width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Полевые выходы (продолжение) | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 22.10.2017, 11:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

Полевые выходы (продолжение)

«С 1985-го по 1988-й (апрель) я был на кафедре вооружения и стрельбы и принимал участие в полевых занятиях. До поворота на «грунтовку» на Уч-Тапу, курсанты перевозились на ЗИЛах, далее без имущества (снаряжения и вещмешков) совершали марш-бросок (примерно 6 км до войскового стрельбища), где выполняли 3 УУС. Это в какой-то мере отвечало требованиям ВСК. С нами выезжали преподаватели кафедры физподготовки - 2 чел., которые «засекали» время по первому-последнему. Остатки «комплексных» занятий я захватил. Суть их заключалась в том, что с утра одна рота уходила на тактику и через 3 часа приходила на войсковое стрельбище, где занималась огневой подготовкой. Вторая рота - наоборот. Третья рота уходила на директрису на 6 часов (до обеда). В теории всё вроде бы всё правильно, но целей добиться было трудно. Идеально – это учения с боевой стрельбой (БСВ - боевые стрельбы взводов), чем и занимаются в войсках, где всё обучение подчинено тактике и огневой. В училище много предметов, которые обязательны по программе, поэтому в ходе полевого выхода курсанты занимаются не только тактикой и огневой, но и инженерной подготовкой, вождением БМ, эксплуатацией, топографией и т. д. Я знаю возможности учебного центра Уч-тапа. Кроме того хочу заметить, что особого желания попасть в мишень после 6-и км марш-броска, я у курсантов не наблюдал. Желание побыстрее выстрелить 15 патронов (по условию) и уйти в казарму…» (из воспоминаний полковника И.А. Скворцова, выпускника 1969 г., преподавателя).

Свое развитие программа получила в 80-е годы. «Был сделан серьёзный рывок по физподготовке, особенно выносливости. Четкая организация полевых выходов получилась не сразу. Втягивались на третий-четвёртый раз. То, что пытались в конце 70-х, это были «пробы пера». С 1982-го, кажется, уже процесс был налажен. Нас в составе батальона вывозили за город (место называли «мусорка») примерно в 26-ти км от учебного центра, далее пеший марш с развёртыванием в боевой порядок в составе батальона (это ещё несколько км. туда-обратно), при том, что дополнительно последние 6 км осуществлялся марш-бросок с выходом на огневой рубеж и стрельбой в составе взводов. Огромная нагрузка,  но постепенно привыкли, втянулись, как будто так и надо. Весь полевой выход, что важно, проходил как комплексное занятие. Комплексирование имело следующие цели: 1). Выработку более эффективных и экономичных методик. 2). Совершенствование работы кафедр и отдельных преподавателей в условиях плотного взаимодействия дисциплин. 3). Наиболее эффективное использование учебно-материальной базы. 4). Возможность совершенствования командных и методических навыков у обучаемых.    Выходы проводились один раз в месяц, по неделе на каждый батальон (курс), учебный центр больше не обеспечивал. Жили курсанты в палатках,  зимой без обогрева и сушилок, а зимы в поле - это прежде всего сырость (ветры, дожди, иногда снег), летом - жара, но справлялись. Заслуга была нач. училища генерал-лейтенанта  Баршатлы В.Э. и начальника учебного отдела полковника Егерева Н.А. (ох и кляли их тогда ...), но добились. С точки зрения сколачивания подразделений и выносливости эта методика была результативной. И, кто знает, сколько жизней сберегли такой подготовкой в Афгане (из воспоминаний подполковника А.С. Каштанова, выпускника 1976 г., старшего офицера учебного отдела по науке и методике, секретаря ученого совета, последнего секретаря парткома училища).

«Из училища выезжали на машинах, потом в пешем порядке, в полной выкладке, с отработкой элементов тактической подготовки (развертывание, свертывание, отражение нападения с разных направлений с последующим переходом в контратаку и т.д.). Всегда, на определенном этапе марша, отрабатывали вопрос по действию личного состава в условиях применения противником ОМП. На очередном рубеже предстояло в составе взводов совершить марш - бросок (бегом) на войсковое стрельбище. Пункт боепитания был развернут на въезде в учебный центр, каждый получал «свое» (боеприпасы), в зависимости от того, кто, чем вооружен, там же фиксировали время прибытия (незачет - перебегаем завтра). Все быстро, все бегом - на исходный рубеж, развертывание в линию отделений, в боевую линию... А дальше два варианта: или наступление, или оборона. Пот заливает глаза, снаряжение предательски тянет вниз, врезаясь лямками в тело, мишени пляшут, а попасть надо - за это тоже ставят оценку, причем всему взводу. Ну, а дальше чистка оружия и снаряжения, обед и по распорядку. Комбинированные марши в нашем батальоне были каждый полевой выход с понедельника до субботы, но не каждый марш заканчивался боевой стрельбой взводов. Были и ночные марш-броски. На старших курсах бегали повзводно - по разным маршрутам, каждый раз по другому. Стартовали с интервалом, чтобы не было схождений взводов на финише (оценка взводу, время - по последнему). Что касаемо программы обучения было, как и везде - от простого к сложному. То есть все начиналось на 1-м курсе  с подготовки одиночного солдата, потом отделения, взвода, роты и т.д. Курсанты постепенно овладевали навыками в командовании подразделениями, сначала в качестве командира отделения, потом взвода, роты, и на 4-ом курсе - батальона.  Но, несмотря на так называемый «карьерный рост», параллельно с ним - все 4 года курсант на полевых занятиях (да и не только) выполнял все задачи, которые ему были предписаны штатом: автоматчик, пулеметчик, гранатометчик. Были суточные, двух - суточные и трех - суточные полевые выходы. Если коротко, то целый день и часть ночи – «война», а потом короткий ночлег с выставлением боевого охранения, и по утру – «новая война». Питались, во время таких полевых выходов, сухим пайком. Коротали ночь в том, что успел себе отрыть ночью, опять же утром - оценка за отрытую ячейку. Однажды встаем утром, а плащ-палатки, которыми укрывались ночью от моросящего дождика, обледенели и стали как из картона. За время учебы были и однодневные выезды на стрельбу, вождение, по ремонту и эвакуации техники, по тактике и разведке. Были и ночные  занятия - по огневой, тактике, развед. подготовке.

 (из воспоминаний майора В.А. Смертенюка, выпускника 1987 г.)

Последние 3-4 года существования БВОКУ обстановка в Республике осложнилась, совмещали   выполнение задач ЧП и учебу. Комбинированных маршей уже не было, но программа полевых занятий выполнялась во всем военным дисциплинам, правда,  движение на полигон  (полевой выход и в караул) было только на автомашинах с тентом.

Изучив схемы полевых занятий в разные годы существования училища, приходим к выводу, что полевой выучке всегда придавалось огромное значение, курсанты изучали теорию, применяли ее на практике в полевых условиях, формировали командирские умения, физическую закалку и выносливость. В период Великой Отечественной войны практиковались ротные и батальонные полевые выходы. В среднем училище предметов было не так много,  и отработка в полевых условиях проходила гладко. С преобразованием училища в высшее, было введено много новых военных дисциплин, темы по которым также нужно было изучать в поле. Пришлось увеличивать Учебный центр, строить, оборудовать его. С переходом училища на технический профиль обучения, появились новые инженерные дисциплины и опять увеличилась нагрузка на полевые занятия. Курсанты выезжали на Уч-тапу на день, несколько дней, неделю, бывало, что после ночных стрельб днем занимались теорией в аудиториях, и пользы от такого учебного дня было мало.

Программа боевой подготовки учебных мотострелковых подразделений, утвержденная Главкомом Сухопутных войск в 1976 г. ввела новое толкование понятия «полевой выход», выполнение которого положительно должно было сказаться на учебном процессе. Одна неделя в месяц выделялась только на полевые выходы, где в комплексе проводились занятия по всем военным дисциплинам, к тому же в училище ввели обязательный марш-бросок и 20-ти километровый пеший марш. Было трудно все это запланировать, провести, приучить курсантов, но положительный результат, конечно, был. Другое дело, не всегда все получалось из-за ограниченных возможностей учебного центра и приходилось дополнительно выезжать на Уч-тапу.

Кроме полевых выходов, горные взводы в 80-е годы проводили лагерные сборы в Учебном горном центре 4 ОА, дшв занимались по спец.программе подготовки ВДВ.

Ежегодно 1 или 2 раза в год курсантские батальоны принимали участие в армейских учениях в горах, закрепляя  полученные в училище знания, уменя и навыки в условиях, приближенным к боевым. 

 Вывод напрашивается сам: подготовка курсантов БВОКУ к ведению боевых действий, в т.ч. в горных условиях, воспитание физической выносливости осуществлялись все годы на высоком уровне. Были недостатки, но как без них… Ну, а командирское умение, смекалка, военная хитрость воспитывались всем укладом курсантской жизни и учебы в БВОКУ, Да, в Афгане это подтвердилось, наши выпускники были на хорошем счету. Даже сам факт, что из 86 Героев Советского Союза, награжденных за Афганскую войну, 3 Героя были выпускниками БВОКУ, из 480 Героев России, награжденных  за подвиги в 1-ю 2-ю Чеченские войны, Дагестане - 5 выпускников училища,  говорит о высокой подготовленности питомцев Бакинского ВОКУ!

Н.В. Гафурова (Смазилкина)

29.05.2015 г.

 

Комментарии:

Шипилов В.П.  Я думаю, что всегда в училище уделялось большое внимание и выносливости и успеваемости.

Нуртдинов Р.В. Укрепление морального духа, выработка коллективизма, слаживания,  повышение выносливости - все это на таких мероприятиях и прививалось. Марш-броски с Уч-тапы до Пирекишкюля совершали. Анализ и выводы по нашей подготовке в училище сделала сама жизнь. Но физическая подготовка, почти ежедневные перед ужином забеги с оружием  и противогазом по кругу возле училища только помогли нам  нести честь БВОКЕРа с гордостью!

Скворцов И.А.  Если «связать» подготовку в БВОКУ, МосВОКУ, ЛенВОКУ и других, то я  склонен к тому, что курсант БВОКУ больше акклиматизирован к условиям Афганистана. В Азербайджане нет таких гор, скал и ущелий, но есть точно такая же жара и ветер, нехватка воды и унылая природа.

Каштанов А.С. Практика показала, что наши офицеры успешно переквалифицировались и адаптировались и в танкистов, и в десантников, и многих других. База была хорошей. Наши сложные условия (климат - жара, быт - трудности с водой и т. д) сослужили хорошую службу. Выпускники БВОКУ не ныли, везде приспосабливались к условиям лучше многих. Это и с ВЕРХОВ отмечали, это и АФГАН показал.

Чухачев В.В. Я думаю, наши выпуски и ранее были подготовлены хорошо. А вот солдаты -  плохо. Возможно, потом поняли, что нагрузка обязательна.

Савченко В.А. Система подготовки в каждом училище была с придумками своих руководителей. А жизнестойкость в Афгане  - не только выносливость, а, в основном, мыслящая голова командира определяла. Ведь командир в любом случае зависит от слаженности подразделений, а не от личной подготовки. Я  знаю, что говорю, так как 4 года «отбухал» в Афгане и не советником.

Сергеев В. В БВОКУ во время нашей учебы в начале 60-х, не было самого главного - подготовки к боевым действиям в горах и в городе и тем более в условиях, приближенных к боевым, что мы видели только в кино. А марш броски это общая выносливость к спец. подготовке.  Если бы я попал Чечню,  я бы не писал сейчас.

Рекубрацкий В.В. Словосочетания «Полевой выход» в годы нашей учёбы в училище-не было. ...День занимаемся высшей математикой-сопроматами, а в ночь идём на тактику и т.д., а потом опять термодинамики-семинары, караулы, наряды, хоз. работы. Чистой воды каша! Сидишь на классном занятии, в глаза хоть спички вставляй, что там лектор толкует? Поэтому все-таки, придумав полевые выходы, добились разведения котлет и мух. Выходим на неделю в поле, отрабатываем там всё программу и возвращаемся в аудиторию. Потом всё повторяется. Этот вариант для училищ самый лучший.

Чечин Н.И. Я не знаю, обязательными были марш-броски, или нет, но мы постоянно принимали участие. Обычно это было летом, в жару. Кстати я научился во время марш-бросков ни в коем случае не пить воду. Видел, как ребятам, которые выпили немного воды, хотелось все больше и больше, в конце концов,  они останавливались. Приходилось забирать у них оружие, снаряжение, да и самим помогать двигаться.

Назаров В.А. В Ленкомнатах всегда был стенд под названием - "Поле - академия солдата". Интересные детали наших полевых выходов. Вначале, как-то ночевали в ранее отрытых капонирах. Утром просыпаемся, а в углу пригрелась довольно больших размеров змея. Будущий замкомвзвод принес взрывпакет и оглушил ее. Потом вынесли подальше и выбросили. А в один из первых выходов нам приказали растрассировать камешками расположение городка  и мнимых (виртуальных) палаток. Спали мы на земле, т. к. палаток самих то ли не подвезли, то ли их просто не было. Однажды Коля Насинников проснулся, потянулся, а в плече - укол. Начал вытряхивать из рукава - второй укол в районе запястья. И на ладонь выпал желто-зеленый скорпион. Фаланг и скорпионов там было полно. Копни землю - и скорпион вылезет. Коля Насинников к взводному Вите Никулину. А у того в понимании - если укусил скорпион, то уже должен трупом лежать. Еле убедили ребята со взвода. Отвезли парня в Пирекешкюль. Там в санчасти ему сделали уколовую блокаду. Потом стали выдавать палатки с колышками и мы их устанавливали, позже выдали буржуйки, чтобы обогреваться. Назначался ответственный за печку - чтобы не угорели, не сгорели и не замерзли.

Шебаршов И. Первый курс,  Уч-Тапа,  была осень, жара. Вывел нас командир роты Никулин Виктор Васильевич из казармы, построил, поставил задачу на наступление. "Вон на той горе находятся укрепления противника. Ваша задача совершить марш - бросок, атаковать противника, выбить его  из занимаемой высоты и укрепиться на ней". "Но у нас нет оружия и патронов", - раздался чей-то голос из строя. "Оружие и патроны добудете в бою, отобрав у противника", - резко ответил ротный. В бою, так в бою, делать было нечего, приказы надо исполнять. До указанной высотки расстояние было небольшое и, прикинув на глаз, мы подумали, что бежать придётся минут пятнадцать, максимум двадцать. Мы были салажата, курсанты первого курса Бакинского ВОКУ и очень гордились этим. Ребята все были неплохо подготовлены физически, многие были спортсменами-разрядниками. Ну, короче, мы побежали, не зная местности и её сюрпризов, которые нас ожидали во время наступления на воображаемого противника. С первого взгляда казалось, что степь была ровной, но на самом деле,  на нашем пути попадались глубокие овраги с крутыми спусками и не менее крутыми подъёмами. Так, что пришлось преодолевать не одну высотку. Наконец, добравшись до указанной высоты, мы начали штурмовать её. Это была наша первая в жизни атака, мы наступали на противника, неуклонно приближаясь к его переднему краю обороны. Злые, уставшие, мокрые от пота, наконец – то, добрались до самой вершины и попадали от усталости. Это была наша первая победа над противником, над собой и помог нам преодолеть себя – наш ротный!

Каштанов А.С. От «Голубого Дуная до уч. центра было где-то 5 км (это 3 км не доезжая до Пирекишкюля), а поворот «мусорка» (сленговое) - практически сразу за городом. Это 26 км до уч. Центра. Наш маршрут всегда проходил через гору АХЗЫ-хозры. Сразу за этой горой стартовали на марш-бросок. Уходили по-взводно, результат засчитывался по последнему, но разрыв не более  25-и метров, иначе норматив не выполнен, бежать на следующий день. Эти условия были всеобщими по Вооруженным Силам. Исходили из цели марш-броска: прибыть на заданный рубеж в составе подразделения, готовности к бою. (Потому и стрельба на финише). На всё давалось где-то 30-34 минуты (6 км), точнее не помню. Летом, хоть и жарко, но ... А вот зимой, чаще всего было сыро, на сапогах гири из грязи (конечно, кто как мог уклонялись от такого бега, но это были одни и те же, все их знали, так что как могли, контролировали (срезать-то дистанцию невозможно, маршрут был прямой, по бездорожью, естественно).

Орлов А.В. А выносливость мы вырабатывали на самовольщиках  - они, как любители бегать,  в выходные совершали марш-бросок с выкладкой на территории училища. Старая методика - никто не идет в увольнение, пока самовольщик не пересечет ленточку финиша. Весь батальон бежал с ними.

Добавление в программу подготовки (и так плотную и насыщенную) дополнительных элементов физической нагрузки, плюсов не приносило. Особенно в огневой подготовке. Мы в войсках ждали командиров взводов, досконально знающих всё оружие сухопутных войск и техники, имеющих методику ускоренной подготовки солдата к бою в любых ситуациях, а приходили бегуны и гимнасты из разных ВОКУ, которым  приходилось рассказывать про оружие подразделения, как метать гранаты, пристреливать автоматы и снайперки, выверивать гранатометы и читать топокарты. 

Шапочанский В.Ф. Я как сейчас помню марш-бросок на 1-м курсе. Нагрузка была, конечно, очень ощутимая, даже для меня, к тому времени,  уже достаточно подготовленному, т.к. на гражданке я серьёзно занимался спортом. Марш-бросок этот совершали в полном снаряжении, включая скатку шинели. А это было в летнее время. Было очень тяжело. Многие курсанты не смогли справиться с такими нагрузками, их снимали с марш-броска, сажали в машины и отправляли в расположение училища.  К таким нагрузкам нужно привыкать путём повседневных тренировок, а самое главное, путём регулярного планомерного совершения этих бросков. Если такая подготовка курсантов была налажена в 80-е годы, то честь и хвала начальнику училища и начальнику учебного отдела.

Островерхов А. И. После того, как мы маршем прошли через виноградник и какие-то огороды, на тех грядках не осталось урожая, и  нас стали водить через сопки. Помнится, колонна на марше растягивалась, и уже под конец все шли небольшими группами, а путь проходил через кошары. Пастушьи собаки, если группа 3-4 человека, окружали кольцом,  и приходилось сидеть в таком окружении, пока не подходили новые группы,  тогда собаки разбегались. А собаки были серьёзные волкодавы в количестве более десятка. Пастухи вообще не реагировали, пока мы на стрельбах не стали утаивать патроны, и,  когда попадали в окружение собак,  стреляли в воздух. Тогда пастухи стали быстренько реагировать. Даже с нашим замполитом Залевским произошёл такой курьёзный случай - он ехал старшим на машине, которая везла больных, хромых и имущество. Машина сломалась, и он пошёл пешком по маршруту, так и  угодил в окружение, более часа просидел с этими собаками,  потом нас построил и стал выяснять почему наш боевой командир, пока мы где-то шлялись, час сидел в окружении…      

 

Благодарим за помощь в подготовке материала: генерал-майора Калабухова Г.А., полковника Митягина С.П., Стрельникова В.Т., полковника Дудниченко О.В., Сергеева В.,  подполковника Шипилова В.П., полковника Савченко В.А., полковника Рекубрацкого В.В., подполковника Чечина Н.И., полковника Назарова В.А, майора Шапочанского В.Ф., подполковника Чухачева В.В., полковника Нуртдинова Р.В.,  Шебаршова И., майора Островерхова А.И., майора Смертенюка В.А., подполковника Каштанова А.С., полковника Скворцова И.А., полковника Орлова А.В.

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи).  Перепечатка (копирование) материалов в любом виде запрещена. Для интернет-ресурсов  - без ограничений при обязательном условии: активная ссылка с указанием  наименования сайта и авторства.

Начало статьи 

Следующая страница "Обкатка вертолетами

Читайте "Курсантские стихи и песни об Уч-тапе"

Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[16.03.2014][Наше видео]
Обновленное видео о БВОКУ (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz