width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Учеба в Тбилиси, В. Высоцкий | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 22.07.2019, 03:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

 

Учеба в Бакинском ВОКУ 1963-1967 гг.

 

Подполковник В.Н. Высоцкий

 

ПОЛЕТЫ НАЯВУ

 

 

Учеба в Тбилиси 1963-1964 гг.

 

Мои полеты, как вылетевшего из гнезда, желторотого птенца, начались в Грузии. В начале сентября 1963 года наш курсантский батальон первокурсников прибыл в Тбилиси, где нас разместили, в отдельном от солдат срочной службы, здании. Располагались мы в отсеках казармы повзводно. Наша форма одежды ничем не отличалась от солдат-срочников, к нашему огорчению, даже погоны мы носили солдатские. Военный городок этой учебной дивизии, куда нас привезли, был расположен на окраине Тбилиси, вблизи железнодорожного вокзала Навтлуги. Поясню, что в этой учебной дивизии готовили младший командный состав, то есть сержантов для войск. Здесь следует сделать небольшое отступление.

Во-первых, почему Тбилиси? Зачем нас курсантов БВОКУ привезли сюда и для чего? В то время мне это было непонятно. Позднее, став уже офицером, я понял, что все это было продумано и организовано неспроста. Руководство министерства обороны понимало, для того, чтобы вырастить и подготовить настоящего офицера – командира, необходимо, будущему офицеру самому лично пройти весь непростой армейский путь, попробовать на вкус горький солдатский хлеб, чтобы потом с сознанием дела воспитывать и обучать солдат. Грубо говоря, испытать все лишения на своей шкуре. И следующей целью, вероятно, было проверить твердость и серьезность намерений курсанта – стать офицером. Это было своеобразным тестированием на стойкость и готовность к трудностям и лишениям. Как показала практика учебы на первом курсе в Тбилиси, некоторые курсанты, не выдержав и разочаровавшись, поняв, наконец, какова цена золотых погон, написали рапорта и были отчислены. Осуждать этих юношей не стоит, ибо каждый выбирает свой путь. За четыре года обучения из ста тридцати курсантов нашей роты на первом курсе окончили училище только сто. «А мы выбираем трудный путь, опасный, как военная тропа», - пел Высоцкий. Я не знаю, как был построен этот процесс в училищах других родов войск, но в 1958-1964 гг. все общевойсковые училища обучали именно по вышеописанной программе. И в этом был здравый смысл. Весь процесс обучения имел особенности: восемьдесят процентов полевых занятий и лишь двадцать процентов классных.

 

 

Курсанты были загружены буквально от подъема до отбоя. Здесь необходимо отметить, что на первом курсе командовали нами сержанты срочной службы, офицеров мы видели очень редко. Отношения между нами, курсантами и сержантами были, мягко говоря, натянутыми. Сержанты нас ненавидели, относились высокомерно и с презрением, измывались. Эти сержанты-срочники показывали нам, птенцам, будущим офицерам, почем фунт лиха, вымещая на нас всю свою злость. Особо ретивые сержанты, скуки ради, чтобы развлечься, могли раз десять давать команды: «Подъем. Отбой». По первой команде мы должны соскочить с кровати и за 45 секунд одеться. По второй команде за такое же время раздеться и улечься в постель. Если все курсанты не уложились во время, то процедура повторялась. Бывало что сержант, остановив свой взгляд на не понравившемся ему курсанте, с издевкой в голосе вопил: «Газы!». Приходилось одевать противогаз. После этого следовала команда: «Отжаться от пола 20 раз!». Остальные сержанты, лукаво посматривая, как мучается курсант, довольно смеялись. Весело, не правда ли? Спокойно разговаривать они не могли, только кричали, все свои козни прикрывали требованием устава. Ответить на грубость мы не могли, сжав зубы, терпели. Но чаша нашего терпения все-таки переполнилась. Однажды ночью, когда все спали, отчаявшиеся курсанты, не выдержав издевательств, устроили «темную» особо одиозным сержантам. Курсанты, накрыв одеялом голову ретивого сержанта, жестоко его побили. Досталось и другим «одаренным» командирам. Это было ЧП, воинское преступление. Курсантов-зачинщиков отчислили, некоторых отправили в дисциплинарный батальон (ДИСБАТ).небольшой фрагмент вечера в казарме. Все курсанты поголовно готовятся к следующему дню: чистятся, гладятся, стригутся и зубрят уставы. Вычищенные, выбритые и выглаженные курсанты, тихо бормоча под нос требования устава, строевым шагом подходят к вальяжно развалившемуся сержанту: «Товарищ сержант, разрешите обратиться», - робко лепечет курсант. – «Обращайтесь», - не меняя положения тела, цедит он. «Товарищ сержант, курсант Высоцкий к завтрашнему дню готов», - стараясь как можно бодрее, обращаюсь я. Сержант, не вставая со своего места, придирчиво и пытливо осматривая меня, глазами выискивая недостатки, зычно рычит: «Правую ногу к осмотру, левую ногу к осмотру, подворотничок к осмотру и т.д.». Не найдя внешних недостатков, он решает продолжить экзекуцию, гоняя меня по всем уставам на знание мною наизусть статей. При отрицательных результатах этих допросов, курсант, понуро опустив голову, уходит устранять недостатки. При положительных результатах курсанту разрешается идти.

Снова возвращаюсь к процессу обучения. Ежедневно проводилась физическая и строевая подготовка, на полевых занятиях тактика, топография и пр. Зима в Тбилиси не очень холодная, но при минус трех – пяти градусах, да еще с ветром, поначалу было очень и очень неприятно. На физической подготовке, пробежав около километра, ротная колонна, задорно бегущих молодцов, издали смотрелась, как паровоз, движущийся в тумане. От разгоряченных, раскрасневшихся крепких тел молодых ребят, не шел, а просто валил пар. Следует иметь ввиду, что на зарядку мы всегда, при любой погоде выбегали с голым торсом, бегали, как кони, пробежать три километра считали детской дистанцией. Физическая подготовка была на очень высоком уровне. При поступлении в училище, я подтягивался на турнике всего три раза и не мог даже делать такое упражнение, как «подъем переворотом». А в конце первого курса я сдал на третий разряд по гимнастике, а позже на второй.

Особенно тяжело давались полевые занятия. Взвод курсантов, облаченных во все мыслимое и немыслимое снаряжение (шинель, плащ накидка, противогаз, фляга и оружие с подсумком), удивляя прохожих, бежал по улицам Тбилиси на тактическое поле, что в трех километрах от казармы. «И куда несутся эти ребята», – вероятно думали местные жители. А сержант, сам налегке, все гнал и гнал нас вперед на «Дунькин пуп». Так среди курсантов называлось, расположенное на небольшой сопке, учебное тактическое поле - наша курсантская ГОЛГОФА. Главной мыслью нас, бегущих, было скорее добежать бы до сопки и отдышаться. Но не тут-то было. Сержант был неумолим и неистощим на выдумки. По прибытию к месту занятия, он издевательски задорно давал команду: «ГАЗЫ», что означало всем срочно надеть противогазы. Затем, чуть помедлив, кричит: «Противник справа, окопаться». И мы, в противогазах, еще не отдышавшись от бега, вгрызаясь в каменистый грунт малой саперной лопаткой, начинали выкапывать себе окоп для стрельбы лежа, норматив – пятнадцать минут. Весело, не правда ли, уважаемый читатель? Шесть таких часов, почти ежедневных и интенсивных веселых занятий изматывали нас очень сильно. Когда мы после полевых занятий, возвращались в казарму и сбрасывали свою, потяжелевшую от влаги, амуницию, наши уставшие тела казались просто невесомыми и воздушными. Я тогда еще не понимал, что вылетевшему из теплого и уютного гнездышка птенцу с неокрепшими крылышками, красиво и легко парить в небе, не так уж и просто.

После полевых занятий строевым шагом и с песней мы бодро шли на обед. Солдатская норма съедалась, а вернее проглатывалась мгновенно. После обеда все, у кого были деньги, стремились в чайную. Пробившись к прилавку, я обычно покупал килограмм глазированных пряников, банку сгущенки и бутылку лимонада. Все это добро съедалось минут за пять. Сгущенка выпивалась почти залпом. Молодой растущий организм при больших физических нагрузках требовал много энергии. Сейчас, уже в пожилом возрасте, я трудно себе представляю, как после обеда залпом можно выпить банку сгущенки, съесть пряники и выпить бутылку лимонада. И вот, наконец-то, насытившись в чайной, мы шли на классные занятия, где нам читались лекции по высшей математике, физике и т.д. Мы пытались воспринимать интегралы и дифференциалы, их отличие и особенности. И это после нашего полевого выхода на «ГОЛГОФУ»! Трудно было все это понять, клонило в сон. Нам ничего не оставалось, как грызть и эту науку, но уже головой, не забывая о том, как мы до обеда вгрызались в грунт саперной лопатой. Приходилось слушать лекции, изучать, вникать, выхода не было, ведь впереди нас ждали строгие экзамены.

Из общеобразовательных дисциплин мы изучали высшую математику, физику, теоретическую механику и другие предметы. Из Баку в Тбилиси приезжали преподаватели. Они начитывали лекции, проводили семинары и уезжали (так было много раз). Каждому курсанту персонально присылались контрольные работы, которые он должен исполнить и отправить в Баку. В конце года мы этим преподавателям сдавали экзамены.

Все это я пишу не для того, чтобы вызвать жалость и удивление у читателя. Вовсе нет. Я в то время не осознавал, что образно говоря, нам делали прививку, а это всегда болезненно, формировали и укрепляли наш иммунитет против будущих трудностей и лишений офицерской службы.

Сожаления о том, что решил стать офицером, никогда не было. Приходило понимание, что армейский хлеб не так уж и сладок. Догадывалась ли об этом моя мама, знали ли об этом мои близкие? Навряд ли. Хотелось бы крикнуть им из далекого Тбилиси: «Цена золотых офицерских погон – очень высока!». Во имя этого надо было терпеть, и я, стиснув зубы, как мог, терпел. В письмах домой я писал, что все нормально и хорошо. Зачем пугать родителей? Здесь, пожалуй, к месту известное изречение «сурова жизнь, коль молодость в шинели, а юность перетянута ремнем». Действительно, это так.

 

 

Мы учились в столице Грузии. Тбилиси - красивый, необычный город, расположенный по обоим берегам бурной и неудержимой, мутной Куры. На центральном проспекте им. Шота Руставели, где проводились военные парады, красовались могучие столетние платаны. На противоположном от центра Тбилиси берегу, горделиво возвышается гора Мтацминда - местная достопримечательность, которую с городом связывает фуникулер. Оттуда сверху гостеприимно открывается захватывающая панорама города и его окрестностей. С северной стороны вдалеке, в дымке просматриваются белоснежные шапки главного Кавказского хребта. Старые дворики Тбилиси, плотно обвитые виноградом и закрытые от постороннего взора, словно охраняя свою древность, молчаливы и загадочны. На узких улочках Тбилиси седовласые долгожители с добрыми глазами беззаботно играют в нарды. На вертикально отвесном берегу старой Куры непостижимым образом, словно лепные ласточкины гнезда, плотно ютятся маленькие жилые домики. Тбилиси красив своим своеобразием, добрыми и гостеприимными людьми. Этот город нельзя назвать европейским, также как и восточным. В нем какой-то особый колорит, воздух пропит запахами ароматной грузинской кухни (чахохбили, хинкали). Вкусно пахнет свежо испеченным лавашем. Тбилиси имеет свое незабываемое лицо. В нем царит атмосфера общей щедрости и, в первую очередь, человеческой. Здесь каждый готов помочь другому. Это приятно и удивительно. Говоря об особенностях и обычаях грузин, позволю немного коснуться вопроса наций вообще. В жизни нет хороших и плохих наций, а есть просто хорошие или плохие конкретные люди. Хорошие люди в Грузии мне попадались чаще. Основными чертами грузин, выгодно отличающих их от остальных, считаю, готовность к взаимопомощи, стремление помочь в беде, душевность и человечность.

Первый курс, благодаря такой насыщенной жизни, пролетел быстро. Летом начались экзамены, и эти испытания я прошел успешно. Позднее, в течение месяца была стажировка в войсках на должности командира отделения. Потом до свидания, ставший уже таким близким, Тбилиси! Город, в котором я, робко, впервые взлетел и где крепли мои крылья, где начиналась моя юность. Этот год, хотя в жизни бывало всякое, был самым тяжелым годом моей жизни. Долгожданное время отъезда в училище, наконец-то, пришло. Вечером, счастливые от того, что мы прошли сквозь все лишения и трудности, шумно погрузились в поезд и «Прощай, Тбилиси – здравствуй, Баку»!

22.12 2019 г.

Фотографии из архивов В. Высоцкого и Е. Прудиуса

Продолжение «Учеба в Баку»

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи). Перепечатка (копирование) материалов сайта запрещена. Для интернет-ресурсов при обязательном условии: активная ссылка с указанием наименования сайта и автора.

Календарь
«  Июль 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[24.08.2013][Наше видео]
40-летие 40-го выпуска в Смоленске (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2019Создать бесплатный сайт с uCoz