width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Кросс: редкий троечник добежит... | Регистрация | Вход
 
Вторник, 25.04.2017, 03:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

 КРОСС: РЕДКИЙ ТРОЕЧНИК ДОБЕЖИТ ДО СЕРЕДИНЫ

ДИСТАНЦИИ, ЕСЛИ БЫ НЕ…

Мы своих в "беде" не бросаем...

                                       

       Если выходные и праздничные дни с чьей-то «легкой руки» обозвали «красными днями календаря», то дни проведения училищных кроссов для меня были чернее черных. Ну, не мог я со своими, мягко говоря, слабыми, да, к тому же, еще и прокуренными легкими выдерживать такие нагрузки. Как ни парадоксально, короткие дистанции – 100 – 200 метров, я преодолевал, что называется, «ласточкой»: выступал на соревнованиях и за школу, и за роту, и за училище, и даже за полк, в который попал служить после окончания БВОКУ. А вот длинные… – как «серпом по пальцам» Не мое – и все тут!

       Не мое-то – не мое! А надо! Иначе не видать увольнения, «как своих ушей». Что это было для нас, местных, – догадаться нетрудно. Вот и выкладывались, как говорится, кто как мог – из последних сил, чтобы хоть какую дохленькую троечку заполучить, а вместе с ней и право официально покинуть училищную «резервацию» (это я о таких, как сам – «хиляках» на кроссовых дистанциях). Иногда получалось, а иногда…

       Кроссовая дистанция на учебном тактическом поле, куда нас ежемесячно водили «зарабатывать» «путевки» домой, встретила приветливым весенним солнышком. Только вот меня оно совсем не радовало. При одной мысли, что через пол-«кэмэ» мои «ялачи» (яловые сапоги; «керзачами величали керзовые сапоги; «хромачами» – хромовые, а яловые по аналогии нет-нет, да и обзывались «ялачами») превратятся в пудовые гири, а форма с легким названием «хэ-бэ» (хлопчато-бумажная; надо же, придумал кто-то – ну, просто пушинка!) пропитается собственным потом и прилипнет к телу, как тот «банный лист к заднице», уже становилось «кимоно-то – хреновато». А тут еще этот «горшок с крыльями» на голове – панама, из-под которой и без кросса то и дело стекали струи пота. И все норовили затечь в глаза или пощекотать за ушами.

       - Не, не побегу сегодня, - сказал я своим друганам – Витяне Шапочанскому и Анверке Ильясову. – Фиг с ним, с увольнением, В самоход-то рвануть – разрешения спрашивать не надо. А убиваться за какой-то клочок бумажки не буду. Отпрошусь сейчас в санчасть и… чао-какао!

       - «Чао-какао, чао-какао», - передразнил Анверка. – Ну, сейчас тебе Лариса Федоровна «нарисует» отмазку. А на выпускном что делать будешь? Шурупишь?

       - Ладно, пацаны! Кончай базар, - прервал нас Витяня. – Народ уже на «старт» потянулся, а мы тут «тюльку гоняем». Давай, пошли быстрее.

       Витянины слова всегда меня подстегивали, как кто скипидарчиком по «седалищному» мазнул. И я нехотя поплелся на этот «гильотинный» рубеж галопирующего издевательства, как считал я.

       - Точно, братишки, сейчас ротный стартанет, - поторопил нас Анверка. – Давайте в первые ряды. Чтобы чужие задницы не нюхать. А там что-нибудь придумаем.

       Команда-возглас «…Марш!», словно нагайкой стеганула по спине.

       Ну, я, как и поется у Высоцкого «…рванул, как на пятьсот. И спёкся».

       Первые 100 – 150 метров, как всегда – «впереди планеты всей». А потом… Как в анекдоте про Штирлица. Помните? «Штирлиц напоил кошку бензином. Кошка пробежала два шага и упала. «Бензин кончился», - решил Штирлиц». Так и я. На полпути в один конец язык мой уже прочно обосновался на плече, и я готов был изобразить ту самую штирлицеву кошку.

       Но тут… О спасительные занятия по тактике накануне! Как я был благодарен какому-то из взводов, умудрившемуся за шесть часов выдолбать в этом каменистом грунте танковый окоп. В полный профиль! Да, есть еще богатыри в русских селениях!

       Я обернулся. Стартовая линия с толпами следующих «претендентов» на индульгенцевую «увольнилку» уже слились в какую-то миражную массу. Впереди, у точки разворота тоже особого внимания к нам не наблюдалось.

       И меня, как «корова языком» вмиг «слизнуло» в «спасительный» окоп.

       Не прошло и нескольких секунд, как в него «сползли» и Анверка с Витяней, которые, как оказалось, контролировали каждый мой шаг.

       - Назарка, братишка, ну что ты творишь? – возмутились они. – Давай, давай, побежали дальше. Еще можем догнать.

       - Не, пацаны, «моя приехал», - борясь с одышкой, однозначно отрезал я. – Вы чухайте дальше, а я тут тормознусь.

       И вдруг Анверка, всегда бегавший на этих дистанциях чуть ли не лучше всех, тоже сел на дно окопа. Достал сигарету. Закурил:

       - Ну, тогда и я тут на передых залягу.

       Неожиданно, по-партизански, то бишь по-пластунски, в наше убежище вполз Жорка Симонян со второго взвода – еще одна «гроза» длинных дистанций.

       - О! А ты откуда взялся, конкурент? – удивился Анверка. – А ну, давай, чухай дальше! Догоняй своих.

       - Не, ребята, я с вами. Один черт – ни фига не светит.

       Сидим. Курим. Мы с Анверкой, что называется, «по-взрослому» (со стажем курильщики), а Витяня с Жоркой – так, понту ради, - дымок пускают. Байки травим. Ждем, когда наши обратно бежать будут, чтобы возглавить, так сказать, лидирующую группу. А их все нет да нет.

       Тут Витяня выглянул из окопа:

       - Э-э, пацаны, рота-то почти вся уже на финише. Нам даже «бананы» не светят. Короче, вляпались. В увольнение хрен кто пойдет.

       - Не боитесь, мужики. Щас что-нибудь придумаем. – успокоил нас Анверка. – Так, берем этих двух «хиляков» под мышки и… вперед! То есть, назад! Ну, в смысле, пацанам стало плохо – ноги подвернули. И мы их доволокли до финиша. Витяня, хватай Жорку, а я – Валошку. Не могли же мы своих ребят в беде бросить! В натуре!

       До нас стал доходить дерзкий Анверкин план. И две прихрамывающие пары, вынырнув из танкового окопа, заковыляли к рубежу, ставящему «точку» в сегодняшнем спортивном «издевательстве».

       Навстречу уже «на всех парах» зарабатывала увольнение следующая рота, с удивлением наблюдавшая, как четыре «идиота» «штурмуют» предельный рубеж оценки «единица».

       Наша рота тоже, построившись в колонну по три, готова была зашагать в «обеденном направлении», как вдруг у ротного брови, казалось, приподняли козырек полевой фуражки.

        Но как! Назаров с Симоняном едва передвигали ногами. А Ильясов с Шапочанским изо всех сил почти что тащили их на себе.

       - Не понял! В чем дело? – строго спросил командир роты.

       -Да вот, - не долго думая, выпалил Анверка, - ребята ноги подвернули. Не бросать же их в поле! Пришлось тащить.

       Ротный подумал маленько и скомандовал:

       - Рота, нале-во! Курсанты Ильясов и Шапочанский – выйти из строя! За оказанную товарищескую помощь объявляю увольнение до утра понедельника.

       …- А мы? – набравшись наглости, взмолились мы с Жоркой.

       - А вы, - сходу принял решение ротный, - если принесете из санчасти «вывихнутые справки», значит, отпущу домой до утра воскресенья. А там… видно будет.

       Вот так Анверка с Витяней «за уши» вытащили нас из «недели неувольнения».

       Да, если б только в этот раз!..

В. Разинский

ЭТО БЫЛО НЕДАВНО... 

Запряженный кросс

            

        Четыре, казалось, нескончаемых, непростых по своему "напрягу" года учёбы в любимом БВОКУ медленно, но верно, подходили к своему логическому завершению. Кое-чему мы уже научились, кое-что даже знали и умели. Оставалось только сдать выпускные экзамены и зачёты, предшествующие государственным экзаменам, а потом и сами "гос"ы. И мы - ОФИЦЕРЫ!

        Вроде как - все "на мази". И "финишная прямая" не за горами. Кстати, о финишной прямой...

        Сдаче государственных экзаменов, как раз предшествовал экзамен по физической подготовке. Особого ума для сдачи этого экзамена не требовалось, так как на протяжении четырёх лет учёбы мы все неплохо овладели упражнениями на брусьях, перекладине, полосе препятствий, а также нормативами в беге на 100 метров. Но вот в трехкилометровом кроссе... Тут кое у кого появлялись проблемы. Многим, конечно, эти нормативы давным - давно покорились. Например, нам с Анвером Ильясовым они давались легко. Что на обычном кроссе, что на зачетном. Ну, а на выпускных экзаменах, конечно же, все старались приложить максимум стараний и усилий для получения наивысшей оценки. Не всегда и не каждому это удавалось персонально, но в таких случаях нередко помогала взаимовыручка. На то она и взаимовыручка, чтобы при необходимости и в нужный момент помочь своим товарищам. Благо и опыт в данном вопросе имелся.

        Был в нашей приятельской "троице" Володя Назаров (мы его звали Вало-Назарка) - разинский дружбан, для которого эта дистанция, даже и не каторга, а, скорее, гильотина. Ну, не давалась она ему. И все тут. На "красный диплом" он уже не «тянул», и ему нужна была лишь положительная, то бишь «международная» оценка. Или, попросту говоря, - трояк. Он сдал на "отлично" нормативы в беге на 100 метров и в преодолении полосы препятствий, получил хорошие оценки за гимнастические упражнения на брусьях и перекладине. И теперь нужно было, кровь из носа, преодолеть эту "драконовскую" дистанцию кросса на 3000 м. А вот это уже ему казалось несбыточной мечтой, как в таких случаях говорят, выше всяких его возможностей и способностей. Мы с Анверкой пытались переубедить Назарку - в смысле, всё получится, только чуток напрягись. Но Вало - заядлый курильщик - прекрасно знал свои возможности, в данном вопросе и особых иллюзий для себя не строил. На контрольных занятиях по кроссу ему иногда удавалось "провести" проверяющих различного рода ухищрениями (бывали такие случаи и не раз, чего уж тут греха таить), но на выпускном экзамене вводился ещё промежуточный пункт контроля, который лишал возможности применить прежние уловки.

        Назаркина проблема для нас, друзей-бакинцев с одного взвода, Анверки Ильясова и меня - Витяни Шапочанского (так меня называли Вало и Анверка) была, по вполне понятным причинам, и нашей проблемой. Мы друг друга в беде никогда не бросали.

        Накануне экзамена (а это уже было училищной традицией) мы непременно посещали магазинчик Яши. (Сие заведение и его продавец Яша – это отдельная, совсем другая история. Столько всего интересного в службе курсанта было связано с этим замечательным и любимым магазинчиком, прозванным в курсантской среде «Булочной кафедрой». Все «коммерческие» и прочие сделки заключались и завершались именно на этой «кафедре»). Не изменили мы традиции и на этот раз.

        - Вало, а давай мы с братишкой Витяней решим эту проблему, - запивая очередную булочку классным бакинским лимонадом, неожиданно предложил Анвер.

        (В многонациональном Баку местные парни, частенько обращались друг к другу словом "братишка" и, естественно, такое обращение перекочевало на общение бакинцев друг с другом в училище. Впоследствии это обращение прижилось и во всей роте, где почти половина личного состава роты были бакинцы. Так мы продолжаем общаться между собой по сей день).

        - И каким же это образом? - поинтересовался Вало, для которого день грядущий уже казался чуть ли не "утром стрелецкой казни".

        - Проставишься, считай пятёрка у тебя в кармане, - шуткой поддержал я Анвера.

        (Проставлялись обычно двумя булочками, брикетиком шербета и бутылкой лимонада «Буратино». «Буратино» был самым любимым напитком курсантов, настоящим лимонадом - не сравнить с теперешним газированным напитком с красителем. При особой благодарности, кстати, дополнительно проставлялась банка сгущёнки).

Курсантский ("джентльменский") набор

        - Какая пятерка? - как издевательство воспринял Вало такой прогноз из области фантастики. - Тут бы дохляка-трояка как-нибудь схлопотать.

        - Щас! На минутку булочку с лимонадиком покарауль, - и уже обращаясь ко мне: - Витяня, выйдем на пару слов.

        О чем мы там секретничали - Назарке оставалось только догадываться.

        Вернувшись, мы оба сияли, как две, надраенные асидолом пряжки:

        - Ну, все. Завтра обмываешь свой "пятак" вот на этом месте! - торжественно объявили мы Валошке.

        Тот ничего не мог понять. Откуда такая уверенность у братишек. А у нас, между тем, созрел дерзкий (тем более, если учесть, что это был выпускной экзамен) план.

        Мы с Анвером бегали как лоси, так как на гражданке активно занимались спортом: я - лёгкой атлетикой, Анвер - футболом. В успехе задуманной авантюры не сомневались, поэтому, не раскрывая секретов, все пожали друг другу руки и пошли каждый по своим делам.

        А замысел был довольно прост. Стартовав и отбежав какое-то расстояние, мы собирались "запрячь" Назарку с двух сторон за поясной ремень и тащить таким образом практически всю дистанцию. Усложнялось мероприятие лишь наличием как раз контрольного пункта на половине дистанции, где размещались проверяющие, и дополнительного пункта контроля на четвертой части дистанции. В остальном – дело техники, вернее, выносливости моей и Анверки. Но это были уже наши проблемы. Двое - то братишек пообещали третьему! А у нас это было дороже всяких клятв.

        Наступил день старта. Рота выдвинулась на тактическое поле, где обычно проводились зачётные кроссы. Место старта было обставлено тумбами «Старт» и «Финиш», линии старта и финиша обозначены известковыми полосами, а вся дистанция бега украшена разноцветными флагами. Подбадривающе играл училищный духовой оркестр. Командиры взводов раздали номера, занесли их в протоколы забегов. Стартовали повзводно. Наш первый взвод стартовал первым. После команды «Марш» оркестр заиграл «Галоп», ритм которого вселял оптимизм и помогал резво начинать бег. Как и планировалось, братишки стартовали в первой шеренге, чтобы сзади бегущие закрывали видимость действий впереди бегущих. А происходило там следующее. Пробежав метров 30, мы с Анверкой схватили Назарку с двух сторон за поясной ремень и под звуки затихающего где-то позади оркестра так же галопом понеслись по дистанции. Таким способом мы протащили Вало по дистанции, «распрягая» его перед контрольными пунктами и замедляя при этом движение, чтобы быть всегда рядом с другом, и вновь «запрягая» после них. На отрезках дистанции, где не было контроля, неслись "с ветерком" в основной группе участников забега.

        И тут случилось... "чудо"! Во всяком случае, для ротного и взводного - это уж точно!

        Отвисевшись и отдохнув на руках друзей, и за 50 метров до финишной прямой отпущенный на "свободные хлеба", Вало рванул как на своей любимой стометровке, опережая ближайших участников забега, финишировал в числе первых, опередив в том числе и меня с Анверкой. Трудно описать ту радость троицы-братишек. В те мгновения она была безграничной. Вало радовался не столько своей высокой оценке за кросс, сколько тому, что вообще оказался на финише с положительным результатом. А мы с Анверкой - закончившимся нелёгким для нас испытанием  и предвкушением трапезы в буфете.

Ереван. Перед стажировкой: "Пивка - для рывка!"

        После посещения буфета, опять же по бакинским традициям, всем нам захотелось "продолжения банкета" и... в свободное после ужина время друзья, довольные успешным завершением очередной авантюры, сидели теперь по – соседству с "булочной кафедрой", у пожарного чана, опустив босые ноги в прохладную зеленоватую с запашком тухлятины воду, попивали пивко с таранкой, "обмывая" неожиданно открывшиеся стайерские способности Вало.

 

В. Сабунчинский

02.04.2015 г.

Следующая подстраница "БВОКУ -день первый"

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи).  Перепечатка (копирование) материалов в любом виде - только с письменного разрешения.  Для интернет-ресурсов  - без ограничений при обязательном условии: активная ссылка с указанием  наименования сайта и авторства.


Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[24.12.2015][Наше видео]
Памятная дата - 25 декабря 1979 г. (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz