width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Ахалкалаки-Суэц | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 20:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск
Ахалкалаки - Суэц

 

 

 Как это было

или О том, как личный состав приграничной с Турцией дивизии собирался смотреть финальный матч Кубка СССР между командами «Динамо» (Киев) и «Арарат» (Ереван) в …Каире

 

Сейчас, наверное, уже мало кто сможет в «цветах и красках» рассказать о событиях осени 1973 года в одном из небольших городов Джавахетии (на юге Грузии) – Ахалкалаки. А точнее в расположенном здесь военном городке, где были компактно дислоцированы основные части и подразделения 147-й мотострелковой дивизии, входившей в состав 31 армейского корпуса Краснознаменного Закавказского военного округа. Давно это было. Тогда, в один из октябрьских дней, соединение было поднято по тревоге. Но не в том прозаичном режиме, когда 2-3 раза в год стабильно «неожиданно» в створе между 5-ю и 6-ю часами утра расписанная «по нотам» суета накрывала высокогорный гарнизон. Та тревога прозвучала непланово, во время, когда этого на протяжении почти всей службы не позволяли себе сделать многие, даже самые ретивые, «полководцы» – в 3.30 утра…

…Осень семьдесят третьего для этой дивизии вообще выдалась на редкость напряженной. Поначалу – незапланированный «спектакль» для военных делегаций Сирии и Ирака, когда в ходе дивизионных учений мы показывали братьям-арабам «товар лицом», где таковым выступали БМП-1, БТР-60 ПБ, некоторые другие образцы советской военной техники и вооружения. Ее потом нам засчитали как осеннюю проверку. Не успев отдышаться от этого мероприятия, унесшего жизни нескольких военнослужащих и покалечившего десятки солдат, некоторые подразделения соединения срочно были переброшены в окружной учебный центр Вазиани - Караязы, где братские республики Грузия и Азербайджан по-соседски делили озеро на Джандари с грузинской стороны и Джандаргель – с азербайджанской. Здесь предстояло в срочном порядке строить форты для какого-то очередного «спектакля с показом», для других «братьев». Едва личный состав отмылся от этого рабского труда (а работать в учебном центре приходилось с 6.00 до 19.00 – 20.00), как поступила новая вводная. По прогнозам синоптиков в Цалкском районе Грузии ожидались ранние заморозки и снегопады, что ставило под угрозу уборку картофеля. Местное население, оценив свои скромные возможности, запросило помощи у военных. И опять – на выезд.

…Но сельхозработы на сей раз как-то неожиданно были свернуты раньше их планового окончания. Нас спешно отправили на «зимние квартиры», оставив цалкских крестьян один на один с еще довольно большим фронтом картофельных «баталий». Вечер прибытия в расположение был спокойным и не предвещал ничего необычного. Покормив личный состав и проконтролировав приведение им себя в порядок, мы, молодые выпускники военных училищ, уже заполночь поспешили к своим койкам в длинном одноэтажном бараке-общежитии, бывшем при царе-батюшке …конюшней, а в советское время гордо именовавшемся гостиницей. Долго «мять подушки», однако, не пришлось. Через пару часов после запоздалого отбоя пронзительный голос хронически пьяной дежурной по «гостинице» вперемешку с юфтевым топотом посыльных поставили наш барак «на уши» – тревога! У приграничного закрытого гарнизона свои порядки, свои нормативы. Нескольких часов для прибытия к месту сбора предусмотрено не было. Казармы располагались метрах в 150 – 200 и все определялось считанными минутами. Как, впрочем, и жизнеспособность самой дивизии в случае реальных боевых действий.  По пути к части наш гостинично-холостяцкий поток сливался с «женатиками», выруливавшими мимо госпиталя из так называемого «Шанхая», жилого двухэтажного массивчика на отшибе военного городка. Чертыхаясь и обильно сплевывая, молодежь, на чем свет стоит в сердцах поносила этот заоблачный гарнизон, где вместо «реализации полученных в училище знаний и навыков» приходилось заниматься показухой да сельхозподвигами.

 - Ну, а теперь куда, мать вашу? На какую уборку в этот раз?

 - К папуасам на ананасы! – сострил кто-то.

«Старики», припрессованные опытом, были более задумчивы и строги:

- Кончайте треп. Как бы так и не вышло. Уж больно непохоже на плановые «скачки».

Первое подтверждение тому выплеснулось метрах в 50-ти после КПП, где между аллейкой и стадионом небольшим сарайчиком притулилась «дежурка» нашего 412-го мотострелкового полка. Как обычно, протоптанной «тревожной» тропкой, наискосок через спортгородок, мы ринулись было к стоящим за ним казармам. Но дежурный по части со своим помощником перекрыли ее и в десятый – двадцатый – сотый раз, вкусно и сочно «расцвечивая» одну и ту же фразу, как «попки» повторяли:

- Что, блюм, зелень пузатая, зенки никак не разлепите. Говорят же, в штабе место сбора. В ШТА-БЕ!!!Командир всех офицеров в учебном классе собирает. И пошустрей. А не то шеф ширинку всем на 180 градусов  развернет. Вот и познакомитесь…

Командир полка подполковник Черемисов и впрямь был грозен донельзя. «Чирик» - так уменьшительно-ласкательно за глаза именовали его в части. Хотя это «уменьшительно-ласкательно» как-то, мягко говоря, не вязалось с внешним видом нашего полководца. Два метра ростом и полтора центнера весом – он однажды стал чемпионом округа по борьбе самбо. А потом все смеялся:

 - Один оказался в этой весовой категории. Не нашли соперника…

Под его к земле пригибавшим медвежьим взглядом мы, как мышки, на полусогнутых быстренько «рассовали» себя за учебные столы. Приняв доклады о «наличии присутствия», он кивком дал «старт» своему начальнику штаба невысокому чернявому майору Монятовскому, тоже имевшему «подпольную кличку» – «Моня». Довольно грамотный офицер, он пользовался заслуженным авторитетом среди личного состава полка. Именно ему Черемисов предоставил слово для ввода в «курс дела» нашей полусонной аудитории.  …Тут – очередное подтверждение нестандартности ситуации. Начштаба хрустнул сургучом одного из конвертов, которые как «зеницу ока» берегли в сейфе дежурные по полку и тщательно обнюхивали при каждой сдаче-приеме  дежурства.  Не «тяня резину», «Моня» сразу ввел нас в обстановку – в зоне арабо-израильского конфликта резко обострилась ситуация, что, несомненно, угрожало нашим жизненным интересам… …В связи с этим поставлена задача…  Начальник штаба подошел к доске, где висела не привычная карта ЗакВО или какого-то из его регионов, а гораздо большего размера, охватывающая юго-восток Европы, юго-запад Азии и север Африки. Ближний Восток, короче говоря.  Как следовало из сказанного Монятовским, нашему полку (естественно, в составе нашей дивизии) предстояло совершить марш Ахалкалаки - Батуми, погрузиться на военные корабли и через Босфор-Дарданеллы прибыть к указанному времени в Суэц, где и должны были развернуться «основные события».  Поддерживать нас предписывалось Ленинаканской дивизии, которой, как мы узнали позже, поначалу была поставлена задача и вовсе «экзотическая» – пробиваться колонной через территорию Турции и других сопредельных с нею государств на пути к той же конечной цели. В дальнейшем, говорят, ленинаканцев переориентировали на другую, более гуманную задачу – добираться в район Суэцкого канала Военно-транспортной авиацией. Но первоначальный вариант шокирующе и надолго врезался в память – Турция-то и тогда была членом НАТО.  Вопреки обыкновениям долго задерживать нас в штабе не стали. Это в обычные ратные будни «разбор полетов» длился по полдня – «всем сестрам – по серьгам», а когда пахло «жареным» все решали минуты, реже – часы.

…Пока мы, новоиспеченные «литехи», умничали перед «любимым личным», «на практике применяя полученный в военном вузе багаж знаний и навыков», офицеры постарше быстро организовали получение сухпайков (аж на целых 10 дней!), необходимого имущества, боеприпасов…

 - Своим ученым трепом дома будете любимой даме мозги пудрить, тащ литнант ( так он выговаривал сочетание «товарищ лейтенант», выплевывая из него лишние, по его мнению, буквы)! – Рявкнул Вася Филипчук - невысокого росточка ротный, но не менее грозный, чем великан - командир полка." – А сейчас – все положенное подмышки и в парк. Бегом!!! Там братья-арабы штабелями гибнут, а вы тут…  Но последних слов мы не слышали. Сопя и спотыкаясь под солидным грузом «положенного», мы уже взбивали грязь грунтовки, что за казармами стрелочкой выводила к парку боевых машин и далее – к «тревожным» воротам городка.

…Около десяти дней дивизия просидела, как в таких случаях говорят, «с задраенными люками», вскрывая последние только по прибытии полевой кухни да по личной нужде. Мало приятного, надо сказать, скорчившись, сутками сидеть в десантном отделении БМП.  Но мы шутили, смеялись и умудрялись видеть во всем этом жутком дискомфорте определенную романтику. Кто-то даже вспомнил:

- Слышь, мужики. А ведь скоро финал Кубка по футболу. Того и гляди, в Каире будем смотреть как хохлы армян «накажут».

-Кто кого еще накажет, - мгновенно поднимался на дыбы, насколько это позволяло ограниченное пространство боевой техники, старшина срочной службы Валера Симонян, своими «габаритами» лишь чуть-чуть уступавший Черемисову.

Обычно уравновешенный и спокойный, он сразу же преображался, когда дело доходило до престижа его любимого футбольного клуба.

- Валер, - подливал масла в огонь взводный Миша Мхитарян, по матушке русский, а потому интернационально спокойный в плане амбиций, - а я вчера прогноз слушал по радио – в каком случае «Арарат» может завоевать кубок…

Ну, - нетерпеливо бубнил Симонян, - и в каком же?

- Когда за «Арарат» будут играть Мунтян, Поркуян (игроки киевского «Динамо» – авт.) и девять киевлян.

- А-а-а…- выдав сложный русско-армянский винегрет «феньки», Валерий обиженно поинтересовался: - Какое же это радио так сказало?

- Армянское, брат, «армянское радио» («армянское радио» – мифический герой целой серии анекдотов – авт.).

           Дружный хохот заглушил очередное интернациональное словесное кружево старшины. 

           …Но смотреть в Каире финал кубка нам так и не довелось. На десятый день стояния (или точнее – сидения) неожиданно поступила очередная вводная – формируется команда сопровождения эшелона на Вильнюс – с демобилизованными прибалтами. И кое-кому из офицеров «присветило» сменить душное десантное отделение боевой машины на просторный вагон поезда, идущего в далекую и для многих неведомую Литву…   А вскоре дали «отбой» и всей ахалкалакской дивизии, которая вначале перешла на казарменное положение, а затем офицерам потихоньку разрешили и выход в жилой городок.

             Чуть позже от одного опального подполковника морской артиллерии, переведенного на майорскую должность в артдивизион полка, довелось услышать, что далеко не все отделались подобно ахалкалакцам «стоянием-сидением». Кое-кто получил-таки команду «Вперед». В частности, по словам старого офицера, на всех застольях поднимавшего тост за погибших сослуживцев-моряков, на подходах к Египту в Средиземном море был потоплен наш военный корабль…  Аналогичную информацию уже в начале 80-х выдал как-то и один из моих сослуживцев по газете ЗакВО «Ленинское знамя», служивший в те годы солдатом в ракетных войсках где-то в Поволжье. По его словам  у них тогда, как и у моряков, долгого «сидения» не было. Первым рейсом военно-транспортный самолет захватил в страну пирамид и сфинксов много различного имущества, а заодно и несколько десятков «солдаток» (так в те годы называли «связисток» и других женщин-военнослужащих).

Следующим рейсом должно было вылетать подразделение, в котором служил мой знакомый. Однако, вылет, откладывавшийся на час, на два, на десять, в конечном итоге не состоялся. Причину этого узнали позже и тоже из кулуарных бесед. У девчонок выпал… билет «в один конец», да и то не до пункта назначения. Как, оказалось, воздушное пространство на подлете к Суэцу плотно простреливалось…

- Мы плакали, не стесняясь друг друга, - рассказывал сослуживец.

Но последние два эпизода – это чьи-то рассказы, а ахалкалакскую «эпопею» пришлось пережить самому. Да и не единственная она была. Ровно год спустя точно такое же «сидение» имело место по случаю греко-турецкого конфликта на Кипре… А в 1978-м заоблачный гарнизон поставила «на уши» иранская революция, в 1979-м – Афганистан.  Словом, хоть 147-й дивизии и не довелось убыть куда-то на войну, обстановки, приближенной к боевой, ей хватало. Да и как иначе, если она фактически была самой «полнокровной» в округе и считалась главной ударной силой на турецком направлении. Кстати, далеко не простом, надо заметить, направлении. Достаточно сказать, что в спецлитературе тех времен по так называемому «вероятному противнику» приводился перевод одной из строевых песен турецкой армии, которую наши южные соседи напевали в день по несколько раз. В частности, в ней были примерно такие слова: «Марш-марш вперед, на Москву, бить русских…». А в кассореалах типографии дивизионной газеты «На боевом посту» была даже специальная касса с турецким шрифтом, да русско-турецкий словарик, с помощью которых раз в год мы готовили дивизионному спецпропагандисту «начинку» для агитснаряда.  Потому и боеготовность соединения была, что называется, на уровне.

Сейчас в Ахалкалаки не осталось даже небольшой военной базы, которая «дожила» свой век несколько лет назад. Грузия-таки настояла на ее досрочном закрытии. Армянское население этого региона было категорически против. Но большую политику делают, к сожалению, не народы. И славная география наших Вооруженных Сил стала еще на один адрес скуднее, перевернутой оказалась отнюдь не худшая страница их истории.  А жаль…

  В.Разин

Следующая подстраница "Служба в Монголии"     Следующая подстраница "Я правил... речь ГЕНСЕКА"

Рейтинг@Mail.ru

Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[06.08.2013][Наше видео]
Новости Смоленского ТВ у нас сайте (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz