width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Служба в Славуте | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 20.08.2017, 05:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск
Служба в Славуте (продолжение)

В.В. Рекубрацкий - полковник в отставке

VI
Старшим в общежитии был наш выпускник холостяк капитан Николай Гогитидзе. Очень колоритная личность. В глаза и за   глаза все от солдата до командира полка называли его по  кличке: «Князь». Клички, как правило, очень точно  характеризуют  человека, а  в этом случае попадание более   чем  на 100 %.

Очень благодарен Князю за эпизод, который можно сказать спас моё служебное  будущее.  Подловил меня как-то пропагандист полка, тоже выпускник БВОКУ и предлагает  стать предводителем полковых комсомольцев. Освобождённая должность, в караулы ходить не будешь, в командировки не посылают, на целину если и поедешь то в управление, а не командиром взвода! Командир полка тебя сразу драть перестанет, а   то ведь дерёт. Замполит просто полюбит. Жизнь у тебя будет - малина. Поддался я  на посулы. Какой бы из меня политработник получился? Процесс назначения пошёл. Командир желваками играет, но в мою сторону и не смотрит. Замполит поглядывает   почти с отеческой любовью. Срабатывает, не надул пропагандист.  Однако шила в мешке не утаишь.  Князь со товарищи узнал о предстоящем перевоплощении. Устами Князя коллектив сказал:

-Собирай вещи и чтоб духа твоего в общаге не было! Сам не соберёшь – мы соберём!

Ну не любил народ всевидящее око и руководящую роль, что тут поделаешь. Пришлось срочно отказываться от лестного предложения партполитаппарата.

Замполит всё допытывался:

- Почему так резко изменили решение?

В ответ  ему я плёл  что-то про призвание быть командиром, должен мол «водить полки по нескошенным лугам», без техники и солидола  жить не могу, а  пропагандист в минуту слабости напал, задавил авторитетом…

Командир сразу вернулся к прежнему и за ранее недодранное тоже. Взор замполита от отеческой любви сразу освободился.                                                           

VI

 Питание в офицерской столовой  было организовано в высшей степени хорошо. Это была даже не столовая, а этакий ресторан. Готовили  ну, просто, супер. Блюда одно изысканнее другого.  Запомнился - молдавский мититей. Не встречал более такого, ни в гарнизонных столовках, ни в более крутых заведениях, хотя оговорюсь: не часто приходится посещать оные. На специальном столике стояли батареи местного пива, бери, сколько хочешь. Стоила бутылка 11 коп. Творение местного пивзаводика имело омерзительное качество и в народе иначе как «ослиная моча» не именовалось. Этого пойла навалом, другого пива не имелось, а стоило копейки, поэтому  вкушали его и премного.

Виданное ли дело? Был и буфет, где можно было остограмиться, закусив бутербродом с сёмгой, бужениной  или икрой?! На столах крахмальные скатерти. Хорошая посуда и приборы. Обслуживают официантки. На один большевистский рубль можно было так отобедать,… сейчас  и на 500  «буржуинских рублёв» не получится.  Кроме перечисленных прелестей была ещё одна: можно было питаться под «крест», то бишь в долг. Отдельные любители гульнуть после получения жалования, очень ценили эту особенность военторговского общепита. Надо отдать   должное долги  всегда отдавались  в срок. Порукой своевременной отдачи долгов была, заправляющая всеми столовскими делами, девушка Ольга. Своенравная девица  30-ти годов, кровь с молоком, на щеках естественный румянец и около двухметрового роста, обладала мужской силой. При этом оставаясь абсолютно женственной, серьёзно прикрывая все  параметры женской красоты. Приводила в чувство любого буяна одним взглядом. Если взгляда не хватало, очень вкрадчиво на ушко ему сообщала, что бьет она всего  два раза и второй раз по крышке гроба. Ей верили и скоренько возвращались в лоно общественного порядка. Однажды вновь прибывший майор-академик в чём-то не разобрался и перешёл «дозволенные пределы». Хук, глубокий нокаут, перевёрнутые столы и разбитая посуда. Под такую «славу» она долго не могла выйти замуж, хотя все знали, что она этого очень желает. Ну, боялись её потенциальные женихи. А как бить будет за провинности?                                                

VII

 Слова у  полкового командира с делом не расходились. Обещал устроить особый режим службы и устроил! Командировки, наряды, руководство «партизанами», целина и даже дивизионный хор - всё было моим. Однако качество жизни, о котором сказано выше, было отменным. Служить было легко. Судите сами. Провожу занятия с «партизанами»  по теме: взвод в обороне в лесу. Солнце не жжет,  комары не кусают, не по колено в грязи, верблюжья колючка через сапоги не колет, её тут просто нет, нюхаю лютики-цветочки. Дышу целебным сосновым воздухом! Бакинская хамоватая напористость позволяет поставить на место любого, кто попытается перечить. К концу дня обнаруживается, а я и не устал.  Энергии ещё  хоть отбавляй,  ищет она, родимая  выхода. И выход и энергия друг друга находят.

VIII

«Энергия выходит» в одном очаге культуры и двух-трёх «очажках культурки». Очаг - это роскошный дом офицеров, так же воздвигнутый в 30-х годах. В моём нынешним областном центре есть нечто подобное, но это областная столица, а там районный центр. Здесь выступали столичные артисты, показывали новые фильмы, организовывались танцевальные вечера. «Очажки культурки» - два ресторана и дом культуры лесников «Лесоклуб». Рестораны не только и даже не столько общественное питание и питиё, а разгульные игрища. Здесь живая музыка, танцы, шмантцы зажимантцы,  шум-гам, кто-то смеётся, кто-то рыдает, знакомятся, ссорятся, мордобой…, в общем, «кровь, пот, песок,  дерьмо, сахар и слёзы»

Лесоклубный очажок будет демократичнее, но опаснее. Наших там мало. Чужака видно сразу, а один в поле не воин.



«Очажок культурки»  с красной крышей - это новый ресторан.

Крайнее  слева строение - парк и дворец Сангушко, в то время военный госпиталь



Главный очаг культуры. Дом офицеров в эго нынешнем виде. Хоть не разграбили. А не разграбили потому, что его охраняет дух начальника дома красных командиров. В 1939 году тогдашний начальник был расстрелян за то, что не обеспечил подачу электричества на торжественное собрание 23 февраля 1939 года. Говорят, что после этого лампочки горели без подачи напряжения…

IX

    Со временем ознакомились с местными достопримечательностями. Их немного:  дворец какого-то богатея, заколоченный костёл, конюшни. Дворец стал военным госпиталем, костёл складом, конюшни перепрофилировали под человечье жильё. Больше в городе особо интересного не было. Две-три пятиэтажки для важных горожан, а остальное частный сектор, кто на что горазд.   Бродят курки, да мелкая худоба и с рогами и с пятачками. В городке организованы небольшие предприятия: бумажная фабрика, суконно-камвольный комбинат, швейка, фаянсовый, стекольный и ещё что-то.  Заводики работают в две смены. Все при деле. Ожидают наступления более светлого будущего.  Светлое будущее заставило себя ждать двадцать лет, но все же появилось. Заводы встали, производить больше нечего и не нужно.

С появление интернета информации об истории Славуты стало значительно больше.  Славута была бойким местом. Издавна имела Магдебургское право.

Кипела экономическая жизнь. Успешно руководил делами «топ менеджер» того времени князь Сангушко, оставивший потомкам своё имение. Революционные солдаты и местные болваны в 1917 году убили его, а имущество разграбили. Утром, когда все протрезвились, сообразили, что зря  его порешили. Князь  жлобом  не был и сделал для города и людей много хорошего. Хоронили его всем городом.


Костел в имении князя Сангушко. Сейчас приведен в порядок, идут службы


Каретная князя. В советские времена склад госпиталя. Сейчас, наверное пустота



На втором плане справа конюшни князя, переоборудованные под человечье жильё


Дворец Сангушко. Старинная гравюра.  Слева каретная (см. предыд. фото)

X

На фоне городской скромности военный городок смотрелся как нечто инородное. Сдан в эксплуатацию в середине 1930 -х. Задумывался  городок как образцовый образец. В плане  буква «П» размером примерно 1.5 на 1.5 км. Правая «ножка и перекладина» - казармы.  Левая ножка -это два десятка домов для командиров. Пространство  «внутри» буквы – учебное поле.

В казармах во время войны располагался концлагерь, печально знаменитый «Гросслазарет Славута». Свыше 150000 замученных итог работы фашистских эскулапов. На учебном поле в братских могилах  хоронили умерших и убитых красноармейцев. А мы на этом поле устраивали свои военные ристалища.



Учебное поле в наше время


Учебное поле, во время фашистского живодёрства


Учебное поле сразу после освобождения Славуты. Слева видна водокачка и жилые дома комсостава. Вид от дивизионного КПП
XI

Жилые дома, построенные в тридцатые годы и сейчас вполне современны. В наличие все элементы, позволяющие им носить гордое имя – «сталинки».  Количество квартир соответствовало количеству командиров РККА. Любой «краском» не зависимо от чина получал 3-х комнатную квартиру, укомплектованную казённой мебелью. Комнаты имели четкое назначение. Самая большая - гостиная, меньше - спальня, самая маленькая около 10 квадратов - кабинет. Эти свои названия комнаты сохранили и  ныне.

Какая мысль посещала стриженную головёнку выпускника военного училища уроженца д. Малиновки или Али-Байралы, когда он входил в эти апартаменты первый раз как полноправный хозяин!?

Какие мысли появлялись в тридцатых годах в головах местных жителей, созерцающих эти сказочные чертоги и их  обитателей?

Первый думал: жизнь удалась!

Остальные: чтоб вам пусто было!

Своё «воодушевление» местные пронесли через десятилетия.. В 1970-х завистливый рефрен: как же Вам хорошо живётся - звучал в устах аборигенов  сплошь и рядом.



Нынешний вид тех знаменитых домов. Все обветшало, заросло
XII

С местными хлопцами отношения складывались очень напряжённые. Сыны полесья болезненно воспринимали свою, как им казалось, второсортность. Как же, вояка такого же возраста, как и я, у него всё есть, у меня - ни шиша. Я такой да растакой, замечательный,  на заводе вкалываю, в дерьме, зарплата 60-70 руб. а у него…!!! Девки к ним липнут, а от меня нос воротят! В кабак зайдешь, все места ими заняты! Трудовому человеку кружку пива выпить культурно негде! Понаехали тут. Гады!!. Пьянь. Справедливости ради надо сказать, что коллеги порой вели себя, как   нынче ведут себя российские туристы на «туретчине», за что и там они шибко  нелюбимы. Турки думают: нахапали эти русские  дармовых денег, пьют, жрут, буянят, а мы только  работаем, работаем… Примерно так же размышляли и «турки» славутские.  Под такое настроение подловят где-нибудь в тёмном месте одинокого «зелёного человечка» и вломят ему по первое число. Не возьмут в толк местные, что это отнюдь не все представители офицерства, да не свалилось им такое «счастье» с бухты барахты, а добыто трудом в военном училище и на службе.

Участвовал я как-то  в дебатах на тему: «кому живётся весело вольготно на Руси!»

Говорю им:

-Ребята, в военные училища принимают до 28 лет, ещё не поздно. Протекцию составлю!

-Да нет, там же дисциплина! Трудно там!

Вот так номер? Как завидовать, мы тут как тут, а попытаться получить так алкаемые вами льготы, так – дисциплина!

XIII

 Другое дело красны девицы.  Они-то чувствовали, что лучше лейтенанта партии в Славуте не найти. Свяжет она судьбу с местным и что: куры, поросята, удобства во дворе, вода в колодце. Лейтенант-интеллигент, станет майором, а вдруг генералом, получит квартиру, пошлют за границу…  А уж как там за границей, они могли  представить, глядя на жён офицеров, которых местные крали ядовито именовали не иначе как «военны дамы».  По-женски их ненавидели и крепко завидовали. Отдельные славутские сирены,  пылая желанием вскочить в социальный лифт, так сладко пели… Гомеровские певуньи  нервничают от своей никчёмности на мокрых скалах.  Роль воска в моих ушах «одиссея» играл светлый образ родителя. Помню, что он сказал на перроне, хорошо помню: ослушавшегося  жизнь научит и накажет строго. (цит. Выс.)

XIV

Всё хорошее когда-то  заканчивается - увы. Помнишь об этом всегда, но  конец  всё равно приходит внезапно. В моём случае он пришел тютелька в тютельку на двухлетний юбилей офицерской службы. Командование решило, что хватит… и разогнало нашу квадригу на все четыре стороны.

  Валеру Ч. - в ЗабВО ст. Мирная,  Витю М. - в Чехию, меня - в ЗабВО в МНР. Валеру Балджи ждал самый замысловатый  зигзаг военной судьбы, переведён он был командиром взвода в Львовское политическое училище, чего не нужно было ни училищу, ни Валере. Военная судьба у всех сложилась по-разному. Связь утерялась, и восстановить её не удается и поныне.

Славуту всегда вспоминал, вспоминаю и буду вспоминать с теплыми чувствами.  Здесь получил добротные начальные навыки офицерской службы.  Выполняя мудрые указания отца, встретил скромную девушку - будущую  супругу, с которой душа в душу служили и служим уже 40 лет. Благодарен командирам,  державших  в «ежовых рукавицах» молодых лейтенантов, делая, таким образом, болезненную, но необходимую для службы «прививку» от  разгильдяйства и безответственности.

Начало рассказа  Следующая подстраница "Ломоносовские места"
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[06.08.2013][Наше видео]
Новости Смоленского ТВ у нас сайте (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz