width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | За что меня отстранили от участия в параде в Баку в 1975 г. | Регистрация | Вход
 
Вторник, 05.03.2024, 08:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

 

За что меня отстранили от участия в параде в Баку в 1975 г.

 

 

 

Выпускник БВОКУ 1976 г.

подполковник в отставке

Голец Сергей Иванович

 

 

30-летие Победы над фашистской Германией 9 мая 1975 г. по всей стране готовились отметить особо торжественно. Будучи курсантом третьего курса Бакинского ВОКУ, я участвовал в репетициях к параду в составе колонны училища.  

Все участники парада Бакинского военного гарнизона доставлялись к месту  тренировки – площади В. И. Ленина перед домом Правительства на автомобилях или автобусах, курсанты военно-морского военного училища – на  больших и малых десантных кораблях.

Курсанты БВОКУ, как настоящая «Пехота – Царица полей», выдвигались к месту тренировки в пешем порядке.

Распорядок  дня в дни  тренировок  изменялся, подъём и завтрак  были  на один час раньше, затем курсанты шли ротными колоннами  пешком из военного городка «Красный Восток» к месту  проведения тренировки  через весь город к дому Правительства.

Несмотря на  ранний час, колонна двигалась с песнями, каждая рота пела свою основную строевую песню,  кроме того  пели ещё и так называемые «не  очень строевые песни» - популярные и написанные в ритме строевого марша. Нашей любимой была песня из кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию»:

 

«Маруся oт счастья слезы льет,

Как гусли душа ее пoет.

Кап-кап-кап,

Из ясных глаз Маруси

Капают слезы на кoпье...

Кап-кап-кап,

Из ясных глаз Маруси

Капают сладкие,

Капают кап-кап,

Капают прямo на кoпье».

 

 

С этой песней связано воспоминание о том, как курсанты одной из рот БВОКУ подхватили инфекцию, передаваемую половым путем. Начальник учебного отдела полковник Егерев Н.А., большой любитель и инициатор исполнения строевых песен, при исполнении этой песни улыбаясь, шутил: «Ну вот, закапала  рота»,  - что вызывало у курсантов,  понятный только им одним, смех.

Проходя по узким улочкам между многоквартирных домов, курсанты нашей третьей роты пели песню, первый куплет которой начинался так:

 

«В Ростове мы служим с Тобой

И шашки свистят неумело,

Вперёд, первый шаг строевой,

А бабы последнее дело»!

 

Стоящие на балконах и высунувшиеся из окон люди аплодировали, кричали «УРА!», а во время  исполнения последнего  куплета  сверху летели цветы и, как в старые добрые времена в фильме  «Эскадрон гусар-летучих»,  пирожки и булочки!

Но особенно нравился  людям последний куплет,  который звучал более  оптимистично:

 

«Мы скоро вернёмся домой

И вымоем в бане всё тело.

Вот тут нам и нужен покой,

И бабы тут первое дело».

 

Здесь некоторые эмоциональные зрители из окон бросали бутылки с пивом и вином, которые надо было ещё  умудриться поймать, да так, чтобы уберечь от  зоркого ока  отцов-командиров. А это удавалось очень редко, как правило, бутылки разбивались об асфальт.

Руководил  подготовкой к параду командующий 4-й общевойсковой армией КЗакВО генерал-лейтенант Кирилюк В. К.

 

Тренировка к параду

 

Колонны с курсантскими коробками проходили всегда лучше всех,  почти без замечаний, а вот срочники из  воинских частей гарнизона не могли похвастаться  высокой строевой подготовкой, в связи с чем  генерал-лейтенант  В.К. Кирилюк отправлял всех участников тренировки на новый и новый круг.

В перерыве, вспотевшие и уставшие,  мы балагурили, курсант Шабанов сказал: «Очень кушать хочется!», его поддержал кто-то из курсантов, вспомнив крылатое выражение из фильма «Джентльмены удачи:  «А в тюрьме сейчас ужин ... Макароны!», слегка его перефразировав про училище.

 

В перерыве балагурили

 

Взглянув на часы, стрелки которых показывали начало  второго часа дня, я возмутился, что нарушается требование приказа МО СССР о том, что промежутки между приемами пищи не должны превышать семи часов.

Моё  возмущение какой-то «доброжелатель» передал командиру роты  ст. л-ту Г.Ф. Федукину, который  прибежал и начал  меня провоцировать  словами: «Ты что - самый умный?  Или самый смелый? Вот иди и скажи генералу о том, что приказ Министра Обороны нарушается! Слабо?».

Я ответил, что не я должен об этом  говорить, а он, как командир роты, обязанный заботиться о своих подчинённых.

В какой-то момент  Г. Федукин  решил сыграть на местном обычае, заявив, что кто не пойдёт, того мол… (сказав оскорбительные слова в адрес моей матери)…  Для жителя Баку это было недопустимо, и я  с автоматом на плече пошёл через весь плац наперерез к трибуне дома Правительства.      

На крики: «Ты что делаешь? Не дури, вернись назад!», - я не реагировал и, подойдя вплотную к дому Правительства, стал подниматься по ступенькам на трибуну, с которой на меня недоуменно смотрел командующий 4 ОА генерал-лейтенант В.К. Кирилюк вместе с другими генералами и офицерами руководящего звена Бакинского военного гарнизона.

Тут меня подхватили  под руки двое в штатском, один из них снял с моего плеча автомат, и они молча повели меня к стоящей за домом Правительства черной «Волге». Всю дорогу, пока автомобиль с зашторенными шторками ехал в неизвестном мне направлении, эти люди в штатском с военной выправкой молчали… Вскоре мы приехали к зданию с вывеской «Управление КГБ Азербайджанской ССР».

В кабинете мне стали задавать вопросы:  «Куда и с какой целью я шел, почему я это сделал, какие имел намерения»?

Я на все их вопросы отвечал честно, как было на самом деле.

Один из сотрудников, скорее всего он был азербайджанец по национальности, спросил меня: 

«А если бы тебе командир роты сказал: «Кто не спрыгнет с крыши  пятиэтажного дома, ты тоже бы спрыгнул?». Я ответил, что если бы он при всех задел честь моей матери, то спрыгнул бы!

Затем на той же черной «Волге» один из сотрудников с комфортом отвёз меня в БВОКУ и передал  дежурному по училищу, который отправил меня в расположение, где я сдал свой АКМ дежурному по роте, и старшина назначил меня дневальным по роте, поставив к тумбочке.

 

 

Командир 1 батальона полковник Ельников Л.В.

 

Часа через два  парадный расчёт нашего курса прибыл в училище и меня вызвали на общее построение. Командир батальона полковник  Л.В. Ельников  вывел меня перед строем  батальона  и довёл до всех мои, неправильные, с его точки зрения, действия, которые привели к тому, что к дисциплинарной ответственности были привлечены  отдельные офицеры батальона.

 

Командир 3 роты ст.л-т Федукин Геннадий Федорович

 

После построения меня вызвал к себе в кабинет комбат п-к Л.В. Ельников и в личной беседе посетовал, что теперь по моей вине наша рота осталась без своего командира - командующий 4 ОА  арестовал ст. лейтенанта Федукина на трое суток. Насколько это, правда, знает, наверное, только сам Г. Ф. Федукин.

К командованию БВОКУ меня не вызывали и никаких взысканий за данный поступок мне никто  не объявлял, правда стали  ежедневно назначать меня в наряд.

Больше в состав Парадного расчёта  меня не включали и участия в  тренировках и проведении парадов я не принимал.

 

Курсант С. Голец

 

03.12.2023 г.

Фотографии из архивов автора, подполковника в отставке Кобзаря А., открытых источников.

Все права  на материалы сайта защищены!  Копирование запрещено. Разрешено для интернет-ресурсов размещение материалов сайта при обязательном условии: активной ссылки с указанием наименования сайта и автора.

Календарь
«  Март 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[24.12.2015][Наше видео]
Памятная дата - 25 декабря 1979 г. (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2024Создать бесплатный сайт с uCoz