width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Колонны идут на север | Регистрация | Вход
 
Пятница, 21.07.2017, 23:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

 

Вырезка из газеты «Правда», февраль 1989 г.

В снегах Саланга

Корреспонденты «Правды» передают из Афганистана

 

 

 

Сложная, противоречивая обстановка в Афганистане в эти Дни еще больше обострилась. На южном склоне Саланга советским подразделениям — наземным и воздушным — пришлось вступить а бой. А ведь близится срок, когда на афганской земле не останется ни одного нашего солдата.

ПРЕДСТАВЛЯЕМ себе подполковника А. Чесакова  в комнатке дощатого модуля близ кандагарского аэродрома. Снова, как и в августе 1988-го, заваривает он к полуночи крепкий чай, вскрывает ножом жестяную банку из пайкового припаса. В руках Чесакова и его товарищей по оперативной группе штаба ОКСВ пульсировал тогда, в августе, обнаженный нерв назначенного на утро вывода из Кандагара советских частей.

Сегодня, как и вчера, как, прочем и завтра, подполковник Чесаков вместе со своими коллегами и начальниками решает и будет решать быстротечную сложнейшую задачу: вести операцию по снабжению блокированного отрядами вооруженной оппозиции афганского 2-го армейского корпуса генерала Улюми.

Снова наши в Кандагаре? Разве не «ушел» этот город из советских армейских сводок мучительно жарким августом прошлого года?

Да, из наших сводок ушел. Несколько месяцев не было в этом городе ни одного советского солдата. Сейчас их там немногим более сотни: обслуживают средства связи и систему управления воздушными перевозками, охраняют аэродром. Четвертые сутки безостановочно действует воздушный мост. Он проложен с территории СССР и с западного афганского аэродрома Шинланд. Доставлено около тысячи тонн грузов. Перевезут еще почти втрое больше.

В афганских - же сводках кандагарсквй мотив обязателен. Там не прекращаются тяжелые бои — в этом смысле ситуация стабильна.

Главная проблема корпуса — блокада. Для того, чтобы сейчас подвезти в Кандагар припасы, как об этом просят афганские друзья, пришлось бы проводить широко-масштабную наземную операцию. А это повлекло бы потери. В том числе, как ни старайся, и среди мирного населения. Такие планы, впрочем, были. Но, насколько нам известно, они встретили категорические возражения. Принято иное решение — не бросая в бой советских солдат, навести туда воздушный мост.

Тяжесть операции легла на плечи летчиков военно-транспортной авиации. Только пилот, пожалуй, может понять, что это такое — ночные полеты на тяжелом, нагруженном до предела корабле, посадки без огней, без прожекторов на обожженную «эрэсами» кандагарскую полосу.

Подполковник Виктор Царалов знает это отлично, работа для него — обыкновенная. На утренней морозной бетонке аэродрома постоянного базирования авиаторов-транспортников Царалов рассказывал нам о Кандагаре:

- Садимся, не выключая движков. На разгрузку — минуты. Взлетаем — два душманских «эрэса» шлепаются с правого борта невдалеке...

В тот день, рассказали нам в штабе ОКСВ, по аэродрому «духи» выпустили 47 ракет. Жертв не было. Поврежден лишь санитарный АН-26.

- Посложнее было первой тройке «АН-двенадцатых», — продолжает подполковник, — 21 января высаживали группу Чесакова. Не было связи, диспетчеров, информации о погоде...

Идет семнадцатый месяц службы этого уставшего после работы в Афганистане человека. Кроме тяжести груза на борту, за плечами Царалова и его товарищей — тяжесть житейских проблем: у многих трудности с жильем там, в Союзе, у кого-то больные дети, неотлаженный быт.

Нет суперменов без страха и упрека среди тех, кто вершит сейчас в афганском небе ночной полет. Тем значительнее, нравственно весомее их миссия, несущих на своих АН-12 припасы корпусу Улюми. Тем ответственнее нравственная ноша тех, кто рассчитывает: надо ли вообще и сколько еще надо припасов кандагарскому корпусу в дополнение к тому, чем он располагает сейчас. Ибо, не скроем, есть и такая точка зрения: корпус Улюми располагает всем необходимым, чтобы выстоять и бороться... Заметим попутно и в адрес тех, кто уже разносит в эфире ложь о будто бы нарушенных Советским Союзом в этой ситуации женевских договоренностях: они не воспрещают возвращение по необходимости наших солдат из состава ОКСВ в те места, откуда они ушли. Это не противоречит соглашениям. А вот прилично ли наводить по этому поводу тень на плетень апологетам тех, кто сам палец о палец не ударил для выполнения договоренностей и лишь срывает их реализацию?

НА ЮЖНОМ, заваленном снегами склоне Саланга завихрилась вьюга боев. Уже перевал миновали, успели пройти без единого выстрела колонны армейских тылов, вышли к Ташкургану, к Хайратону. Уже виден тот желанный мост через речку, который весной и летом минувшего года был, казалось, усыпан цветами, где с напряжением всматривались друг в друга те из нас, советских, кто сидел на головной знаменной броне выходивших на родину войск, и те, кто встречал их на высоком берегу близ Термеза.

Близка Амударья. Но притормозили тылы. Вступили в бой заставы и блоки вдоль трассы через Саланг.

Вооруженные отряды группировки Ахмад Шаха Масуда давно вышли в районы вдоль трассы. Против coветских застав и постов ахмадшаховцы не предпринимали в последнее время враждебных действий. Однако нападали на афганские транспортные колонны, расправлялись с водителями. Западное радио сообщило на днях, что муджахеды собираются в ближайшее время подвезти кабульцам, испытывающим из-за их блокады трудности с продовольствием, муку.  Уж не ту-ли, которую грабительски захватывали на тpacce с государственных грузовиков? Масудовские лазутчики проникают в государственные органы, подкупают, разлагают, переманивают чиновников и функционеров. Готовят почву для борьбы за власть в Кабуле после ухода советских солдат.

Ответственные представители командования ОКСВ и советского посольства в Афганистане по согласованию с афганским правительством вступили в контакт с группировкой Масуда, предлагали приехать к нему на переговоры,  не предваряя их никакими условиями. Масуд потребовал сообщить вопросы, которые можно было бы обсудить.

Отправили и вопросы. Однако Ахмад Шах тянул время, продолжая действовать исподтишка. Ему послали предложение: возьмите под свою охрану большую часть трассы, подпишите протокол — не грабить и не стрелять! Государственная  власть снабдит вас всем необходимым. Если это неприемлемо - не препятствуйте охране дороги постами правительственных войск (пока ее охраняют советские войска). Трасса Кабул-Хайратон - не личная, а государственная  собственность. От того, как она  функционирует, зависит судьба жителей афганской столицы…

Предложение принято не было. Представляется: как только уйдут советские войска, Масуд попытается захватить дорогу, чтобы диктовать Кабулу условия. Нет никакой гарантии, что он не нанесет удар и по уходящим нашим колонам — потери от вероятного нападения могли бы быть большими.

В НАЧАЛЕ января власти предупредили местное население о необходимости уйти из районов возможных боевых действий. Часть жителей так и поступила. Но только часть. А когда афганские посты стали, сменяя наши заставы, брать под контроль трассу, отряды Ахмад Шаха Масуда встретили их огнем.

Завязываются бои. Жители окрестных кишлаков, спасаясь от огня, выходят на безопасную дорогу, ища у советских бойцов защиты. Наше командование выделило специальное подразделение, машины, одежду, продовольствие, медикаменты. Население вывозят в безопасные места.

Плата же в бою одна — жизнь. Только что, вчера вечером, узнали о подвиге начальника штаба батальона майора Юрасова.

Голос Героя, Советского Союза подполковника Валерия Востротина, доносящийся из района Саланга, в штабном кабульском телефоне едва различим сквозь помехи. Востротин рассказывает о том, как в районе кишлака Калатак разведчики его полка окружили банду местного главаря Карима. Майор Анатолий Токарев выступил парламентером: сдайте оружие и уходите!

Главарь решил прикрыться мирными жителями.

Выход был один: отсечь от них банду. Майор Олег Александрович Юрасов двинулся ей наперерез вверх по ручью. Карим открыл огонь по нему и афганской толпе на берегу. Юрасов крикнул: «Ложитесь!» -  и был сражен сам.

Страшная весть придет из Кабула в заснеженную Кострому. Там 35-летнего майора Юрасова, коммуниста, кавалера двух орденов Красной Звезды, два года прослужившего в Афганистане, ждала семья — жена Елена Ивановна, дочери Катя и Алла.

...Да, к сожалению, уход последних наших частей из Афганистана осложняется боями. Мы - журналисты, не стратеги. Мы лишь за то, чтобы задачи тактические не мешали заглядывать в будущее взаимоотношений с соседней страной.

Еще немного, еще чуть-чуть осталось, нашим парням на этой горячей земле. Последний бой - он трудный самый...

В. ИЗГАРШЕВ, В. ОКУЛОВ.

г. Кабул, 25

 

* * * 

 

Вырезка из газеты «Красная звезда», февраль 1989 г.

 

 

 

Колонны идут на север

Репортаж из штаба Ограниченного контингента советских войск в Афганистане

 

 

 

В эти дни штаб ограниченного контингента советских войск в Афганистане живет особенно напряженной жизнью. Все его подразделения и службы работают в режиме боевого дежурства. Ритм работы «мозгового центра» сложного армейского организма особенно хорошо ощущаешь в подразделениях боевого управления. Сюда стекается вся оперативная информация из частей и подразделений ОКСВ. Здесь уточняются детали взаимодействия с частями афганских вооруженных сил, военной авиацией и артиллерией. В штабе, конечно, есть все необходимое, чтобы в считанные секунды передать в войска срочный приказ, поддержать огнем колонну или сторожевую заставу, подвергшиеся нападению, войти в связь с любым командиром, в какой бы точке Афганистана он ни находился.

Вместе c полковником Д. Турлайсом заходим в одно из штабных помещений. Стены увешаны схемами маршрутов, крупномасштабными картами Афганистана с нанесенными «горячими точками» - базами, основными районами сосредоточения сил вооруженной оппозиции.

— Как видите, — показывает условные обозначения на карте Дайнис Антонович, практически все наши гарнизоны сейчас находятся, что называется, на колесах.

Самый сложный и опасный путь — через высокогорный перевал Саланг. Его и летом преодолеть трудно, а сейчас, когда на склонах огромный слой снега, обледенелая дорога, лавины, путь труден вдвойне. Но все же главная опасность — минные ловушки и бандитские обстрелы. Вооруженные отряды группировки Ахмад Шаха Масуда давно уже угрожают районам вдоль трассы. Не случайно поэтому марш-рут через Саланг под особым наблюдением штаба ОКСВ. Через определенные промежутки времени сюда поступают доклады начальников сторожевых застав об обстановке на дороге, скорости продвижения, немедленно  сообщаются координаты, откуда ведется обстрел, где обнаружены огневые точки...

8.25. Хвост колонны инженерно-саперных подразделений прошел Джабаль-Уссарадж. Идет по графику, обстрелов, нападений нет...

Подполковник В. Чешков, старший дежурный смены, не отрывая от уха трубку телефона, быстро отыскивает точку на маршруте колонны, ставит напротив время.

— Понял, счастливого пути! — коротко говорит он.

Маршрут этой колонны, состоящей из 97 единиц инженерной техники из Чарикара - пункта постоянной дислокации — на север, поближе к советской границе. Старший  колонны кавалер ордена Красной Звезды полковник Г. Белоус доложил: огневого противодействия нет. Отряд обеспечения движения продвигается к автомобильному туннелю, расчищает завалы и снежные лавины. Потерь среди личного состава нет.

9.03. На связи — Саланг. Старший лейтенант А. Жуков, дежурный офицер связист, вызвал по нашей просьбе командный пункт гвардейского парашютно-десантного полка. Трудно узнать знакомый голос Героя Советского Союза гвардии полковника В. Востротина. Голос глухой, простуженный.

Мы уже знаем, что 23 января в полдень у кишлака Калатак погиб начальник штаба одного из батальонов полка гвардии майор Юрасов Олег Александрович, коммунист, награжденный двумя орденами Красной Звезды.

«В тот день, — рассказывает Востротин, — разведгруппа нашего полка окружила банду во главе с Каримом. Главарь пошел на хитрость: прикрываясь мирными жителями; имитировал сдачу в плен отряда. Мятежники вышли под белым флагом, с поднятыми вверх руками. Гвардии майор Юрасов в роли парламентера вышел им навстречу. Но внезапно прогремела очередь...»

Подполковник Чешков показывает сводку потерь за вчерашний день на перевале Саланг. Четверо раненых - один офицер и три солдата. И чуть ниже — «Из района боевых действий на перевале Саланг выведено около 600 мирных жителей. Развернут палаточный городок. Налажено отопление, организовано питание, медицинская помощь пострадавшим...»

10.55. Подполковник Н. Лапшин, сверившись с графиком огневых налетов, связался с командным пунктом артиллерии и передал: «Огонь по намеченным районам (основные базы Ахмад Шаха Масуда) подтверждаю...»

Трудным был путь советского военного командования в Афганистане к решению начать боевые действия совместно, с частями афганской армии по уничтожению вооруженных отрядов Масуда. В рамках политики национального примирения с Масудом, как и с другими «полевыми командирами, представители                командования ОКСВ и советского посольства в Афганистане по согласованию с афганским правительством вступили в контакт. Речь, в частности, шла о том, чтобы отряды мятежников взяли под охрану участок дороги на южном Саланге и подписали об этом с местными властями соответствующий договор. Если этот вариант не устраивает, было предложено не препятствовать частям афганской армии укреплять сторожевые посты и заставы вдоль дороги. Оба предложения Масуд отверг, стал угрожать расправой над представителями народной власти, активизировал нападения на афганские  колонны с хлебом для населения Кабула. В этих условиях в начале января власти оповестили местное население о необходимости  покинуть районы возможных боевых действий. К сожалению, только часть жителей в районе перевала Саланг оставила свои жилища. 23 января в 6.30 утра афганская армия при поддержке  подразделений ОКСВ открыла по формированиям Ахмад Шаха огонь. В опубликованном заявлении главного командования вооруженных сил Афганистана указывается, что этo ответный  удар на злодеяния мятежников. Только за последнее время члены оппозиционных формирований сожгли 89 и остановили с целью грабежа 517 государственных и частных автомобилей, убили многих водителей и пассажиров.

11.15. Представитель оперативной группы ОКСВ, находящийся на аэродроме Кандагара, полковник А. Масленников сообщил: «На складах 7-й пехотной дивизии афганской армии четвертый час продолжают рваться боеприпасы. По предварительным данным, уничтожено более 500 тонн. Причина пожара — диверсия...»

Обстановка в провинции Кандагар, откуда в августе прошлого года ушли наши войска, была  тревожная. Части второго армейского корпуса под командованием генерал-лейтенанта Н. Улюми вели постоянные боевые действия. Многие районы, прилегающие к Кандагару, контролировались «непримиримыми», дороги, ведущие к городу, были блокированы. Город, военный гарнизон испытывали острую нужду в материальном обеспечении, в боеприпасах. Афганские друзья попросили помощи. И помощь им была оказана. По воздуху из Шинданда в Кандагар были направлены военно-транспортные самолеты с боеприпасами. Начал работать воздушный мост. Для обеспечения Кандагарского аэродрома сюда прибыла оперативная группа штаба во главе с подполковником А. Чесаковым. Охрану аэродрома вместе с афганскими воинами возглавили гвардии прапорщик Е. Кутепов, гвардии старший сержант А. Скрыга, гвардии сержант С. Лучинович... Воздушный мост, налаженный летчиками военно-транспортной авиации, действовал безотказно. А ведь аэродром систематически обстреливался, неоднократно велся огонь по заходящим на посадку самолетам. Несмотря на это, летчики ВТА за короткое время доставили сотни тонн боеприпасов. И вот – эта весть… Немалая часто из того, что доставлено с таким трудом, уничтожено пожаром.

Старший дежурный смены докладывает тревожное сообщение из Кандагара командарму генерал-лейтенанту Б. Громову. Трудный доклад...

16.30. Завершено выставление на советские сторожевые заставы и посты афганских воинов. Цель — прием и сдача сторожевых постов.

17.10. В 15 километрах северо-западнее Шинданда подрыв на фугасе боевой машины пехоты. Один человек убит, трое ранены. Фамилии уточняются...

17.35. Майор А. Зарубин, дежурный по авиации, заслушивает доклад о прибытии очередных самолетов Ил-76 из Ташкента с мукой. Спецрейсы с хлебом осуществляли военные  летчики 1-го класса майоры Г. Гришкин, А. Панфилов, А. Ушаков. Всего перевезено из Ташкента, Ферганы и Чимкента тысячи тонн муки. Вдень совершалось по 10— 15 рейсов.

18.10. Колонна саперов отрядом обеспечения движения преодолела перевал Саланг. Отставших машин нет, потерь нет...

В коротких промежутках между приемом и отработкой боевой информации мы узнаем лишь самые общие сведения об офицерах, несущих дежурство. Это люди, имеющие боевой опыт. Каждый не менее года в Афганистане, а кое-кто прибыл сюда на второй срок. Подполковник Чешков — бывший танкист. Не раз выходил с подразделениями на боевые действия, награжден орденом Красной Звезды. Подполковник Лапшин — артиллерист, прибыл из Белоруссии. все мысли сейчас, как и у многих, несущих в Афганистане службу, о семье, о доме. «Письма сыновей буквально переворачивают душу, — делится с нами Николай Александрович. - Старший — Алеша заканчивает профтехучилище. Прошел стажировку с почетной грамотой и ценным подарком. Младший — Сергей в каждом письме приглашает на свой день рождения, а он у него — 26 февраля. Вот бы успеть...»

20. 00. Мы покидаем пункт управления. На прощание старший смены знакомит нас со сводкой за прошедшие сутки. На дорогах Афганистана находится 27 советских и афганских воинских колонн. К вечеру все они достигли своих пунктов назначения либо сосредоточены в установленных местах под надежной охраной войск.

Поток войсковых колонн с каждым днем нарастает…

 

Подполковник И. ЕСЮТИН,

подполковник А. ОЛИЙНИК,

спец. корр. «Красной звезды».

Кабул, 25.

 

На снимках: подчиненные кавалера двух орденов Красной Звезды гвардии старшего лейтенанта М. Шикина покидают расположение своей заставы в горах (вверху); артиллеристы готовы тронуться в путь (справа); регулировать движение из Кабула поручено комендантской роте под командованием капитана С. Гайдука (внизу).

 

 

Фото В. ХАБАРОВА

Когда верстался номер...

...Наши специальные. корреспонденты сообщили последние данные из штаба ОКСВ: жителям афганской столицы доставлено 3.500 тонн муки, аэродром Кандагара принял 3.475 тонн боеприпасов. Воздушным эшелоном отправлено на Родину 24.443 военнослужащих. Штаб ограниченного контингента советских войск в Афганистане сменил очередной пункт своей дислокации.

 

* * * 

 

 

P.S. В этих двух статьях отмечается выпускник 4-го батальона БВОКУ 1973 г. подполковник Чесаков А., начальник оперативной группы штаба ОКСВ, на которого была возложена ответственная задача  по обеспечению Кандагарского аэродрома через воздушный мост. И сейчас, спустя, 27 лет, Александр Иванович не может разглашать секреты той операции. После ее проведения подполковник Чесаков А.И. был представлен к награждению высокого звания «Героя Советского Союза», однако… был награжден вторым орденом «Красной Звезды». Война была окончена, в стране экономический и политический кризис... популистское правительство… не до  героев было…

Ныне полковник в отставке Чесаков Александр Иванович, кавалер двух орденов «Красной Звезды», ордена «За службу Родине в ВС СССР» ведет активную военно-патриотическую работу в составе Гродненской  областной организации Общественного объединения «Белорусский Союз ветеранов войны в Афганистане».

 

05.03.2016 г.

Их архива полковника Чесакова А.И.

Статьи впервые опубликованы в Интернете, при использовании - активная ссылка на наш ресурс обязательна!   


Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[08.12.2014][Наше видео]
Герои - выпускники БВОКУ (1)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz