width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Чернобыльская командировка | Регистрация | Вход
 
Вторник, 12.12.2017, 09:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

Чернобыльская командировка

 

 

Полковник в отставке Савельев Е.В.,

выпускник БВОКУ-1974

 

Отрывок из книги об отце  «На войне и после нее:

приключения бойца – невыдуманные истории»

 

В Украине. Последние штрихи.

 

Переехав на Киевщину, в райцентр Иванков, родители не думали и не гадали, что со временем окажутся в шестидесяти километрах от эпицентра аварии на ЧАЭС. Это событие потрясло своими масштабами и последствиями не только Советский Союз, но и весь остальной мир.

Вот такое приключение (если можно так назвать эту аварию), свалилось на их голову. Выехав после аварии из Иванкова, родители вскоре вернулись обратно, решив, что для них все-таки будет лучше остаться на прежнем месте. Им сложно уже было менять налаженный и так нравившийся уклад жизни в обжитом и полюбившемся Иванкове. Время только подтвердило правильность этого решения. По счастливой случайности Иванков оказался не настолько загрязнен радиоактивными осадками, чем даже более дальние районы Украины.

В ликвидации аварии участвовала вся страна, сосредоточив для этого огромные материальные и человеческие ресурсы.

После пяти лет службы в Монголии, я с семьей — женой и сыном в июле 86-го года заменился в Кривой Рог на должность начальника штаба мотострелкового батальона и уже через месяц оказался в рядах ликвидаторов аварии на ЧАЭС, по соседству с родительским домом. Часть располагалась лагерем у села Ораное в двадцати километрах от Иванкова.

Таково было стечение обстоятельств, преподнесенное мне судьбой и офицерской жизнью. А впереди - неизвестное доселе испытание с непредсказуемыми последствиями.

Я не буду подробно останавливаться на своей Чернобыльской командировке, но из тех незабываемых впечатлений некоторыми все же поделюсь.

Першение в горле и вкус железа во рту - характерные явления близ ЧАЭС после аварии стали ощущаться уже сразу после прибытия в расположение 25-ой бригады КВО (Киевского военного округа).

3-й отдельный батальон специальной обработки, который я принял у своего предшественника, получившего предельно допустимую дозу облучения (на тот период - 25 рентген, а фактически полученную дозу, превышающую эту цифру, фиксировать запрещалось) состоял на 95% из приписного состава - так называемых «партизан» - людей, призванных из запаса. Солдат срочной службы - молодых ребят в целях сохранения здоровья несформировавшегося полностью организма посылать на ЧАЭС было запрещено.

 

Палаточный лагерь 25 бригады Киевского военного округа.

Слева направо: командир 3-го отдельного батальона спецобработки в/ч 37528 майор Савельев Е.В.,

зам. по тылу, замполит, зампотех. До станции 40 км, каждый день туда выезжали команды

(некоторые дежурили рядом со станцией для помывки техники, по суткам)

Сентябрь – октябрь 1986 г.

 

Впервые за время службы в Советской Армии моими подчиненными были почти все славяне из Украины, России и Белоруссии.

Мы - славяне, много себя ругаем, и есть за что, но я убедился в очередной раз, а в той обстановке это было особенно наглядно, что когда есть идея, в нашем случае — понимание сверхнеобходимости своей работы, хорошая организация и всестороннее обеспечение (тыл работал хорошо), то с нашим народом можно вершить большие дела.

Я не мог нарадоваться своими бойцами (а сравнить мне было с кем), их трудовым навыкам, способности рисковать и взаимопомощи. Вот оно — славянское единство! Попадались и «паршивые овцы», как в любом большом коллективе, но таких быстро ставили на место.

На АЭС нас возили автобусами. В окне мелькали картинки великолепной природы Полесья, покинутые села - Черевач, Залесье, Лелив, Копачи, где среди усыпанных перезревшими плодами фруктовых деревьев сиротливо стояли брошенные дома, бегали одичавшие собаки и другая живность. Теперь здесь зона...

Все время не оставляла в покое мысль: как же такое могли допустить? И почему, рискуя здоровьем, а возможно и потерей жизни сейчас приходится героическими усилиями ликвидировать последствия этой катастрофы? Кто ответит на это и за это?

За батальоном был закреплен участок территории АЭС в районе столовой «Ромашка» (не действующей, конечно) примыкающий к тогда еще открытому, разрушенному взрывом и источающему потоки радиации четвертому блоку. Эту территорию мы очищали от строительного мусора остававшегося еще со времени строительства станции, ставшего теперь источником радиации (фонившего).

 

КПП 25 бригады, водитель Н. Дяченко, комбат Е. Савельев

 

Очищали также крышу третьего блока — соседнего с четвертым и заваленную после взрыва обломками бетона и графита. Здесь от высокой радиации выходили из строя даже японские роботы, отказываясь выполнять команды и сваливаясь вниз.

Обеспечивали работу первого от АС ПУСО (поста ускоренной санитарной обработки) техники у рыжего леса (порыжевшего от радиации).

Конечно же, использовалась техника, но и ручного труда хватало.

К примеру, на крыше третьего блока бойцы с надетой свинцовой защитой вручную в течение очень короткого промежутка времени, по секундомеру, чтобы не переоблучиться, успевали выполнить операцию по сбрасыванию одного - двух обломков. Эту, по-настоящему героическую работу еще не оценили до конца. Тех людей и в живых-то сейчас осталось очень мало.

Работа шла днем и ночью, все кипело. Постоянно приезжали различные комиссии из Москвы, крупные чиновники, ученые-атомщики, инженеры. Видел я и знаменитого академика Легасова (потом застрелившегося по причине, как утверждают, связанной с аварией на ЧАЭС).

А нас не оставляло без внимания свое начальство — армейское и окружное. Не особенно стремясь появляться в эпицентре событий на самой ЧАЭС, оно сосредотачивало свою деятельность на жизни военного лагеря.

 

Зам. по тылу Н. Приходько, комбат Е. Савельев, зам.по тылу (заменщик)

 

Врезалась в память катастрофа вертолета МИ-8 с экипажем капитана Воробьева. Они поливали спецраствором (быстрозатвердевающим) очаги высокой радиации внутри 4-го блока. Лопасти ударили по стальным тросам стоящего рядом строительного крана. Вертолет рухнул вниз, экипаж погиб. Это был дважды прошедший Афганистан орденоносный экипаж, а погибнуть ему было суждено здесь, у четвертого блока ЧАЭС. В память о товарищах авиаторы соорудили памятник из деталей этого вертолета и установили неподалеку от реактора у дороги. Гибель вертолета заснял один из операторов Центрального телевидения.

А из событий приятных помнится знаменитый концерт Аллы Пугачевой, неоднократно потом прокрученный телевидением. В тот день сразу после совещания в батальоне я рванул на своем командирском уазике в Зеленый Мыс, за двадцать километров от Ораного, где проходил концерт.

В первом отделении выступал малоизвестный тогда Владимир Кузьмин, но все ждали Аллу, и вот она появилась и спела с Кузьминым «Две звезды» - новую песню, и это получилось у них очень здорово, запоминающе.

Однажды, прямо в расположение бригады приехали знаменитая артистка Элина Быстрицкая и известный композитор Микаэл Таривердиев.

Выступления рискнувших приехать артистов и просто общение с ними давали мощный душевный заряд для выполнения нашей чрезвычайно важной и опасной работы.

Страна и весь мир напряженно и с надеждой следили за ходом ликвидации небывалой катастрофы.

Как-то ближе к полудню, прибыла группа старших офицеров и проследовала в штаб бригады. Подумалось - очередная проверка. Но это были слушатели академии радиационной и химической защиты из Москвы. После плановой стажировки в Чехословакии на обратном пути их завернули в Чернобыль, чтобы воочию показать, как ликвидируется авария на атомной станции. Каждого офицера прикрепили к действующим командирам подразделений.

Я был на КПП бригады, за строительство которого отвечал мой батальон, и проверял выполнение работ.

Вышедший из штаба бригады офицер в кителе и брюках навыпуск (в такой форме здесь не ходили) направился в сторону КПП и сразу приковал мое внимание. Общий облик лощенного с черными усиками майора явственно напомнил мне приятеля лейтенантской юности. Еще несколько шагов... точно! Он и есть - Лева Бабаян! Интересно, узнает ли он меня?

Лева был бакинским армянином, его родители проживали в поселке Разина, там же, где раньше и мои. А в Ереване он служил в соседнем полку связи командиром взвода радиационной и химической разведки. Кроме того, будучи женатым, снимал комнату в квартире моей подруги.

Леву перевели в другую часть, меня направили в Монголию...

Подошедший Лева скользнул по мне взглядом. Я был в рабочей куртке, скрывавшей майорские погоны, и смахивал на обычного «партизана», поэтому комбата во мне он не признал и не узнал меня.

- Подскажите, где командир третьего батальона? - обратился Лева ко мне.

Не отвечая, и еле сдерживаясь от нахлынувших эмоций, почти в упор я сверлил его глазами. И наконец, его озарило:

- Жека, ты?! Вот это встреча!

- Как в романе, Лева, и  ТОТ самый комбат, который тебе нужен (удивительно, но его направили именно ко мне).

Мы обнялись.

За период командировки я только раза два сумел ненадолго заскочить к родителям в Иванков. Отец, хотя и очень переживал за меня, был доволен: что я майор (я недавно получил это звание), что командую батальоном на самой, что ни на есть передовой, которой тогда была ЧАЭС, и выполняю со своими бойцами очень ответственную и опасную задачу. Он увидел меня в серьезном деле, и я здорово вырос в его глазах.

Чернобыльская командировка - это настоящая веха для меня, и может быть, вся предыдущая служба и была нужна, чтобы суметь достойно выполнить эту задачу.

 

 

 

После Чернобыля и Кривого Рога дослуживал я уже в Киевском Суворовском училище.

Жизнь шла дальше, этот катаклизм остался позади, хотя его последствия будут еще долго влиять на жизнь нашего, а может быть и следующих поколений.

 

25 лет назад здесь находился полевой лагерь 25 бригады Киевского военного округа,

в состав которой входил отдельный батальон специальной обработки в/ч 37528,

командиром которого был майор Савельев Е.В.

Сентябрь – октябрь 1986 г.

В Иванкове отцу очень нравилось. Здесь он, наконец, получил то, к чему всегда стремился душой: свой, хоть и небольшой дом с участком, вокруг - отличная природа с рекой и лесами, близость к прекрасному Киеву - матери городов русских.

 

Василий Андреевич Савельев с супругой Евдокией Федоровной

и внуком.  Иванков.

 

И даже случившаяся потом Чернобыльская авария неподалеку не заставила родителей покинуть это благодатное место.

05.02.2016 г.

Следующая страница "Военный советник в Сомали"

 Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи).  Перепечатка (копирование) материалов в любом виде - только с письменного разрешения.  Для интернет-ресурсов  - без ограничений при обязательном условии: активная ссылка с указанием  наименования сайта и авторства.


Календарь
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[16.03.2014][Наше видео]
Обновленное видео о БВОКУ (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz