баррикад мы останавливались, нам проделывали проход, пропускали нас, затем проход снова закрывали. Вокруг были тысячные толпы народа, стихийные потоки людей привели к давкам, в которых погибли многие люди. Окна первых этажей в центре были разбиты, двери выломаны. Нам вслед кричали: « Посмотрите хоть вы за нас в последний раз на Сталина!» На Красную площадь мы прибыли в шесть часов утра, был сильный мороз. До 8.30 мы стояли неподвижно в ожидании начала похорон, нельзя было шевелиться, чтобы хоть как-нибудь согреться. В восемь утра загудели гудки заводов, фабрик, паровозов, автомобилей. Гнетуще, тяжело сжалось сердце. От Дома Союзов появилась траурная процессия. На шестерке белых лошадей везли лафет 122 мм гаубицы. На лафете стоял гроб со Сталиным. За гробом шли родственники, члены ЦК, правительства, делегации разных стран. У мавзолея, на котором уже было написано: «ЛЕНИН, СТАЛИН», гроб сняли с лафета и поставили на подставку. Начался траурный митинг, с надгробной речью выступили Молотов, Маленков, Берия. Под звуки государственного гимна и залпов орудий гроб занесли в мавзолей. Все присутствующие плакали, войска стояли хмуро, сурово, неподвижно. Затем, отдавая последнюю воинскую почесть своему генераллисимусу, они прошли, чеканя шаг замерзшими ногами мимо мавзолея. Люди на трибунах с надеждой и волнением смотрели на нас, военных, в этот тревожный час. Что бы ни случилось, советские вооруженные силы всегда защитят свою родину, свой народ!» Офицер тяжело переживал смерть вождя, жена рыдала целыми днями. В июле 1953 года Василий находился в летних лагерях на берегу озера Сенеж под Москвой. Туда пришла неожиданная весть: арестован Берия, разоблачен и обезврежен хитрый, коварный враг народа. Из дневниковых записей пятнадцатого июля 1953 года: « После смерти Сталина Берия повел скрытую борьбу за захват власти в стране. Тщательно маскируясь под соратника, Берия при жизни Сталина, погубил тысячи честных партийцев, коварно фабриковал дела «врагов народа», «бесстрашно» разоблачал ни в чем неповинных людей, втирался в доверие к Сталину, к ЦК, по ступенькам пробирался к неограниченной власти, но был своевременно разоблачен. Берия и его сообщников судил специальный трибунал, который приговорил их к расстрелу. Злодейства негодяя Берия роняют тень на честь и прозорливость Сталина. Как он с его проницательностью и чутьем смог допустить к власти такого человека, чудовищные злодеяния которого совершались именем советских законов? Столько лет злодей творил за спиной вождя свои черные дела, а Сталину невдомек? Странно…Во всяком случае дело Берия показало, что с законностью, да, видно, и со многим другим у нас в стране дело далеко не благополучно. Советский народ трудится не покладая рук, верит, что в ЦК и правительстве им руководят лучшие из лучших, а выходит, что там не все лучшие, и что далеко не все благополучно… Вот тебе на… Есть над чем задуматься…На душе скверно и мерзко: поколеблены высокие идеалы, зародились сомнения…» Василию и раньше казалось, что люди в стране живут бедно не только из-за трудного времени: строительства социализма и войны, но из-за нерадивого руководства на местах, теперь он убедился, что руководство всей страной осуществлялось совсем не так, как нужно было для улучшения жизни людей. Учение марксизма-ленинизма – «не догма, а руководство к действию», для вдумчивого молодого человека стало очевидным, что с руководством-то правительство не справлялось. В августе на пленуме ЦК был отстранен от должности председатель Совета Министров СССР Г.М. Маленков, на его место назначили Н. Булганина. Из дневниковых записей: « Сбылись предсказания старых большевиков: после смерти Сталина его бывшие соратники передерутся в борьбе за власть. Партии надо быть очень бдительной». В ноябре 1953 года генеральной репетицией парада войск Московского гарнизона руководил маршал Советского Союза Г.К.Жуков. Наконец, Василий увидел близко своего кумира, идеала для подражания. Из дневниковых записей десятого ноября: «Он выше среднего роста, плотный, осанистый, лицо всегда серьезное, суровое, ни разу не улыбнулся. Какая-то внутренняя сила исходит от него, чувствуешь, что перед тобой не обычный человек в маршальской форме, а какой-то особый, сильный, могучий, превосходящий во всем. Он строг, исключительно требователен, резок, прямолинеен, иногда жесток. Кроме железной воли маршал имеет огромное полководческое дарование. Там, где решалась судьба советско-германского фронта, неизменно появлялся Жуков и организовывал победу. У него могучий ум, редкий аналитический дар предвидения, выдающиеся организаторские способности. Мне нравится Г.К.Жуков, он мой кумир, я бы хотел иметь хотя бы частицу тех качеств, какими обладает Георгий Константинович». Впервые в истории парадов принимающий и командующий парадом были не на конях, а на открытых лимузинах. В январе 1954 году майору Василию Спиридоновичу исполнилось тридцать лет. Обладая огромной работоспособностью, он использовал каждый час, каждую минуту для учебы, для пользы, для дела. По выработанной им самим традиции он подвел итоги своего развития и совершенствования, проанализировал свойства ума, черты характера: -отметил, что умом обладает ясным, аналитическим, но не острым, не хватает быстроты соображения, находчивости -изучил логику, ораторское искусство, накопил много знаний, но часто не может эффективно их применить в полемике, не хватает логичности изложения, умения четко излагать свои мысли -улучшил память, развил кругозор, довел до совершенства плановую работу над собой, научился критически относиться к изучаемому материалу, повысил исполнительность в выполнении учебных заданий, добился большей целеустремленности, настойчивости, дисциплинированности -развил принципиальность, но не всегда принципиален с вышестоящим начальством, необходимо научиться доказательно отстаивать свою позицию -боролся с известным своим недостатком – вспыльчивостью, научился быть более сдержанным в гневе, но предстоит дальнейшая работа по укрощению эмоций -отметил, что всегда честен, правдив, справедлив, ответственен, имеет развитое чувство долга, искренен, отзывчив, внимателен, всегда держит слово, независтлив Василий Спиридонович работал над своим совершенствованием по такой схеме: анализировал свои поступки, выявлял недостатки, размышлял над причинами их появления, упражнялся в преодолении, стремился оценивать себя объективно, самокритично, сверял свои поступки с выработанным идеалом. Из дневниковых записей: «Как бы мне хотелось иметь замечательные качества в готовом виде! Но это невозможно. Все, что у меня есть- я достиг развитием и совершенствованием своих средних способностей. За каждое достижение в развитии ума, воли, характера – надо платить неимоверными усилиями и беспрерывным трудом. Стремление к самосовершенствованию – это вечная исповедь самого перед самим собой, потребность в стремлении к идеалу». Двадцать первого августа 1955 года майор Смазилкин Василий Спиридонович защитил дипломную работу. Начальник кафедры артиллерии генерал-майор подверг критике раздел по организации постов воздушного наблюдения, завязалась полемика, мнение генерала поддержали другие члены комиссии – два генерал-лейтенанта, еще один генерал-майор и два полковника. Выпускник использовал в своей работе новейшие данные, опубликованные в военной печати, доказательно отстоял свою позицию, убедил представительную комиссию в своей правоте. Защита была признана отличной, генералы поздравили майора за знания, самообладание, упорство. Таким образом, Василий продвинулся в своем развитии – сумел отстоять свое мнение перед высоким начальством. Академию настойчивый офицер окончил с красным дипломом. За отличное окончание академии выпускник был награжден бесплатной семейной путевкой в санаторий, расположенный в Крыму. После отдыха ему предстоял путь в город Тбилиси, куда он получил назначение на должность командира батальона. Офицер был удовлетворен собой и счастлив: без сомнения он добился больших жизненных успехов. Командирское становление завершилось – впереди командирская зрелость. Неутомимый, творчески мыслящий майор поставил перед собой новые задачи. В октябре 1955 года командир батальона с семьей прибыл в город Тбилиси, расположенный на берегах реки Куры и по склонам окружающих гор. Главная улица имени Шота Руставели протянулась на три километра. Город очень красивый, весь в зелени и цветах, здания выразительные с восточным орнаментом. Жену и дочь восхитили изобильные базары с множеством необыкновенных фруктов, зелени, ароматных солений, различных орехов, специй, сыров, восточных молочных, кондитерских и хлебобулочных изделий. Люди одеты красиво, носят много золотых украшений, говорят с достоинством, многие имеют собственные автомобили. При этом почти все блюда едят руками без столовых приборов. Впечатление было такое, что попали за границу. Скромный офицер и его жена недоумевали, почему в одной стране такой разный уровень жизни – в России бедность, а в Грузии, можно сказать, богатство. Тогда они еще не знали, что политика советского правительства была направлена на развитие национальных республик, что в ущерб России на окраины страны направлялись крупные дотационные финансы, Грузия как родина Сталина получала больше остальных. Семья сняла комнату в частной квартире, из воинской части принесли солдатские кровати, купили стол, повесили занавески, коврик, репродукции. Быт был обустроен. В марте 1956 года на двадцатом съезде КПСС был развенчан культ личности Сталина. С утра шестого марта к площади Ленина устремились тысячные толпы студентов, рабочих, интеллигенции. Демонстранты скандировали: «Долой Хрущева, Микояна!», «Выйти из состава СССР и образовать самостоятельную Грузию!», «Привезти гроб Сталина в Грузию!» Демонстранты возмущались тем, что оклеветали Сталина, осквернили его память, что после его смерти союзное правительство Грузию зажимает, что виноваты во всем Хрущев и Микоян. Вооруженные отряды предприняли попытки овладеть вокзалом, домом связи, госбанком, радиостанцией с тем, чтобы объявить всему миру, что Грузия восстала, отделяется от Советского Союза и создает независимое грузинское государство. Мотострелковые части были подняты по тревоге и направлены в центр города для охраны стратегических объектов. Командир танкового батальона Смазилкин получил приказ: вывести из парка танки, обеспечить их боевыми снарядами, личному составу выдать пулеметы, гранаты, пистолеты и находиться в боевой готовности для защиты социалистических завоеваний. К вечеру комбат был вызван к командиру дивизии, который сказал: «Обстановка в городе сложная, площадь Ленина, улицы Руставели и Карла Маркса забиты вооруженными демонстрантами, мотострелки не могут сдержать напор людей, есть жертвы. Командующий округом приказал выдвинуть к штабу танковую роту, сказав, что указания получат на месте: « Рота – вперед, остальным – ждать». Первым прибыл на место взвод лейтенанта Долгополова, ему было приказано въехать в толпу и зачитать приказ начальника гарнизона. Оглашение приказа не состоялось, читавшему разбили голову камнем. Поступил приказ: задраить люки и ждать. Пока ждали, толпа стала отвинчивать у танков все, что только было можно, на стволы пушек нанизали портреты Хрущева и Микояна, по броне усиленно колотили камнями. Наконец, прибыл командир роты Тарасов с оставшимися танками. Танковая рота получила новый приказ: выстроиться в линию и вытеснить толпу с центральных улиц.
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[24.12.2015][Наше видео]
Памятная дата - 25 декабря 1979 г. (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz