width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Первые месяцы офицерской службы | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 28.05.2017, 17:31
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

Первые месяцы офицерской службы в Соликамском танковом училище

(из книги "Моя офицерская служба" полковника Смазилкина Василия Спиридоновича (1924-1996))

10 апреля 1943 г.

Вот уже несколько дней, как мы находимся в деревне Анненково в 60 км от Ульяновска. В ожидании приказа наркома нас послали заготавливать дрова. Команда наша из 50-ти человек, я – старший, расквартировались по дома. На работу ходим в ближайший лес, дневная норма – 3 кубометра, работаем попарно. Начало работы в 8 утра, часов в 15.00 уже возвращаемся в деревню и все остальное время – наше! Свобода, природа, весна! Жизнь чудесна! Вечерами собирается молодежь – песни под гармонь, частушки, танцы…как до войны! Повезло нам перед убытием на фронт. 

17 апреля 1943 г.

Пилим дрова в лесу, работа легкая, приятная. Скоро поедем на фронт, думаю, что в середине лета будем участвовать в боях. Сейчас на фронте «ничего существенного», но, понятно, что предстоят крупнейшие сражения, кровопролитные бои. Теперь уже стало ясно, что война в современных условиях за год не кончается, ошибся И.В. Сталин и вместе с ним – все мы. О фронте, конечно, думаю, но думы эти не тревожные, а обычные, нас учили для фронта и теперь пора выполнить свой долг. 

28 апреля 1943 г.

Работа-отдых в Анненково заканчивается. 25 апреля здесь праздновали пасху. Запомнилось удивительное сочетание красок – зеленые мундиры, разноцветные платки, платья, каким-то сказочным хороводом кружилось это все по деревне. Жаль расставаться с деревней, но мы уходим, впереди нас ждут ответственность, долг, возможность проявить свое воинской умение, смелость, отвагу. 

1 мая 1943 г.

Вчера нам зачитали приказ Народного Комиссара Обороны о присвоении офицерского звания. Церемония была торжественной, было выстроено все училище, вынесли Знамя, играл оркестр, кричали «Ура», радовались. Да, теперь мы – лейтенанты, офицеры! После вручения офицерских погон торжественно вручали дипломы Отличников. Генерал Кошуба произнес речь об отличниках. Вручая каждому отличнику диплом, он обнимал и целовал его. Удостоился этой чести и я. Затем был выпускной вечер – концерт, праздничный ужин, сравнительно обильный. В перерывах мы подходили к своим офицерам-воспитателям – подполковнику Коробейникову, лейтенанту Петренко, Поднибякину, к преподавателям, благодарили за ум-разум, после окончания бродили по городу, гуляли по Венцу, по Гончаровской, спускались к Волге. 

7 мая 1943 г.

Шестьдесят наших товарищей получили назначение в Казань и уплыли туда по Волге. Там, пройдя переподготовку, получат американские танки и отправятся на фронт. Жду и я своего назначения, не хотелось бы воевать на американских и английских танках. Их у нас называют БМ-4 – братская могила на четверых членов экипажа. Броня у них слабая, вооружение хуже нашего, немцы их не боятся. Лучше наших КВ и Т-34 – нет в мире танков.

Хотя мы уже офицеры, но психология у нас еще солдатская. Например, останавливая попутку, лезешь в кузов по-солдатски, хотя видишь, что в кабине только водитель. Встретив офицера на улице – вытягиваешься, как солдат. Да, и внешне на офицеров мы еще не похожи, у нас новое полевое обмундирование, совершенно не отличающееся от солдатского, сидит мешковато, не подогнано, ремни солдатские, разница только в погонах 

21 мая 1943 г.

Наконец, я получил назначение в Соликамск на Урал. Это хорошо, значит, получим наши танки! Большинство выпускников уезжает именно на Урал в учебные танковые бригады, получают экипажи, танки, проходят боевое сколачивание и только после этого едут на фронт. Правда, уезжали выпускники в Челябинск, Нижний Тагил, а мы -  в Соликамск. Поплыли на пароходе, разместились в каютах, по-офицерски. Мы с Алешей Гужва обосновались в 2-х местной каюте 2-го класса. Прежде я никогда не плавал на пароходе, все мне было ново – уют, чистота, радио, вечером собирались в салон-каюте. Там было пианино, один из пассажиров умел хорошо играть на нем, слушали, потом разговаривали, играли в домино. Эта поездка очень отличалась от поездной сутолоки. В нашей каюте мягкие диваны, умывальник с холодной и горячей водой, зеркало, на окне шторы, окно можно открывать. Полный комфорт, которого я раньше никогда не видел. Вот только с питанием слабовато – голодновато. Ничего, не впервые. 

31 мая 1943 г.

Прибыли в Соликамск ночью 28 мая, переночевали в казарме с клопами, а утром 29-го пошли представляться начальству. Принял нас начальник танкового училища полковник Федоров. Он рассказал нам, что танковое училище только начало свое формирование, создается на базе учебной части, которая готовила для фронта водителей аэросаней. Танковое училище будет готовить офицеров-механиков-водителей тяжелых самоходноартиллерийских установок СУ-152. Училище еще не укомплектовано офицерским составом, нет учебно-материальной базы: полигонов, стрельбищ, танкодрома, оборудованных классов. Нет еще и боевых машин, на которых должны учиться курсанты. Не хватает также казарменного фонда. Трудностей и работы впереди много, а сроки очень сжатые. К первому июля училище должно начать учебный процесс, то есть на все про все месяц… Для молодых офицеров общежития нет, придется устраиваться на частных квартирах в городе. В заключение сказал: « Все вы – выпускники Ульяновского танкового училища закончили обучение с отличием. Каждого из вас поименно рассматривали и обсуждали в бронетанковом управлении, вам доверена почетная и ответственная задача – готовить кадры танкистов для фронта. Мы надеемся на вас и верим, что вы справитесь с возложенной на вас задачей. Я спросил: «А как же быть с фронтом? Мы готовились получить танки, сформировать экипажи и ехать на фронт. Почти никто из нас не имеет боевого опыта». Начальник училища вздохнул и ответил: «Каждый должен выполнять свой патриотический долг там, где прикажет ему Родина. Вас назначили сюда, выполняйте свой долг здесь. Это приказ главнокомандующего бронетанковых войск РККА. И приказы не обсуждаются. Для получения боевого опыта будем направлять вас поочередно на двухмесячную стажировку в действующую армию. Но это будет специальный план, согласованный с бронетанковым управлением».

 

 

После приема у начальника пошли знакомиться с городом. Соликамск – старинный русский город, расположен на севере Урала в тайге. В центре есть 2-х, 3-х этажные каменные здания, остальные дома – деревянные. Много церквей, два кинотеатра, есть парк культуры, 5-6 крупных предприятий союзного значения, тротуары улиц вымощены досками. В городе проживают 40-50 тысяч человек. Народ здесь суровый, неразговорчивый, много людей из бывших ссыльных. 

Придется начинать свою офицерскую службу здесь, на северном Урале, в тайге. Собирались, готовились для фронта, а угодили в глубокий тыл – в тайгу. Разговор о фронте пока беспредметен. Приказ есть приказ! Однако и здесь служба предстоит нелегкая. 

3 июня 1943 г.

Нас уже распределили по подразделениям. Я, Алексей Гужва, Коля Воронцов назначены в третий батальон. Кроме нас в батальон прибыли молодые лейтенанты из Пушкинского (Рыбинского) танкового училища, тоже окончившие училище с отличием. В Соликамск прибыли выпускники и из других училищ. В нашем батальоне будут четыре курсантские роты. Командование батальона и офицерский состав рот, старшины рот уже есть. Ежедневно по шесть часов занимаемся командирской учебой, два часа работаем по указанию командиров рот – делаем пособия по огневой подготовке, составляем расписания, графики, учебную документацию, готовим журналы. На командирской подготовке занимаемся огневой, уставами, строевой и физической подготовкой. Все занятия – методические. Занятия проводят как командиры рот, так и каждый из нас, молодых лейтенантов. Ведущий занятие показывает, как надо проводить урок по данной теме. Мы сами и в роли обучаемых, и в роли участников обсуждения. После каждого занятия делается разбор, каждый высказывает свое мнение, делает замечания, критикует или одобряет руководителя занятия. Таким образом, вырабатывается единство взглядов на методику проведения занятия.

В Ульяновском училище у нас не было методических занятий, ведь мы готовились для фронта – воевать, а не обучать. Естественно, что навыков обучения у нас не было, поэтому и были организованы эти методические занятия.

Жить устроились на частных квартирах, мы с Алексеем живем у одинокой женщины, которая работает в госпитале, часто там дежурит, так что она нас не стесняет. Питаемся в гарнизонной столовой, живем опять впроголодь. Купить что-либо из продуктов невозможно. 

14 июня 1943 г.

Личного состава еще нет, поэтому методическая учеба остается основной нашей задачей. Несколько слов об офицерах батальона. Командир нашего 3-го курсантского батальона – майор Городко Иван Леонтьевич, человек среднего роста, худой, смуглый, загорелый. Лицо суровое, густые черные брови, ястребиный нос, черные пронизывающие глаза, уголки плотно сжатых губ сдвинуты в волевую складку. В целом, вид грозный, всегда хмур и сердит. Говорит басом, фразы короткие, категоричные. С нами, молодыми, пока общается мало. Сейчас у него другие, более важные заботы. Заместитель по политической части – майор Бурмистров, интересный, симпатичный мужчина, спокойный, учтивый, держится скромно и незаметно.

Командир 9-й роты - старший лейтенант Пилипенко – высокий, стройный, энергичный. Между собой мы его называем Марком Бернесом и, действительно, он очень похож на популярного певца. Он по натуре лидер, самоуверен. Командир 10-й роты старший лейтенант Слесов – мой командир. Высокий, плечистый, красивый. Держится просто, но глаза с хитринкой, улыбка ироническая. Командир 11-ой роты старший лейтенант Шаварин, он полноват, слегка заикается, но командир строгий, хотя очень компанейский человек. Командир 12-ой роты – лейтенант Голованов, огромный здоровяк, речь у него нечеткая, не все буквы выговаривает, если говорит быстро, то ничего не понимаешь. Недавно ему присвоили звание «лейтенант», служит давно, очень исполнителен, как говорят, «старый служака». Кроме нас, ульяновцев, в батальоне много лейтенантов из Пушкинского танкового училища (Рыбинского - эвакуированного в г. Рыбинск). Большинство пушкинцев тоже не имеют боевого опыта. 

5 июля 1943 г. 

Прибыли солдаты, сформировали их в роты, взводы, отделения. Занятия начались с 25 июня, т.е. раньше, чем планировалась -   первого июля. И в этом, конечно, заслуга начальника училища полковника Федорова Федора Федоровича, участника войны в Испании, бывшего командира 5-ой танковой дивизии.

Я назначен командиром  4-го взвода 10 роты. Курсанты разного возраста, большинство прибыло с фронта, все старше меня. «Прошли огонь, воды и медные трубы», имеют жизненный и боевой опыт, свою точку зрения. Мне, 19-летнему юнцу, работать с ними и легко, и сложно. Легко в том смысле, что азам военного дела они обучены, знают уставы, воинские порядки, понимают мою молодость и неопытность. Перед начальством стараются не подвести меня. Сложно в том, что приказы мои выполнять не торопятся, кто-нибудь да скажет: «Командуют тут желторотые…Пороха еще не нюхали… Послужи с наше, тогда и командуй». Очень трудно их в чем-то убедить на занятиях, нужно много усилий и доказательств, чтобы то или иное положение утвердилось в их сознании. Мы, будучи необстрелянными курсантами в Ульяновской училище, впитывали все знания, как губка, внимали восторженно и верили в правильность того, что изучали. Эти курсанты – люди, побывавшие на фронте в разных ситуациях, хотели убедиться, проверить, так ли это в действительности. Однако быстро я нашел к ним подход. У всех моих курсантов образование было 5-7 классов, то есть образование очень слабое. Но так уж устроен человек, что он все равно тянется к новым знаниям, мыслям, открытиям. Я стал более тщательно готовиться к занятиям, особенно по таким вопросам, которые тяжелы для усвоения курсантами – оптика, прицелы, баллистика и кроме обязательного материала, разыскиваю какие-то новинки.  В часы самоподготовки занимаюсь со слабоуспевающими, растолковываю, доказываю. Вечерами беседую с курсантам «обо всем и ни о чем», рассказываю им о битвах прошлого, великих полководцах Суворове, Кутузове, Румянцеве, Наполеоне, об интересных фактах из жизни Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина и других революционеров, о новинках боевой техники, вооружения. Однажды рассказал им о Софье Перовской – очень удивились ее мужеству, решимости, героизму. Курсантам нравятся эти беседы. Думаю, дело у нас пойдет. В основном, мои курсанты народ хороший, но трудный. Уже сейчас вижу, что не все хотят учиться на офицеров. Буду разбираться. Зададут они мне работы! 

 

 

12 июля 1943 г.

Страшно похудел, таким худым себя и не помню. Питание слабое, работать приходится много. Сплю мало – не высыпаюсь. Весь в работе – дыхнуть некогда. Из дома давно нет писем, переживаю.

Письмо в Эртиль из Соликамска.

«Здравствуйте, дорогие мои! Наконец, получил от вас письмо от 16 июня. То, что все вы живы и здоровы, самая большая радость для меня. Очень обрадовало, что родственники из Пушкина живы. Сколько им пришлось пережить! Написал им письмо и отправил 100 рублей. Сам я жив и здоров. Работа у меня трудная, опыта нет, до всего приходится доходить своим умом, достал кое-какую литературу о воспитании. Сильное впечатление оставляют статьи М.И. Калинина о коммунистическом воспитании. Очень полно, обстоятельно он рассматривает принципы и методы советского коммунистического воспитания. Сделал себе много выписок. Кое-какие статьи прочитал у А.С. Макаренко, кое-что у царского генерала Драгомилова, ценных мыслей много, все это надо осмыслить и умело, с толком применять.

Сейчас у нас очень жарко, а ходить приходится  застегнутым на все пуговицы, нельзя ослабить ни ворот, ни ремень. Постираться никак не могу – и обмундирование, и белье только по одной паре. Кормят неплохо, но паек очень маленький, а купить что-либо невозможно – страшно дорого. Болеть ничем не болею, здоровье у меня крепкое, недавно был кросс на 3 км – прибежал одним из первых. Но сильно похудел. Вы выслали мне 200 рублей, зачем? На них я могу купить только 1 кг хлеба. Здесь ужасная дороговизна. Хотелось бы прикупить картошки до нового урожая, но это невозможно. Так что деньгами мне помогать не нужно, такая помощь обременительна и тяжела для вас. Буду очень рад, если вы сможете прислать кое-какие продукты. Посылкой посылать нельзя – продуктовые посылки не доходят. Надо послать багажом по железной дороге, а квитанцию выслать мне заказным письмом. Я вышлю вам 400 рублей, это моя зарплата, купить на них ничего не могу. А продуктовый багаж выручит меня. Родные мои, неудобно просить вас о помощи, но, если сможете, выручите. Здесь крайний север, район промышленный, места в сельскохозяйственном отношении небогатые. Пайка не хватает. Мне уже даже не верится, что когда-то я ел домашний борщ, гречневую кашу, сколько хотел. Как давно это было… Не обижайтесь на это письмо. Целую вас крепко. Василий. 

14 июля 1943 г.

Только начали учебный процесс и уже реорганизация. В ротах было по пять взводов, теперь сделали по четыре, расформировав один и распределив курсантов по другим взводам. Не хватает лейтенантов на все взводы. В нашей роте расформировали мой взвод! Меня перевели в 9 роту в 4 взвод. Меня это ужасно расстроило. Почему именно мой взвод? Я старался изо всех сил справиться с первыми трудностями и быть хорошим командиром взвода. Или я не понравился командиру роты старшему лейтенанту Слесову, не поверил в меня, а моих стараний не заметил? Он никогда не ругал меня, слова плохого про меня не сказал. Я очень уязвлен. Придет время и Слесов пожалеет, что отказался от меня. Обидно, но молчу. Для себя делаю выводы, что допустил какие-то промахи, хотя никто мне об этом не сказал. Этот урок службы забыть нельзя! 

15 августа 1943 г. 

На фронтах произошел коренной перелом. Красная армия наступает практически на всем советско-германском фронте. Взяты Орел, Белград, на очереди Харьков. Теперь о каждой победе наших войск столица Москва торжественно салютует залпами орудий.

Училище полностью сформировалось, работает по программе. Давно уже прибыла военная техника – самоходные установки СУ-122, СУ-152, ИСУ-152. Приехали преподаватели, образовались учебные циклы: тактики, огневой подготовки, материальной части, эксплуатации и другие. Из Ульяновска прибыло десять преподавателей. Они привезли радостную весть:  Ульяновское училище преобразовано в гвардейское, награждено орденом Красной Звезды.

Соликамск значительно оживился, столько военных прибыло! Стали устраиваться танцы, вечера, концерты. Курсанты нашей роты, ребята 23-26 лет, познакомились с девушками из учительского института, ходят в выходные дни в ленинскую комнату их общежития с баяном, гитарами, играют там, поют, танцуют.

17 июля я принял свой новый – четвертый взвод в 9-ой роте. Командир роты старший лейтенант Пилипенко принял меня хорошо, дружески побеседовал, представил офицерам, роте, взводу. Сейчас уже к новому взводу привык окончательно, курсанты хорошие. По росту большинство ребят маленького роста, человек 7 моего возраста, есть 17-18-летние. Иногда командир роты в шутку называет мой взвод: «Тимур и его команда». Всего во взводе 25 человек. Среднее образование имеют 6 человек, 8-9 классов = 7 человек, 6-7 – четверо, остальные - 5-6 классов. По возрасту: 34 года – 1 чел., 32-28лет – 3 чел, 25-23 года – 6 чел, 19-22 года – 8 человек, 17-18 лет – 7 человек. По национальности: основная часть – русских, есть украинцы и белорусы.

 

В обучении упор делаю на свою личную, тщательную подготовку, доходчивое объяснение и образцовый показ, а также максимум тренировок для обучаемых. Вечерами, в часы самоподготовки провожу работу с сержантами и отстающими. Помкомвзвода у меня сержант Саповал, командирами отделений сержанты Кауров и Петушков. Все трое уже служили в Красной армии, люди степенные, хорошо мне помогают. В воспитании придерживаюсь таких методов: в первую очередь работа с сержантами, требовательность к ним, за все нарушения спрос с них. Во-вторых, упор на строжайший внутренний порядок и выполнение распорядка дня. Уже добился лучшей в роте заправки коек, порядка в тумбочках. Командир роты сразу же заметил это и ставит взвод в пример. В-третьих, постоянно работаю с комсомольской организацией взвода. Недостатки отдельных курсантов в учебе и дисциплине обязательно разбираем на собраниях взвода, стыдим, критикуем неуспевающих и провинившихся. Чувствую, что сдвиги уже есть. Курсанты втягиваются в училищные порядки, стали ответственней относиться к учебе. Взвод сплачивается. Но работать надо много и много. Нужны усилия, упорство, труд. 

5 октября 1943 г.

С 28 сентября по 2 октября всей ротой находились в подвижном лагере. Целыми днями наши курсанты занимались в поле, лесу – отрабатывали вопросы тактики, военной топографии, радиосвязи, других предметов. Ночевали в сложенных самим шалашах, пищу готовили сами. В ходе занятий заходили в деревни, жители встречали нас приветливо. Стариков изумила новая форма с погонами: «Ну, точь в точь  как тогда была», рассматривали, щупали ткань: «Материал раньше лучше был»… В одной большой деревне командир решил заночевать всей ротой по домам (в шалашах осенью было очень холодно) и вечером дать жителям концерт. Надо отметить, что наша рота уже славится в училище своей самодеятельностью, в роте нашлось много плясунов, певцов, баянистов, гитаристов, есть даже акробаты и фокусник.

В деревне нашлись гармонь и балалайки. Концерт состоялся под открытым небом, собралось все село. Сначала выступил хор, спели несколько революционных, советских песен, русскую народную песню и две строевых. Выступил чтец ср стихами и рассказом деда Щукаря из «Поднятой целины». Сильное впечатление произвел наш тенор Володя Урматский. Большим успехом пользовались плясуны, акробаты. Наступила темнота, но концерт продолжался. После концерта устроили танцы, курсанты танцевали с таежными девушками, а офицеров пригласил в гости председатель колхоза. Хозяйка угостила брагой и рассыпчатой вареной картошкой.

24 сентября я получил багаж из дома. В нем оказалось целое богатство, о котором я тогда и не мог мечтать: сахар, пшено, сало, сухари и даже мед. Бесконечно благодарен родителям. Вечером на квартире устроили пир вместе с Алексеем Гужвой и хозяйкой. 

15 октября 1943 г.

Снял новую квартиру, вернее комнату, рядом с казармой нашей роты. Это очень удобно, ведь часто по долгу службы приходится приходить в казарму на подъем и отбой. Хозяйка домика Семейкина Мария Григорьевна, 50-ти лет, она – вдова, у нее дочь Валя – школьница, учится в седьмом классе. Мария Григорьевна – женщина удивительно прекрасной души – добрая, обходительная, буквально насквозь светится чуткостью, добротой, лаской. В доме всегда порядок и натоплено. Я чувствую себя у них, как дома.

На службе дела идут хорошо. Вникаю все глубже в особенности офицерских обязанностей, приглядываюсь к старшим, их методам и стилю работы, изучаю своих подчиненных, читаю нужную литературу. Часто хожу со взводом в караул на сутки. Есть во взводе курсант Соколов 1926 года рождения из интеллигентной семьи, домашний, к трудностям службы никак не приспособится – забывчивый, растерянный, вялый. Обратил внимание, что руки у него всегда грязные, а уши… Приказал помыться и доложить. Прохожу мимо, вижу, что он трет уши тряпкой, смоченной в бензине… Стал разбираться. Оказывается, Соколов очень боится холода и студеной воды, которой умываются курсанты на улице в холод. Вот он и не умывался… Тяжело ему будет на фронте в тяжких испытаниях, но за время учебы постараемся его закалить, перевоспитать. 

20 октября 1943 г.

С первых дней моего пребывания в Соликамском училище на меня произвел сильное впечатлении наш командир батальона майор Городко Иван Леонтьевич.

Все в нем необычно – и характер, и методы работы, образ действий и поведения. Непростой он человек и быстро его понять, узнать невозможно. Есть люди, характер которых узнается сразу, потому что они  похожи на других. Майор Городко – яркая, сложная и противоречивая личность. Каждый раз он какой-то новый. В нем внутри клокочет вулкан энергии, чувств, которые он скрывает. Несмотря на сдержанность, молчаливость, «вулкан» нет-нет и проснется. Он гневен, мечет молнии, грохочет громом, как разгневанный Зевс. Но, если он улыбается, то улыбка обаятельная, добрая, открытая озаряет всех светлым чувством. Говорит всегда медленно, четко, процеживая слова сквозь зубы. Голос басистый, резкий, любит слова со звуком «р». Часто употребляет неожиданные, яркие, образные слова и выражения. Например, «У Вас нестроевая стрижка», «Стоите Вы, как беременная кобыла на льду», «Лепечете, как перепуганный ребенок», «Вы не командир, а мокрая курица», «Что Вы тут загибаете, что рассказываете про белого бычка», «У вас борода по колено, а все прикидываетесь несмышленышем»… Образно, убийственно, запоминающее. После таких оценок не захочешь лепетать и быть похожим на мокрую курицу. Походка у комбата легкая, пружинистая, руки обычно заложены назад, ладони в рукава наперекрест, грудь расправлена, плечи развернуты, голова приподнята. Весь вид комбата – властный, гордый, независимый. Исключительно тверд характером, смел. Признает только одного начальника - начальника училища. Самостоятелен в своих действиях и решениях, на начальство не оглядывается, не ждет указаний сверху. Самоуверен, знает себе цену, умеет поддерживать свое достоинство. Строг, требователен и даже придирчив к подчиненным. Честен и справедлив, принципиален. Хорошо разбирается в людях, хороший организатор. Любит «наводить порядки», «делать революцию» в дисциплине, внутреннем порядке подразделений, выполнении распорядка и т.п. Скучает, когда везде порядок, учебный процесс идет хорошо и нет надобности в «революциях». Влюблен в военное дело, курсантов любит больше, чем офицеров. Для них он – отец родной, любит с ними беседовать, пошутить.  Однако, к курсантам тоже требователен и взыскателен. Курсанты тоже любят Городка, боятся его гнева, но уважают.  Есть какая-то магнетическая внутренняя сила у этого человека. К офицерам майор суше, держит всех нас «в черном теле» на почтительном расстоянии. Взаимоотношения с нами только официальные. Но учит «уму-разуму», проверяет нашу работу, делает «разносы». Устраивает показные занятия, совещания, проводит зачеты по уставам, строевой подготовке. В воинском воспитании упор делает на старшин и сержантов. Он им доверяет больше, чем молодым лейтенантам. Часто их собирает, занимается с ними, «жучит», делает разборы, заботится о них, создает определенные привилегии перед курсантами (чаще и дольше увольнение, лучшее обмундирование, отдельные столы в столовой).

Меня командир батальона заметил, раза два осторожно похвалил за усердие. А заслужить его одобрение чрезвычайно тяжело.

Вместе со мной трудятся «в поте лица» многие однокашники- ульяновцы. Несколько слов о них.

 Алексей Самсонович Гужва. Это мой курсантский товарищ, рядом спали, вместе делили трудности курсантской жизни. Среднего роста, худощавый, но крепкий юноша, симпатичный, привлекательный с выразительными карими глазами. Голос тихий, тягучий. Алексей исключительно спокоен, скромен, молчалив, умен, наблюдателен, честен, справедлив. Проявляет хорошие организаторские способности, находчивость. Вдумчивый, размышляющий, от ступеньки к ступеньке поднимается к опыту военного обучения и воспитания.

Бударин Петр Васильевич. Высокий стройный брюнет. Очень симпатичный, даже красивый. Лицо с правильными чертами, большими карими глазами, густыми черными бровями, пухлыми выразительными губами. Походка порывистая, стремительная. Петр всегда в движении, темпераментен. Внешне кажется, что он очень спокойный – мимика лица малоподвижна. Но это не так.  Простой, открытый, добродушный парень с широкой  русской душой. Тут и ясный сообразительный ум, временами бесшабашность или заматерелая лень. Способен, талантлив, но ленив. Любит хорошо одеться, поесть, иногда щедро кутнуть. Особенно Петр неравнодушен к женщинам. Это его страсть и слабость. Мечтателен, восторжен, пишет хорошие стихи. При всем этом к службе относится добросовестно, исполнителен. Есть творческая жилка, но недостаточно требователен, настойчив, непоследователен.

Воронцов Николай Константинович. Высокий плотный белокурый красавец. Лицо чистое, белорозовое, всегда улыбается. Одет щеголем,  ходит важно, вид внушительный. Голос басистый, говорит всегда с усмешкой, грубовато, иронично. К подчиненным требователен, но грубоват,  часто несправедлив. Любит подражать начальникам в их манерах поведения. Конечно, больше всех подражает майору Городко. Службу любит, исполнителен, напорист, знергичен. 

Предыдущая подстраница "Весна 1943 года"

Продолжение читайте на следующей подстранице "Практика на Челябинском тракторном заводе" 

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи). Перепечатка (копирование) материалов сайта запрещена. Для интернет-ресурсов - без ограничений при обязательном условии: активная ссылка с указанием наименования сайта и автора.


Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru


Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[29.03.2014][Наше видео]
100 парад на Красной площади (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz