width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Воспитанник военного оркестра БВОКУ | Регистрация | Вход
 
Вторник, 25.04.2017, 01:55
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

Полковник Лебедев Владимир Иванович

выпускник БВОКУ-1971

 

Воспитанник  военного оркестра БВОКУ

 

 

Владимир Лебедев - рядовой военного оркестра БВОКУ, 1965 г.  

 

Военный оркестр БВОКУ на репетиции

 

Военный оркестр шестидесятых              

      По количественному составу военные оркестры были, в среднем, до 25-ти человек. На момент моего поступления в оркестр БВОКУ в 1963 году, коллектив состоял из 12-ти сверхсрочников, 4-х рядовых и 9-ти воспитанников. Со временем состав менялся: одни увольнялись, приходили новые, воспитанники становились солдатами, солдаты – сверхсрочниками. Обычная жизнь любого коллектива.            

      Требования, предъявляемые для кандидатов в воспитанники, были самыми простыми. Это владеть каким-либо духовым инструментом и, конечно, читать по нотам. К примеру, при переводе в оркестр училища, среди воспитанников я был единственный с музыкальным образованием.  При желании любой солдат или воспитанник имел возможность учиться и школе или  училище по своему выбору. Был у нас солдат корнетист Рашид Рафибеков, который учился на последнем курсе консерватории. Или  сверхсрочник кларнетист Гена Бабаян, окончивший институт. Была полная свобода выбора по желанию, и учёба очень поощрялась .

      Оркестровая жизнь - это не только искрометный юмор и своеобразный сленг общения. Это постоянный, порой изнурительный труд в движении к совершенству.  Дружба и взаимопонимание бесспорно являются фундаментом любого коллектива, а оркестра, тем более. Без этих составляющих невозможно благозвучие ансамбля. Это фактически основа становления оркестрового музыканта, поэтому у воспитанников всегда перед глазами был пример старших. Несколько слов об адаптации новоиспеченных воспитанников. Для бывших детдомовцев немногое, что менялось, разве что форма одежды, все остальное по распорядку, соблюдать который они были приучены. Чего не скажешь про домашних ребят, которым труднее было привыкать к четкому выполнению всех требований. Редко, но случаи были, когда воспитанник не приживался, не выдерживая сравнительно нетяжёлого воинского распорядка дня .

     Жизнь воспитанников мало чем отличалась от быта солдат, с разницей наличия военного билета. У воспитанников других обязанностей, кроме как занятия в составе оркестра по дисциплинам, определяющим назначение военного оркестра, не было. Музыка, строевая и физическая подготовка были главными предметами. Все воспитанники обязательно продолжали учёбу в вечерних школах.  В оркестре допускалась и поощрялась учёба и солдат срочной службы, которые, по разным причинам, не получили аттестата об образовании.  Лично я окончил 11 классов, будучи солдатом.     

История поступления воспитанников в военные оркестры у каждого своя. Моя история, как пример, думаю, будет тому подтверждением.         

Детский Дом

      В детский дом № 7 г. Баку ст. Бюль Бюли я был переведен из детдома № 2 г. Ленкорань в 1957 году.   Первое что меня поразило, так это был духовой оркестр, где играли ребята  10-17 лет. Я не пропускал ни одной репетиции, забившись в угол наблюдал за игрой. Это, конечно, заметил дядя Гриша, который проводил занятия с оркестром. И вот, в перерыве одной из репетиций, он поманил меня к себе. Не говоря ни слова, показал на инструменты, дав мне понять, что бы я предпочел. Я, конечно, тут же показал на трубу. В двух словах объяснив, что надо делать, дядя Гриша приставил к моим губам мундштук и приказал дуть. Как я не пытался извлечь звук, кроме головокружения ничего не вышло.  Я был раздавлен. Дядя Гриша улыбнулся и сказал: «Если очень хочешь, приходи учиться и все получится».

Прошло около трёх недель, и я, не имея представления о нотах, играл все, что знал и слышал по радио и телевизору. В музыкальной школе впоследствии определили, что у меня оказался абсолютный слух. Я и понятия не имел, что это оказывается дар природы. Из ребят оркестра только двое учились в музыкальной школе, я - на трубе  и Сергей Галустян - на тромбоне.

К слову, учили нас в детдоме музыке великолепные музыканты из Государственного театра оперы и балета, преподаватели  консерватории.  Фамилии я не запомнил, но с глубокой благодарностью вспоминаю  тромбонистов - дядю Гришу и дядю Мишу, кларнетиста  дядю Петю, трубача  дядю Володю Анашкина.

 

 

 

Обучение в музыкальной школе проходило с обязательным участием в концертах, конкурсах между учащимися разных музыкальных школ. О предстоящих концертах знал весь детдом. В это время  двор пустел, толкались  у телевизора -  Вовка будет играть…  Однажды при консерватории проходил конкурс на право солировать с юношеским симфоническим оркестром на каком-то большом концерте.  Дядя Гриша привёз меня, усадил в малом зале, дал кулек с ирисками и сказал: «Жди».  Кандидатов было много, и из музыкальных школ, так и музучилищ. Хотя заходили и выходили быстро, ждать пришлось больше двух часов. Мне выпало играть последним. Первым, кого я увидел, был улыбающийся дядя Гриша, он показал рукой, что будь спокоен, все хорошо. Играл я «Неаполитанскую песенку», на половине меня остановили, не дав закончить. Что творилось в тот момент в голове, не помню. Вся братия толпилась в ожидании у дверей. Вышла вся комиссия во главе с главным. Он покрутил головой явно искал кого-то ,  затем спросил: «А где самый маленький?»,   все повернулись в мою сторону, я уже стоял на выходе. Дядя Гриша подозвал меня, главный взял за плечи и сказал: «Вот, кто будет солировать» -   и добавил: «Это теперь первая труба музыкальных школ и училищ!». Вот так, «из огня, да в полымя». После были и другие концерты.  

   

Весенний концерт учащихся музыкальных школ

на сцене Государственной филармонии им. Муслима Магомаева, 1959 г.

Но как водится, всему приходит конец. На детдомовском грузовике, на трассе около поселка Разина мы попадаем в автоаварию. У меня выбит зуб, порвана  верхняя губа. Мой учитель, трубач Владимир Владимирович Анашкин, от переживаний через несколько дней попал в больницу с инфарктом. Казалось, с музыкой было покончено, но…

Прошли долгие - долгие месяцы, прежде чем я решился, попробовал что-то изобразить на баритоне. Выбитый, но чудом оставшийся зуб, ловко вставили на свое место, а мундштук баритона (больший по размеру) позволял перекрывать шрам - рубец на губе и не сильно тревожил едва зажившую рану. Играл только в одиночестве, если это можно было назвать игрой, тренировался, разрабатывал... Затем попробовал альт. На собственном опыте познал истину - терпение и труд - все перетрут. И вот однажды, почти машинально взял трубу, от нервного состояния боли не почувствовал. Пальцы помнили все, губы кое-что. Теперь все свободное время уходило на «дудение».  Тем не менее,  был рад до истерики, понимая, что смогу играть.  Дальше -  больше, за пару месяцев, как распрощаться с детдомом  по окончании 8 класса, я уже, не так как раньше, но не хуже,  рядом сидящих пацанов, играл весь наш репертуар. Конечно, то, что прежде делали губы, пришлось компенсировать напряжением лёгких. В последующие годы игра на трубе привела к значительному изменению и восстановлению мышц губы, и она из кривовисящей справа, приобрела почти первоначальный вид. Пополнил свой жизненный опыт фактом, что травма не всегда может быть препятствием перед сильным желанием чего то достичь. Я обязан трубе тем, что играя на ней, избавил своё лицо от неприятной гримасы.

Воспитанник военного оркестра

Однако, для меня было абсолютно очевидно, что мысль продолжать заниматься музыкой, необходимо оставить в покое. Получив выписные документы, я покинул родные стены детдома, и отправился на поиски, не зная чего. Из газеты узнал о наборе учащихся для бакинского метростроя. Сдал документы. ПТУ находилось за поселком Баилова по дороге на Шихово. На следующий день, на комиссии мне отказали в приёме, сославшись на малый рост и нездоровый вид, дескать, такой не выдержит работы под землёй. Глупо было рекламировать своё здоровье, я тогда уже имел взрослый разряд по гимнастике. Спасибо моему детдомовскому тренеру - мастеру спорта Екатерине Романовне, одновременно мягкой,  но «железной» женщине.

Где-то надо было пережить тяжелое время.  Вернулся в детдом, спал, ел  и опять уходил. Никто  ни о чем меня не спрашивал, это была обычная ситуация для выпускников детдома.     И вот он счастливый случай! В один из дней сижу на бульваре, и вдруг меня окликает Коля Ходжаев, он тоже играл в нашем оркестре на альте и барабане. Узнав в чем дело, стал убеждать меня проехать с ним в одно место. Мы поехали. Прошли через стадион СКА, перевал или через горку и оказались в олимпийской деревне СКА. Нас встретил  старшина оркестра Семенов, как оказалось позже, добрейшей души человек и великолепный баритонист. «Кого это ты привёл?» - спросил он Колю,  Коля ответил, что это тот, который солировал в филармонии. Зашли в студию, старшина протянул трубу: «Давай играй». Я сыграл  «Смелого наездника» Шумана. Вопрос с приемом в воспитанники  военного оркестра штаба Бакинского округа ПВО  был решен. Позже мне стало известно, что перспективные ребята - музыканты, особенно из детдомов отслеживаются военными оркестрами, но я потерялся в гуще известных событий. Семенов сказал: «Коля покажет тебе твою койку и тумбочку». Я  не успел ни испугаться, ни обрадоваться.

Судьба была верна себе  -  она продолжала играть человеком, а ему оставалось играть на трубе .

На следующий день я был представлен коллективу оркестра. Дирижером был заслуженный  деятель искусств Азербайджанской ССР подполковник Шукюров. Я состоялся как воспитанник военного оркестра. Узнал, что Коля всего лишь неделей раньше, через знакомых ребят поступил в этот оркестр. Оркестр штаба Бакинского округа ПВО , как оказалось, имел особый статус. Это был главный военный оркестр республики, сопровождавший все мероприятия международного ранга. Военную форму нам подобрали, перешили недели через три. Проживая по соседству со спортсменами (стадионом СКА), мы со всеми перезнакомились и я, естественно, продолжил занятия по гимнастике. Моим тренером стал солдат - мастер спорта Аракелов Лева. До сих пор помню его и очень благодарен. Учились мы в 36-й школе на углу СКА.

 

Военный оркестр штаба Военного округа ПВО

Через полгода пришёл приказ о сокращении воспитанников.   И нас распределили по другим оркестрам. Так я оказался в оркестре БВОКУ в 1963 году.

Оркестр БВОКУ

Мое сравнение 2-х оркестров по порядку и распорядку было явно не в пользу оркестра БВОКУ. В  «штабном» мы жили, как «у Христа за пазухой». Над нами был только один начальник, наш дирижер. Здесь же, что ни офицер, то начальник, начиная с начальника училища,  всех замов,  штабных и прочая, и прочая… Благо, был детдомовский опыт, и мы быстро освоились, поняли, что все кривые и дальние пути были гораздо короче тех, которые могли пересечься с каким-нибудь офицером. Здесь поблажек не было.  Начались серьёзные занятия по строевой и физической подготовке. И я был на своём «коне»!  Основное время уходило, конечно, на специальные занятия в студии. Военный оркестр - это не только марши.  В репертуаре были произведения многих жанров. И, конечно, главное, чему уделялось особое внимание, это передвижения оркестра с одновременной игрой. Вот где требовалась значительная физическая подготовка! При более близком знакомстве, я вдруг обнаружил, что большинство «старых» музыкантов в прошлом занимались акробатикой или гимнастикой. Скрывать не буду, я стал «звездой» оркестра! Без строевых тренировок, вряд ли легко можно было преодолеть путь с игрой, сопровождая «слона» из курсантских коробок от училища до площади В.И. Ленина, Дома правительства, а затем ещё часа три аккомпанировать войскам при прохождении парадных расчетов, как на тренировке, так и на самих парадах. Дополнительного питания при этом не предусматривалось.

Оркестром училища командовал капитан Гутнов Анатолий Иванович. Запомнился, как интеллигентный, образованный, эрудированный человек, не только  как музыкант.

Посередине дирижер оркестра БВОКУ майор Гутнов Анатолий Иванович

Наша студия и спальное помещение находились в расположении БУО (батальон учебного обеспечения). Воспитанники к несению дежурств не привлекались. Все обязательно учились в вечерней школе.   Из нашего детского дома № 7 в оркестре БВОКУ были воспитанниками пять человек: я, два Николая, Жуков Вова, Шамаилов Соломон. Распорядок был один для всех, как для сверхсрочников, так и для воспитанников, единственно, нам был положен полуторачасовой сон днем. Репетиции, строевая, физическая подготовки. Опекал нас старшина Баштецкий Виктор.

Воспитанники военных оркестров

 

Старшина Баштецкий Виктор и воспитанник Владимир Лебедев

 

Воспитанники оркестра БВОКУ

 

Главной функцией военного оркестра является музыкальное сопровождение военными маршами передвижения воинских подразделений, тем самым стимулируя слаженность движения в строевом обучении войск, во время проведения воинских ритуалов, торжественных церемоний. Оркестр БВОКУ ежедневно с утра и до вечера играл во время утренней физзарядки, тренировки, развода на занятия, развода караулов, вечерней поверки и вечерней зори. Музыкально сопровождал торжественные собрания, торжественные марши, принятие присяги, выпуск лейтенантов и другие мероприятия. 

В обязанности военных оркестров также входила игра в парках для развлечения публики. Чаще всего играли в парке им. Кирова. Принимали также участие в концертах в разных организациях. Были игры и платные. Заработанная сумма делилась по установленной таксе. К примеру, я получал 2 марки, дирижер - 20. Своеобразная оркестровая процентовка.  Для нас особенно ненавистными были похороны какой-нибудь важной фигуры.  Порой, тащили «слона» через весь район. Подобное мероприятие называлось «кровавой халтурой».

Ежегодно проводились инспекционные проверки подготовки оркестров по  всем дисциплинам,  укомплектованность оркестров музыкантами, сыгранность оркестров, опрос по жалобам и заявлениям, состояние музыкальных инструментов (тут же находилась окружная мастерская по ремонту инструментов, руководил которой знаменитый на весь округ, уважаемый мастер Ашот). Проверка полностью касалась и воспитанников.  Чаще всего окружные смотры военных оркестров проводились в Тбилиси - Навтлуги в гвардейском полку. 

Каждый воспитанник имел право на отпуск. Ему выдавались проездные документы в любую точку Советского Союза по его желанию. В большинстве всех притягивала Прибалтика. «Росказней» и баек  хватало на весь год. Моя нелюбовь к путешествиям в поиске приключений на известное место, в дальнейшем с лихвой компенсировалась офицерской службой от Кавказа до Белоруссии и от Берлина до Памира на границе с Китаем. Меня вполне устраивала труба и спорт-городок.

   Не могу умолчать о не менее интересной истории моего поступления в училище. Была такая знаменитость как полковник Ковалев – зам. начальника училища. Шел третий год моей солдатской службы, как однажды в 1967 году мне не удалось избежать встречи с ним.  Он спросил, почему я не курсант. Я только пожал плечами. В это время шли вступительные экзамены. Он: «Приказываю, шагом марш на экзамены, потом доложишь». Спорить с Ковалевым было бесполезно. Я пошёл, что и как сдал, все в тумане. Почти месяц , как уже шли занятия, и нелёгкая опять столкнула нас на углу. Увидев меня в солдатских погонах, он взорвался: «Даю полчаса  сменить погоны и встать на довольствие и в строй 9 роты. Доложить».

Так круто опять судьба сыграла на мне, как на трубе… Я стал курсантом БВОКУ и …  только четверка по истории КПСС не дала мне права на красный диплом при выпуске.

 

 

ВИА БВОКУ

Дипломированные лауреаты республиканского конкурса

"Комсомольская и молодежная песня"

в центре: руководитель ВИА выпускник консерватории Константин

В заключение, не могу не отметить тот факт, что все события и обстоятельства, приведшие меня к той музыкальной и офицерской «лестнице», по которой я, как по ступенькам, прошёл все этапы становления, как музыканта, а затем и офицера ...  считаю подарком судьбы.  Очень надеюсь, что найдутся свидетели, которые дополнят мои воспоминания.

* * *

Прошло более 40 лет с момента, когда я держал в руках трубу.  На одном семейном торжестве, мой старший внук Миша услышал маленькую историю из моей музыкальной жизни.  Через два дня он подарил мне великолепную трубу, сказав: «Только не говори, что не сможешь играть. Ты будешь играть потому, что ты мой дедушка». Прошёл год тренировок… Сейчас я играю в составе городского оркестра ветеранов. 

 

На праздновании  70-летия Победы, г. Беэр Шева, Израиль, 2015 г.

 

Музыкальные традиции семьи продолжаются и в 4-м поколении...

 

24.11.2015 г. 

Следующий рассказ "Чидравлик"

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи).  Перепечатка (копирование) материалов в любом виде - только с письменного разрешения.  Для интернет-ресурсов  - без ограничений при обязательном условии: активная ссылка с указанием  наименования сайта и авторства.


Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[11.02.2014][Наше видео]
15 февраля - 25-летие вывода советских войск из Афганистана (2)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz