width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Полевые выходы | Регистрация | Вход
 
Среда, 24.05.2017, 01:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

Полевые выходы в Бакинском ВОКУ

Никакой баталии в кабинете выиграть не можно.

А.В.  Суворов

  

Перефразируя этот афоризм применительно к обучению курсантов, можно утверждать, что в классе воевать не научишься, нужна полевая выучка. Именно полевой подготовке на протяжении всей истории училища уделялось самое пристальное внимание. Командование и профессорско-преподавательский состав училища каждый год вносил что-то новое, искал, разрабатывал, внедрял, совершенствовал базу Учебного центра и методику многогранной полевой выучки будущих офицеров.

В этой статье мы попытаемся проследить особенности полевых занятий в Бакинском ВОКУ в разные годы, выработки умения вести боевые действия, воспитания физической выносливости курсантов. Это начало большого проекта, надеемся, со временем собрать максимальное количество сведений, фактов, воспоминаний о развитии и совершенствовании полевой подготовки в Бакинском ВОКУ и, конечно, вспомним добрым словом командиров и преподавателей, научивших курсантов выживать в трудных условиях.

О полевых занятиях в училище до 1957 г. сведения можно взять только из книги «Бакинское высшее» 1965г., соответствующие разделы писал учебный отдел, поэтому информация свойственна тому времени. Далее приведем воспоминания выпускников разных лет, что более интересно и ближе читателю.

Начнем с Грозненского пехотного училища, родоначальника БВОКУ.

«С началом Великой Отечественной войны все занятия строились, исходя из требований военного времени. Главный упор в учебе делался на полевую выучку курсантов, на привитие им высоких морально-боевых качеств. В процессе обучения каждая курсантская рота ежемесячно выходила на неделю на тактические учения. Выходы, как правило, начинались подъемом по тревоге и совершением марша на 30 - 40 километров с решением различных тактических задач. В течение 6-7 суток, в условиях, максимально приближенных к боевой обстановке, днем и ночью, в дождь и стужу, курсанты отрабатывали основные темы тактической подготовки в комплексе с огневой подготовкой и специальными дисциплинами.

Выпускник училища (1942 г.), подполковник Гейвандов Эдуард Меликовнч, так вспоминает эти дни: «Классных занятий у нас было очень мало. Большинство занятий проводилось на стрельбище, находившееся на расстоянии 8 километров от училища. Туда мы следовали походным шагом в противогазах. Обратный же путь со стрельбища в училище был труднее: мы совершали его марш-броском с боевой выкладкой не менее 20 килограммов. Каждый месяц побатальонно выходили для отработки тактических тем на недельный полевой выход. Совершали многокилометровые марши на различной местности. Спать приходилось в чистом поле, на снегу».

Итак, в 1941 г. основная часть занятий проходила в поле – ежедневно на стрельбище, неделю в месяц – ротные тактические учения, еще одну неделю – батальонные учения.

Обращаем внимание читателя на приведенный отрывок из книги 1965 г. «Бакинское высшее. История БВОКУ», в нем используется понятие «полевой выход», стало быть, это не изобретение 1970-1980-х гг., а возникло оно значительно раньше, возможно существовало не только в РККА, но и в Российской императорской армии.

«В конце октября 1942 года в училище, уже передислоцированное в Баку, поступил вышедший в свет новый Боевой устав пехоты (БУП-42), в котором был обобщен опыт первого года Великой Отечественной войны и устанавливались новые способы и формы ведения боя и управления стрелковыми войсками. Еще большее внимание стало уделяться полевой выучке курсантов, приближению занятий к условиям боевой обстановки. Увеличилось количество полевых выходов и двухсторонних тактических учений с длительным отрывом от базы и совершением больших пеших переходов» (насколько увеличилось, сведений нет. Прим. автора).

С 1 сентября 1943 года училище перешло на одногодичную программу подготовки, и количество полевых выходов вернулось к 1941 г.

«С осени 1944 года училище перешло на двухгодичную программу обучения. В период подготовки курсантов по двухгодичной программе, как и прежде, основное внимание уделялось изучению военных и специальных дисциплин на основе большого опыта, накопленного Советской Армией за годы Великой Отечественной войны.

В послевоенные годы, начале 50-х гг. подготовке квалифицированных офицерских кадров и была подчинена вся работа коллектива Бакинского пехотного училища. Серьезное внимание было уделено тактической и огневой подготовке и совершенствованию учебно-материальной базы. Училище после войны получило новейшую, первоклассную технику и оружие. В результате усердного, кропотливого труда всего личного состава были хорошо оборудованы классы, учебные поля, созданы необходимые наглядные пособия. Большое внимание 3-х летней (2-х летней)  программой уделялось полевой выучке и физической закалке курсантов. Целый ряд (?) тактических занятий, отрядных учений, участие в тактических учениях с войсками способствовало успешному решению этой важнейшей задачи». 

В 1958 г. училище было преобразовано в высшее, первый курс откомандировывался в войска для прохождения так называемого солдатского курса. Первыми покинули стены училища поступившие в 1958 г., одна рота была направлена в Ленинакан, другая – в Степанаван, там они  изучали уставы, топографию, тактику, огневую подготовку. Большое значение придавалось строевой подготовке, а также физической подготовке, были почти ежедневные кроссы, марш-броски. Большую часть времени первокурсники проводили на полевых занятиях в горах и полях, шинели одевать не разрешалось (из воспоминаний Стрельникова В.Т., выпускника 1962 г.).

"Первокурсники в солдатских погонах с 1960 года  обучались в учебных  частях 100 гв. умсд (1 гв. умсп - Навтлуги, а затем в артполку - Авлабар) по программе подготовки сержантского состава. Основу подготовки составляли тактическая и огневая подготовка. На тактической подготовке изучался боевой устав пехоты (БУП) первая часть - отделение, взвод, рота; отрабатывали вопросы инженерной подготовки: отрывку окопов для стрельбы лежа, стоя из всех видов оружия, а также траншеи для отделения. При выходе на тактические занятия совершались марш-броски, зачастую на отдельных участках в противогазах. Все занятия по тактике проводились на тактическом поле на окраине г. Тбилиси в районе посёлков Навтлуги и Авлабар. В конце первого курса по тактической подготовке проводились, так называемые, взводные и ротные тактические учения по боевому слаживанию.

На огневой подготовке курсанты отрабатывали навыки в стрельбе из разных видов стрелкового оружия как днём, так и ночью (автомат, ручной пулемёт, ротный пулемёт, ручной противотанковый гранатомёт). Тренировки по огневой подготовке проводились в военном городке и на тактическом поле.  В конце месяца проводились контрольные стрельбы из этих видов оружия.  Выезжали курсанты на контрольные занятия по огневой подготовке на стрельбище в районе хребта Яглуджа  на оборудованных для перевозки личного состава автомобилях.

Много часов придавалось строевой и физической подготовке. На занятиях по строевой и физической подготовке вырабатывались физическая выносливость и ловкость.  Курсанты тренировались и принимали  в составе  100 гв. умсд участие в парадах, проводимых  7 ноября и первого мая.  Один, два раза в месяц совершались кроссы на 1 км. В конце первого курса такие кроссы проводились почти ежедневно перед обедом. Совершались марш-броски на 10 км. Кросс на 3 км. начали проводить в конце первого курса. В результате этих тренировок многие курсанты к концу первого курса обучения выполняли по лёгкой атлетике норматив третьего разряда, а отдельные и второго. Много времени отдавалось тренировкам в преодолении полосы препятствий, гимнастике. В программу подготовки также входили уставы, защита от оружия массового поражения, медицинская подготовка, военная топография, иностранный язык. По завершению первого курса обучения курсанты участвовали в войсковых тактических учениях, проводимых штабом округа" (из воспоминаний полковника О.В. Дудниченко, выпускника 1965 г.). 

«Последний 35 выпуск, обучавшийся в Тбилиси, на полевые занятия за городом добирался  только бегом, чаще в противогазах. Полевые выходы за год проводились 4 раза, сроком на месяц, на стрельбище Яглуджа, находящееся в 40 км от части. Добирались туда пешим порядком с совершением марш-броска и завершающей атакой в противогазах на условного противника. Занимались огневой подготовкой, тактическими занятиями, ЗОМП, инженерной подготовкой. Занятия проводились как днем, так и ночью, спали в неотапливаемых палатках" (из воспоминаний подполковника В.П. Шипилова, выпускника 1968 г.).

Отметим, интенсивность полевой выучки и выработки выносливости у курсантов во время прохождения солдатского курса в войсках с 1958 по 1965 гг. в должности командира отделения.

«В середине 50-х гг. вся учебная база училища располагалась сразу за училищем. Группы курсантов через 100 метров попадали на учебное поле, на котором были накопаны разнообразные окопы, капониры, блиндажи. Там же располагался 200 метровый    тир, очень капитальное строение, где стреляли из пистолетов и одиночным огнём из других видов оружия.

Строительство домов в 50-е годы вокруг училища вытеснило эти постройки.  Некое подобие учебного поля было организовано за поселком Алатова на самом краю обрыва. На этом поле множеством поколений курсантов были оборудованы  опорные пункты, окопы и т.п. Здесь же и проходило большинство занятий по тактике. Ходили туда и обратно только пешком и ни как иначе. Автоматическим огнем стреляли на стрельбище на Уч-тапа» (из воспоминаний полковника В.В. Рекубрацкого, выпускника 1972 г.).

Полковник Митягин С.П., выпускник 1958 г. вспоминает, что Уч-тапу в их время называли «Учебным лагерем», куда курсанты совершали марш-бросок, спали в землянках на топчанах. Занятия в лагерях называли «лагерными сборами» или просто «лагеря».

С преобразованием училища в высшее учебный лагерь стал именоваться Учебным центром, и началось его строительство.

«В течение 1958-1959 гг. училищем велись большие работы по строительству капитального автомобильно-танкового парка, а также по строительству автодрома и танкодрома училища.

 В 1962 и начале 1963 гг. проделана большая работа по капитальному оборудованию учебного центра с учетом всех современных требований. Учебный центр включал в себя стрелковую директрису, позволяющую выполнять все упражнения курса стрельб, танковый огневой городок, артвинтполигон, стрелковый городок, инженерно-технический городок с полосой препятствий, навес для хранения техники, а также жилые помещения, пищеблок и все необходимое для размещения личного состава.

В 1963-1965 гг. повысилась и тактическая подготовка курсантов, полевая выучка и методические навыки. Все занятия по тактике проводились в сложных условиях, как правило, на незнакомой местности. На занятиях создавалась усложненная тактическая обстановка, требующая от курсантов смелых и инициативных действий и большого физического напряжения. Ежегодно, зимой и летом, училище принимало участие в тактических учениях с войсками, показывая на всех занятиях хорошую организованность, выносливость и тактическую подготовленность».

 

Перерыв на тактической подготовке, выпуск 1965 г.

Армейские учения - 1968 г., 

 Цитаты из книги закончились, далее – воспоминания выпускников.

«Мы выходили за пределы города в район Баладжар, и там была вся «незнакомая» местность. Никакой сложной тактической обстановки наши преподаватели и командиры взводов создавать не могли. Они  в своё время заканчивали среднее военное училище, только преподаватель, имея военное академическое образование и прослуживший в войсках хотя бы года два, мог мыслить с большим кругозором. На  втором курсе мы выезжали на Уч-тапу для проведения контрольных занятий по огневой подготовке. Размещались в землянках. В дальнейшем, после завершения строительства казармы и столовой, выезжали уже на длительное время, проводя занятия не только по тактике и огневой подготовке, но и по другим видам  программы (из воспоминаний полковника О.В. Дудниченко, выпускника 1965 г.).

«К 1968 году на учебном центре было оборудовано войсковое стрельбище (4 направления), огневой городок БМП, разнообразные учебные места в тылу, что позволяло преподавателям достаточно насыщено проводить занятия по огневой подготовке. Там же был танкодром, автодром, тактическое поле. Отдельным строением был пищеблок, казарма для солдат, человек, на 30-40, два финских домика для офицеров и казарма примерно на курсантскую роту. Году в 70-м началось оборудование палаточного городка уже на курсантский батальон, а к 1972 г. построили две сборнощитовых казармы. В 1970-1972 гг. учебный центр расширялся за счёт постройки директрис БМП» (из воспоминаний полковника В.В. Рекубрацкого, выпускника 1972 г.).

В 60-е и 70-е годы курсантов высшего училища стали возить на Учтапу на машинах ГАЗах, ЗИЛах, БТР-152, БТР-40, 60 и др. на стрельбы, вождение. Тактикой занимались за пос. Мусабекова, куда ходили пешком. Один раз в год проводились комплексные занятия в составе роты, тогда на Уч-тапу шли пешком или совершали марш-бросок, но это не было обязательным.

 

«На Уч-тапу марш бросок совершали два раза в семестр. Все проходило в комплексе с другими военными предметами. Но у нас не было стрельб в составе отделения, взвода, роты и т.д. На Уч-тапу выезжали часто на стрельбы из стрелкового оружия,  танков и артиллерии, а также для вождения БТР и танков. Так же там проводились ротные тактические учения, но не выезжали, совершали марш бросок» (из воспоминаний подполковника В.П. Шипилова, выпускника 1968 г).

«Как правило, выходы проводились 1 раз в конце месяца на неделю (3-4 раза в семестр). Выезжали обычно 2 и 5 роты на автомобилях. Там проводились стрельбы из всех видов стрелкового оружия, вождение бронетранспортеров и танков, боевые стрельбы в составе взводов. В  армейских учениях участвовали один раз, по-моему, весной. Еще на первом курсе во втором семестре с нами проводились ротные учения, в течение суток. Практически, каждое воскресенье проводился 3 км. кросс на приз газеты ЗакВО "Ленинское Знамя" или кросс с ориентированием.» (из воспоминаний генерал-майора Г.А. Калабухова, выпускника 1970 г.).

«Нам тоже несколько раз приходилось идти на полигон своим ходом, но это не было правилом. Целая группа бакинцев после окончания (в 1970 г) попала в ВДВ и скажу, что физически мы не уступали выпускникам Рязанского ВВДКУ, зато даже чувствовали себя более уверенно на учениях» (из воспоминаний полковника В. А. Савченко, выпускника 1970 г).

«За годы учёбы было три пеших похода на Уч-тапу в виде комплексного занятия: «противник слева, справа, везде, газы, воздух» и т.д.» (из воспоминаний полковника В.В. Рекубрацкого, выпускника 1972 г.)

 «Если полевые занятия были не суточные, не недельные, то в графе «Место проведения» ротного расписания занятий мелко писали: «Поле». Если же выезд был «затяжным», то через все метрового размера расписание, висевшее в роте, наискосок было крупно написано: «Полевые занятия» или «Выезд на Уч-тапу». Это было комплексное занятие. На разных учебных точках отрабатывались поэтапно все предметы боевой подготовки - огневая, тактическая, инженерная, ЗОМП, вождение и т. д. А завершалось все это РТУ. Мы наступали, на ходу стреляли по мишеням, метали наступательные боевые ручные гранаты РГД-5. Ее радиус поражения был 30 метров. Потом «противник» нас останавливал своими превосходящими силами, мы занимали оборону, окапывались, метали оборонительные ручные гранаты Ф-1 («лимонки») с радиусом поражения уже 100 м. И делали это уже из-за укрытий или из окопов и траншей. Попутно отрабатывали нормативы по ЗОМП. Все это было "пеше - по-машинному". Сам выход в учебный центр осуществлялся по-разному. При ротном Московиче марш-броском от училища до Уч-тапы. Точнее, машиной (обычным бортовым грузовиком) нас довезли до поворота с шоссе на Уч-тапу. А оттуда уже марш-броском с полной выкладкой. Чаще нас возили на бортовых грузовиках - иногда с боковыми сидениями, иногда без.  Ротный Рудниченко нас жалел меньше. Пешком шли мы до Баладжарского спуска,  машина следовала за нами. Потом от Баладжар марш-броском до Уч-тапы. Крытых тентом машин, как сейчас, для перевозки  Л/С тогда либо не было, либо их не давали, иногда была и  команда «Газы». Выезд в Уч-тапу был не чаще, чем раз в месяц. Вначале нас размещали в казарме БОУПа, т. к. других не имелось. А потом построили щитовую, деревянную казарму с каменным фундаментом, под которым была кочегарка. Позже, когда я уже был посткором, Валег Эюбович Баршатлы брал меня с собой на Уч-тапу, и я видел уже несколько казарм, и они были либо хорошо оштукатурены, либо заново сложены из кубика. А последний выезд на госы на Уч-тапу по традиции заканчивался огромной метлой, шириной с автоколею, привязанной к замыкающей колонну машине, которым мы будто бы заметали обратный путь в уч. центр навсегда. Ох и скандалов было тогда! Ротный ругался. Только один веник отрежут и выбросят, как откуда ни возьмись, появлялся новый» (из воспоминаний полковника В.А. Назарова, выпускника 1973 г.).

«Во время нашей учёбы  марш-бросок до Уч-тапы мы совершали однажды на первом курсе. Нагрузка была, конечно, очень ощутимая. Марш-бросок  совершали в полном снаряжении, включая скатку шинели,  в летнее время. Было очень тяжело. Многие курсанты не смогли справиться с такими нагрузками, их снимали с марш-броска, сажали в машины и отправляли в расположение училища.  К таким нагрузкам нужно привыкать путём повседневных тренировок, а самое главное, путём регулярного планомерного совершения этих бросков». (из воспоминаний майора В.Ф. Шапочанского, выпускника 1973 г.)

 В 1976 г. в училище поступила Программа боевой подготовки учебных мотострелковых и разведывательных подразделений, утвержденная Главкомом Сухопутных войск. В ней был введен хорошо известный, но забытый термин «полевой выход». С этого времени в училище стала постепенно внедряться эта программа, совершенствуясь из года в год.

Уже в 1976 г. курсанты выпускного  1-го батальона стали осуществлять полевые выходы в составе рот и батальона (батальона - впервые за последние десятилетия) в течение недели. «Стали занятия планировать так, чтобы всё вместилось в одну неделю - стрельба днём и ночью, тактика, физическая подготовка, топография, вождение БМП и БТР  и т.д. Сначала выезжала рота, а потом и весь батальон. Всё было сжато и, конечно, тяжело. Были также полевые выходы к озеру на вождение  - преодоление водных преград на БМП. До озера 25 км и на другой день назад в училище столько же. Многие  натерли мозоли, но в увольнение ушли и хромые и «косые». Были также  марш-броски раз в неделю, сначала было трудно, а потом с лёгкостью бегали только на «хорошо» и «отлично» (из воспоминаний подполковника В.В. Чухачева, выпускника 1976 г.).

 В 1978 г. командующим войсками КЗакВО был назначен генерал-полковник О.Ф. Кулишов, ранее занимавший должность начальника Рязанского ВВДКУ. Командующий живо интересовался учебным процессом в военных училищах округа и внес свои поправки в физподготовку и полевую выучку курсантов.

«Мы были на втором курсе, когда  пришёл новый командующий округом, и он первым делом вместо утренней 20 минутной зарядки, ввёл 50 минутный утренний час физической подготовки,   ежедневные спортивно-массовые часы (также и в выходные дни). Я считаю, это его заслуга в подъёме физической подготовки и спорта в училище. На Учтапу нас сначала вывозили на автомобилях  до самых казарм, в которых мы ночевали.  Позже ввели марши. На автомобилях доезжали до подстанции за Хурдаланом, и оттуда (сначала вдоль дороги) мы с полной выкладкой шли 20 км маршем, последние 6 км складывали вещмешки на автомобили и с автоматом, противогазом и полевой сумкой совершали марш-бросок до учебного центра. Около парка боевых машин фиксировалось время, затем мы, разобрав свои вещмешки, размещались в палаточном лагере. Стрельбы и тактические занятия проводили, согласно расписания, на следующий день. Эти марши сыграли положительную роль в закалке курсантов, тем более это происходило ежемесячно при каждом полевом выходе. А вот размещение в палаточном лагере было организовано из рук вон плохо:  рваные палатки  не спасали от ветров и дождя, сырые матрасы на нарах, маленькие печурки, которые топить было нечем (и коптили они больше, чем давали тепла),  согреться ночью было невозможно. После таких полевых выходов многие курсанты попадали в медпункт и приобретали себе хронические заболевания на всю жизнь. Польза была, конечно, но начальству надо было не только писать красивые отчеты, но и заботиться и об условиях размещения в палаточном лагере, за это мы частенько проклинали Баршатлы и Егерева» (из воспоминаний майора А. И. Островерхова,  выпускника 1981 г.) 

Н.В. Гафурова (Смазилкина)

Продолжение статьи (Нажимайте!)

29.09.2015 г. 

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи).  Перепечатка (копирование) материалов в любом виде запрещена.  Для интернет-ресурсов  - без ограничений при обязательном условии: активная ссылка с указанием  наименования сайта и авторства.

Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[24.08.2013][Наше видео]
40-летие 40-го выпуска в Смоленске (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz