Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 24.09.2017, 09:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
История БВОКУ [7]
История училища
Это интересно [4]
Интересные факты о БВОКУ
Военная тематика [12]
Статьи на военную тему
Военная история [11]
Статьи по военной истории
Военные праздники [12]
История праздников
История [9]
Историческая тематика
Полководцы и военачальники [3]
Статьи о полководцах и военачальниках в дни памятных дат
Боевые действия в Афганистане (1979-1989) [5]
О боевых действиях Ограниченного контингента советских войск в Афганистане
Военные парады [6]
История военных парадов, особенности
Воздушно-десантные войска [4]
Об истории, хронологии ВДВ
ЗакВО [26]
Статьи об округе, соединениях и частях, военачальниках и др.
Просто смешно [1]
Веселые, смешные истории
Поиск
Главная » Статьи » История

Тыловое обеспечения русской армии в Отечественной войне 1812 года

Тыловое обеспечения русской армии  в  Отечественной войне 1812 года

Важнейшим фактором, определяющим систему тылового обеспечения в войне 1812 г., являлась государственная политика Российской империи, а именно ее мирный внешнеполитический курс, обеспечение русской армии всем необходимым в большей степени зависло от материальных ресурсов государства.

Внутреннюю политику России в первом десятилетии XIX века можно назвать либеральной. Прогрессивные преобразования в государстве дали существенный толчок для развития экономики и военного дела. В результате стало возможным увеличение поставок материальных средств для нужд армии.

Находясь в определённой зависимости от политики, тыловое обеспечение русской армии, зависело от состояния экономики и, прежде всего от уровня развития промышленности в первой половине XIX в. Россия в это время начинает отставать от европейских держав, так в 1812 г в России производилось 10,3 млн пудов чугуна, в Англии – 10-11 млн пудов. К этому времени по производству чугуна Россию обогнали Франция, США, Австрия и Пруссия. Развитие этих производящих составных частей экономики не в полной мере позволяло оснастить армию современными средствами вооруженной борьбы и увеличить её численность до необходимой величины в короткие сроки. Что привело к соответствующим изменениям в организации системы тылового обеспечения. К ним относится, во-первых, то, что высшее правительство впервые выделяло в распоряжение военного министерства огромные материальные средства. Оно же подбирало в органы тылового обеспечения соответствующие кадры, контролировало их работу, расход, хранение, порядок распределения и учет материальных средств; во-вторых, введение новых должностей; в-третьих, подвоз стал осуществляться по воинским требованиям, ибо как бы ни были развиты в стране промышленность, сельское хозяйство, торговля, сколько бы ни было материальных средств в государстве, армия не будет обеспечена, если своевременно не организовать заготовку и доставку в нужное место требуемых войскам материальных средств; в-четвертых, в расширении типов госпиталей и делении их на две самостоятельные части: хозяйственную и медицинскую.

Еще одним не мене важным фактором являлось состояние вооруженных сил, их численность, организационно-штатная структура, места дислокации армии, корпусов, дивизий и других частей. Большая по своей численности, хорошо вооруженная и обученная армия требовала больших затрат со стороны государства. Более того, передовое военное искусство, возросшие темпы совершения маршей, сосредоточение огромных масс личного состава для генерального сражения и действия мелких воинских формирований на большом удалении от пунктов постоянной дислокации и баз обеспечения предъявляют жесткие требования к тыловому обеспечению.

Рассмотрев объективные факторы, влияющие на систему снабжения, для более полной оценки необходимо проанализировать и субъективные факторы.

Например, анализируя деятельность государственных чиновников, необходимо обратить особое внимание на роль военного министра с 1810 года генерала от инфантерии М. Б. Барклая де Толли в развитии тылового обеспечения русской армии в войне 1812 г. Необходимо отметить, что именно под его руководством был значительно расширен и обогащен опыт организации тылового обеспечения армии в мирное и военное время. Кроме генерала М.Б. Барклая де Толли можно выделить выдающихся полководцев и военачальников, учеников суворовской школы М.И. Голенищев-Кутузов, П.И. Багратион, Д.С. Дохтуров, М.А. Милорадович, Н.Н. Раевский, М.И. Платов, которые в свою очередь совершенствовали и развивали эффективность тыла в обеспечении войск всем необходимым в войне 1812 г.

Система тылового обеспечения являлась своего рода «системой питания» для большой военной машины Российской империи. Поэтому проведенные реформы системы государственного управления и совершенствование Военного министерства существенно улучшили работоспособность органов тылового обеспечения вооруженных сил.

Завершение текущих войн позволили сконцентрировать деятельность органов тылового обеспечения на западном стратегическом направлении, как возможном театре военных действий будущей войны.

Введенное в январе 1812 года «Учреждение для управления большой действующей армией» явилось законодательно закрепленным результатом обобщения опыта управления войсками. Оно четко регламентировало деятельность полевого интендантского управленческого аппарата в военное время, а также конкретизировало вопросы организации снабжения армии продовольствием и фуражом, вещами и амуницией, организацию подвоза запасов, эвакуацию больных и раненых, как на своей территории, так и за её пределами.

Комплекс мер, направленных на развитие промышленности, сельского хозяйства и финансовой системы позволил существенно повысить потенциальные возможности экономики государства.

В целом система тылового обеспечения русской армии представляла отлаженный механизм, способный обеспечить потребности войск по всем видам довольствия.

Военные компании русских войск против Франции в 1805-1807 годах выявили существенные недостатки в организации снабжения армии. Командующий не имел плана продовольственного снабжения, в войсках недоставало транспорта для осуществления перевозок на большие расстояния, не принимались меры по организации военных дорог, расчет на местные ресурсы Пруссии не оправдался. Ответственность за все это возложили на интендантских чиновников, вследствие чего произошла смена кадрового состава интендантского департамента.

Характеризовать систему тылового обеспечения в период подготовки к Отечественной войне 1812 г. можно, как развивающуюся.

Содержание и обеспечение армии к середине 1812 года по сравнению с началом века значительно улучшилось. Этому сопутствовали следующие предпринятые меры:

Во-первых, в 1810 году изменена организационно – штатная структура органов управления тыловым обеспечением войск. С объединением войсковых частей в дивизионные, корпусные и армейские соединения в их штат были введены полевые интендантские, провиантские и комиссариатские управления при армии, комиссии при корпусах и коммисианерства при дивизиях, отвечающие за довольствие вверенных им войск.

Во-вторых, были созданы значительные запасы провианта, необходимого для нужд армии, месяцев военных действий. Так муки имелось 294 300 четвертей, которых по расчетам должно было хватить для личного состава всех трех армий в 205 000 человек на шесть месяцев.

В-третьих, приняты меры к улучшению содержания больных в госпиталях: повышена калорийность госпитального пайка, введены нормы продовольствия с учетом народных традиций питания. Например, в Московском госпитале на собрание врачей было принято решение о принятии наставления «О профилактике заболеваний в войсках».

В-пятых, незадолго до начала Отечественной войны 1812 года управление медицинской службы в армии было отделено от гражданской медицины следствием чего медицинским департаментом были разработаны проекты организации системы подвижных госпиталей для обеспечения вывоза раненых от мест сражение до стационарных военных госпиталей, однако эти мероприятия не были осуществлены до начала войны. К уже имеющимся 70 постоянным госпиталям были открыты военно-временные госпитали в Орше, Твери, Калуге, Орле и ряде других пунктов.

В-шестых, разработаны документы, регламентирующие организацию создания и работу подвижных магазинов для более быстрого и качественного обеспечения войск всем необходимым.

В итоге к началу войны войска были полностью обеспечены вещевым имуществом и имелись значительные по тем временам резервы – на 25% состава армии. Однако общие возможности вещевого обеспечения новых формирований были слишком малы. В 1812 г. министр внутренних дел сообщал государственному совету, что промышленность недодает армии около 1 420 тысяч метров сукна.

Крупнейшим недочетом в снабжении вещевым имуществом в этот период было то, что планами не предусматривалось снабжение войск теплыми вещами для ведения войны зимой и что запасы вещевого имущества создавались и размещались без учета будущих районов новых формирований.

На улучшение управления тыловым обеспечением существенно повлияли следующие мероприятия. Во-первых, на руководящие интендантские должности в объединенных армиях назначены наиболее опытные чиновники. Во-вторых, комиссариатские и провиантские комиссии при армиях были объединены. Все это позволило оставшихся чиновников направить на участки работы, где требовался боевой и тыловой опыт. В частности, для организации снабжения хозяйственной части новых госпиталей во внутренние губернии империи были отправлены комиссионеры для заготовки запасов для армии и формирования подвижных магазинов в этих губерниях.

Исследуя деятельность органов государственного и военного управления по тыловому обеспечению, следует отметить, что автор выделил три основных направления в русской армии в Отечественной войне 1812 г. Это, продовольственное и фуражное довольствие, вещевое и медицинское обеспечение.

Рассматривая деятельность органов по продовольственному и фуражному довольствию, необходимо отметить следующее. Военное министерство реально оценивало обстановку на западном театре военных действий. В период 1810-1812 годов в пограничных губерниях были заложены магазины солидными запасами продовольствия и фуража.

На военное положение были переведены Курляндская, Виленская, Минская, Гродневская, Волынская, Киевская, Подольская губернии, а так же Белостокская и Тернопольская губернии. Это позволяло мобилизовать местные ресурсы, состояние которых было довольно скудным . Созданными запасами продовольствия и фуража планировалась обеспечить армию в течение шести месяцев военных действий. Но как выяснилось позднее, размещение складов не соответствовало дислокации войск и вероятному характеру действий противника. В результате этого основные запасы  до 40% оказались вне полосы действия главных сил. Отступающие войска не могли полностью использовать или эвакуировать их. Поэтому неиспользованные запасы сжигались, а часть их доставалась противнику. Следует заметить, что Наполеон был великолепно осведомлен о размещении продовольственных запасов в приграничной полосе и планировал захватить их.

Все эти причины напрямую повлияли на организацию провиантского довольствия войск. Уже с первых дней войны войска испытывали недостаток в провианте и фураже. Так, при отходе к Дриссе первая армия вынуждена была собирать провиант у местных жителей.

В первом периоде войны продовольственное и фуражное снабжение не было налажено должным образом, недостаток этого в войсках приняли решение использовать фуражировку, используя местные ресурсы, но самой жизнеспособной оказалась схема налога продовольствием.

Она выглядела так: местные ресурсы – губернские пункты сбора – армейские провиантские комиссии – части.

Трудности, с которыми пришлось столкнуться, заключались в том, что большие запасы продовольствия в западных губерниях были или уничтожены или захвачены противником. Соседние с театром военных действий районы несли большие нагрузки в ходе отступления армии до Москвы. Через управляющего Военного министерства провиантскому департаменту были даны указания по доставке к армии имеющихся запасов из дальних губерний России. Поставлены задачи губернаторам Тульской, Калужской, Орловской, Рязанской и Владимирской губерний по заготовки сухарей, солонины и сена.

Состояние провианта и фуража, имеющегося для обеспечения действующей армии в период нахождения в Тарутино, подробно было изложено в рапорте генерал – провиантмейстера Военного министерства Н.О. Лабы , а принятые главнокомандующим и главноуправляющим по части продовольствия армии меры по заготовке и доставке в армию продовольствия позволили создать необходимые войсковые запасы для организации наступательных действий. В предписании В.С. Ланскому от 3 октября указывалось, что «десятидневный запас провианта вообще во всей армии должен быть в полках, ротах артиллерийских и прочих командах особо сверх того, который в фурах подвижного магазина». Кроме этого указывалось, чтобы запасы муки в Калуге и Трубчевске быстрее перепекать в сухари. Выполняя предписания главнокомандующего, уже с 14 по 18 октября в Тарутино было доставлено из Трубчевска, Калуги, Сосниц более 300 тонн сухарей; в это же время находились в пути около 3 200 подвод продовольствия . Насколько важным было заготовление сухарей для армии, свидетельствует то, что для этого привлекалось все население близлежащих губерний. В одной только тульской губернии было собрано «с каждой ревизионной души по 20 фунтов сухарей», что составило в общем итоге 200 552 пуда . Эти запасы сухарей предписано было держать «в готовности в удобных местах около Алексина, Крапивны и Одоева для обращения оттоль, куда по обстоятельствам востребуется... ».

Для бесперебойного питания армии мясом в период наступления было принято решение из имеющегося на убой скота заготовить солонину. Она была уложена в бочки или чаны, чтобы было удобно перевозить. В связи с увеличением конного состава в армии возникли проблемы с обеспечением фуражом и созданием его запаса для дальнейших действий. Обращаясь к губернаторам Калужской, Тульской, Рязанской губерний, Кутузов как главнокомандующий большой действующей армией распорядился собрать по сто тысяч пудов сена и на обывательских подводах доставить его к армии. К сбору привлекались все слои населения. В Тульской губернии 100 тыс. пудов распределялись так: 70 тыс. пудов выставляли дворяне, а 30 тыс. пудов купечество и мещане. Эти мероприятия хотя и не сняли проблему обеспечения фуражом, но существенно улучшили положение дел.

К началу наступательных действий были созданы необходимые войсковые запасы. По рапорту полевого генерал-провиантмейстера на 5 октября войска армии обеспечены по 9 октября включительно, то есть на четверо суток. Сверх этого в вагенбурге имелось: 30 тыс. пудов сухарей и до 8 тыс. четвертей круп, на обывательских подводах: сухарей до 10 тыс. пудов и овса до 20 тыс. четвертей. Этого провианта достаточно для питания 120 тыс. человек по 25 октября, то есть на 20 суток.

Результатом проделанной в Тарутинском лагере работы стало то, что почти до Смоленска наступающая русская армия не испытывала затруднений в снабжении продовольствием. Следовавшие за ней транспорты двигались всегда с левой стороны по ее движению и имели возможность доставлять провиант и фураж даже в авангард. Но уже в Смоленске начались довольно серьезные перебои в снабжении, вследствие чего Кутузов был вынужден написать калужскому и тульскому губернаторам: «Я не нахожу слов, коими бы выразить мог, сколь величайшая польза произойти может оттого, ежели пожертвованный провиант беспрерывно настигать будет армию и удовлетворять потребностям для безостановочного ее продовольствия; и, напротив, не могу без величайшего прискорбия изъяснить, что медленное доставление к армии продовольствия в состоянии остановить движение армии и прекратить совершенно преследование бегущего неприятеля».

Положение действительно было трудным. Достаточно сказать, что из одной  Калужской губернии нужно было доставить в армию 100 тыс. четвертей хлеба, крупы и овса и более 100 тыс. пудов солонины. Вот почему В.С. Ланской приказал к 5 тыс. подводам из Калужской губернии добавить такое же количество подвод из Рязанской губернии и, кроме того, двинуть к армии запасы из Трубчевска и из Пскова.

Напряженное положение с продовольствием удалось несколько разрядить после того, как в Минске было захвачено значительное количество продуктов неприятеля. На Минской базе оказалось 7 060 пудов сухарей, 1 017 бочек муки, 222 четверти крупы и 4 317 четвертей овса, что дало возможность удовлетворить войска на несколько дней. Кроме того, довольно значительное количество хлеба было пожертвовано жителями Орши, Копыся и отдельных уездов Могилевской губернии. Только Могилевская губерния дала 184 тыс. пудов ржаной муки, 23 тыс. четвертей овса, 18,4 тыс. пудов говядины и 184 тыс. пудов сена.

Организация и работа провиантского департамента в период Отечественной войн 1812 г. не в полной мере соответствовала требованиям обстановки и характеру боевых действий.

Как писал в своем докладе Е.Ф. Канкрин, «что Россия... при всякой войне начинала вновь образовывать нужные части управления и необходимые заведения, дабы вести оную».

Но в общем плане для того времени обеспечение войск продовольствием и фуражом было организовано удовлетворительно. Благодаря действию войск на территории России и подчинению переведенных на военное положение губерний главнокомандующему большой действующей армией, имелись возможности заранее планировать сбор и доставку продовольствия и фуража в приграничные с театром военных действий пункты. Эти мероприятия позволяли обеспечивать даже войска, действующие в авангардах.

Следующим направлением деятельности органов тылового обеспечения автор рассмотрел снабжение материальными средствами вещевого имущества большой действующей армии в рассматриваемый период, которое организовывалось комиссариатским департаментом военного министерства. Действующая армия была обеспечена согласно нормам, кроме этого за счет снабжения следующего, 1813 года было дополнительно выдано по одной паре сапог.

Быстрое изменение обстановки и специфика ведения боевых действий внесли свои коррективы. Зимнее обмундирование военнослужащих хранилось на складах в пунктах постоянной дислокации полков. Результатом этого непродуманного решения была потеря большей части зимнего имущества и дополнительные проблемы для командования русской армии в период осенне-зимнего сезона - одеть солдат и офицеров. Вместе с тем в обозах полков скапливалось определенное количество запасного оружия и амуничных вещей от раненых и убитых солдат. Эти вещи существенно отягощали обоз и сковывали действия войск при ведении ими арьергардных боев. Ситуация потребовала решения на государственном уровне. В указе управляющему военного министерства от 13 августа господину генерал-лейтенанту князю А.И. Горчакову, император писал: «...по беспрерывному ныне движению полков легко может, что оставляемые от убитых людей смертью и другими случаями амуниция, как то: ружья, сумы с перевязями, тесаки с портупеями и ранцы с малерками делают самими полками отношение и даже, наверное, полагать можно, что большая часть оной отправлена от них в госпиталя и другие места позади действующей армии; поэтому нужным нахожу предписать вам. Дабы вы отправили во все сии различные места нарочных чиновников для собрания всей излишествующей амуниции и отправления оной в Москву...» В дальнейшем, организуя эвакуацию имущества со складов в Москве, часть была утрачена. Об этом свидетельствуют документы официального расследования, продолжавшегося до 1817 года.

Кроме вопросов обеспечения действующей армии на комиссариатский департамент были возложены функции снабжения войск внутри империи при формировании резервов. Формирование резервов началось с августа 1812 года. Для их обеспечения были задействованы резервы, созданные до войны.

Специфика медицинского обеспечения армии определяется своеобразием задач, возникающих перед военно-медицинской службой, главным образом во время войны, когда имеет место массовость поражений среди личного состава действующих войск, а условия боевой обстановки крайне осложняют лечение раненых и больных, затрудняют работу полевых лечебных учреждений, действующих нередко в зоне непосредственной огневой опасности и часто перемещаемых. Необходимость транспортировать подавляющее большинство раненых и больных из района боевых действий в тыл вынуждает расчленять лечебный процесс между отдельными этапами медицинской эвакуации. Особенности военно-походной жизни войск, а нередко и неизбежное пребывание их в районе, неблагополучном в эпидемическом отношении, определяют потребность в специальных санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятиях. Раневой процесс, как и многие заболевания, протекает на театре войны подчас весьма своеобразно вследствие наличия в полевой обстановке многих внешних факторов, неблагоприятно действующих на организм раненого (больного).

Первый период войны был сложным для организации медицинского обеспечения. Все ресурсы комиссариатского ведомства для деятельности по уходу за больными заключались в некотором запасе госпитальных вещей, сосредоточенных в основном в Москве.

В каждой армии предполагалось иметь подвижные и развозные госпитали, но они формировались только в военное время. Не хватало подготовленного медицинского и комиссариатского персонала, способного организовать работу госпиталей. Отсутствовали планы устройства лечебных заведений и эвакуации больных и раненых. Всем этим пришлось заниматься полевому интендантскому управлению в самые сжатые сроки.

С началом боевых действий были сформированы развозные и подвижные госпиталя и снабжены всем необходимым. Как пишет в отчете Е.Ф. Канкрин, «отсутствие удобных и прочных повозок, опытных чиновников хозяйственного заведения, военного надзора и прислуги, они (госпитали - С.Г.) не могли быть доведены до желаемого совершенства, особливо недоставало чиновников».

 

Важнейшим этапом в организации медицинского обеспечения боевых действий явилось бородинское сражение. Предвидя большие санитарные потери, главнокомандующий предписал В. С. Ланскому Организовать питание и медицинское обслуживание раненых на путях перевозки в Москву. План медицинского обеспечения сражения исходил из предполагаемого количества потерь: ранеными - 20 тыс. человек и убитыми - 5 тыс. человек. Из общего числа санитарных потерь предполагалось иметь 4 тыс. тяжелораненых, которых надо было эвакуировать на подводах, и 16 тыс. человек легкораненых, способных передвигаться пешком. Фактически потерь было в 2 раза больше.

Быстрое оставление Москвы создало дополнительные проблемы с эвакуацией больных и раненых. В главном военном госпитале было сосредоточено около 30 тыс. человек, требующих транспортировки. За три дня гужевым транспортом эвакуировали 20 тыс. раненых, некоторую часть удалось разместить на 10 судах, отправляемых по реке Москве. Однако около 6 тысяч еще оставалось. Способные передвигаться пешком выбирались из столицы самостоятельно по Рязанской дороге и вынуждены были для себя добывать продукты питания у местных жителей, что приводило к определенным беспорядкам и мешало продвижению войск.

На основе проведенного исследования автор имеет возможности выявить и сформулировать основные тенденции в деятельности органов тылового обеспечения русской армии в Отечественной войне 1812 г.: оперативность, непрерывность, гибкость и сопряженность с задачами, решаемыми частями и соединениями; массирование сил и средств тылового обеспечения на главных направлениях; непоследовательность в проведении жестких мер в борьбе с кражами, махинациями и расхищения казенного имущества.

Выявлены характерные черты в рассматриваемой деятельности: предпочтение общего налога с населения продовольствием; принципиально новая система эвакуации раненых с поля боя; активная поддержка армии народными массами.

Читайте "Состояние русской армии перед войной 1812 г."   "Тыловое обеспечение французской армии перед войной 1812 г."

На главную 

Рейтинг@Mail.ru

Категория: История | Добавил: Методист (28.08.2012)
Просмотров: 1765 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[29.03.2014][Наше видео]
100 парад на Красной площади (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz