width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Переезд училища в Камышин. Победа! | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 20.08.2017, 01:31
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

Из книги "Моя офицерская служба"  полковника Смазилкина Василия Спиридоновича (1924-1996))

Переезд училища в Камышин. Победа!

 

И  вот я решил сам действовать за преподавателя. Взял у преподавателя учебник, изучил по учебнику и разобрался на деталях в цехе с устройством и работой главного фрикциона. И два дня гоняю по нему всех курсантов - вызываю к деталям, спрашиваю. За незнание ставлю двойку, записываю себе в блокнот, получившие двойки заново все учат и в назначенное время снова идут на зачет. Заволновались, забегали... Завтра начну штудировать коробку перемены передач. Система зачетов приносит плоды. Все впряглись в изучение, бегают к деталям, расспрашивают  рабочих и сдают мне зачет.  Признаю только пятерки и  четверки, кто сдает да тройку, возвращаю назад -учи, тяни па четверку.

9 мая 1944 года

Вчера подвал итог по изучению главного фрикциона, коробки передач, бортовой передачи. Четверым за отличные знания объявил благодарность, многих похвалил, троих основательно покритиковал, а курсанту Старостину за лень объявил выговор. Моя система оказалась правильной. Сначала курсанты роптали: "Ни в одном взводе этого нет"..."Не спится лейтенанту, шел  бы на танцы, пользовался случаем..." А потом привыкли, расшевелились... Вошли во вкус. Самим стало интересно. В других же взводах нашей и 10-и роты дела по-прежнемy .Командиры рот и взводов в городе гуляют, а кур­санты без контроля слоняются по цехам, балагурят с девушками, помогая им в работе, некоторые спят.

Получили известие - наше Соликамское училище переезжает из  Соликамска в Камышин. Об этом поговаривали и раньше, а теперь переезд стал фактом. В Камышине лучше ка­зарменная база, а, главное, есть где развернуться боевым машинам, ведь курсантам надо водить, стрелять. В тайге каждая поляна на счету, а в районе Камышина - степная полоса. Больше возможностей в городе и для размещения семей офицеров. Числа 16-18 мая мы тоже двинемся, но уже не в Соликамск, а сразу в Камышин. Те из офицеров, у  которых в  Соликамске остались семьи, дня через два выедут к ним, чтобы организовать переезд. Мы же, холостяки, поедем с курсантами прямо в Камышин.

Вернулся с фронтовой стажировки наш ротный Борис Пилипенко. Уезжал старшим лейтенантом, вернулся капитаном с медалью  "За отвагу". Рассказывает, что лично подбил немецкого "Тигра". Оставляли его там на фронте и он дал  согласие, но Москва не разрешила. На фронтовую стажиров­ку поехала новая партия офицеров. Значит, это дело пошло. Пойдет очередь и до нас.

 16 мая 1944 года

Практика на заводе закончилась. Сегодня с утра прощались с заводом. За эти полтора месяца мы привыкли к заводу, полюбили его, приобрели много друзей из рабочих, техников, инженеров.

Общение с рабочими, близкое знакомство с условиями их тяжелой ответственной работы, участие в их трудовых подвигах оставило незабываемый след в нашем сознании.

Наш рабочий класс действительно героический. Никакие трудности и испытания не страшны, когда есть у нас такие люди. Сильное впечатление оставляет и сам завод.  С такими заводами мы выиграем любую войну.

... Практикой курсантов я остался доволен. Все же удалось нам изучить всю материальную часть САУ. Теперь курсанты хорошо, уверенно подготовлены по технике.

Завтра день на сборы, а 18-го грузимся в эшелон и едем  в Камышин.  Начальником эшелона наших двух рот назначили ка­питана Пилипенко, замполитом – майора Бурмистрова.

Камышин на Волге... Что это за город? Каков он? По карте - южнее Саратова. Вокруг города - зона полупустыни – пески, степи, овраги, балки. Что нас там ожидает, как встретят жители? Поедем-узнаем.

30 мая 1944 года

Мы уже в Камышине. Добирались сюда целую неделю. Ехали черев Куйбышев, Сызрань, Пензу, Ртищево, Балашов, Елань.

Каждый взвод располагался в товарном вагоне. В пути время  не теряли. По утрам, на стоянках - физзарядка,в дальнейшем занятия по уставам, огневой подготовке, чтение учебников, газет, на больших остановках - строевая подготовка. Вечерами  на остановках, строевая прогулка с песнями. Везде, где оста­навливался наш эшелон, собирались женщины, подростки, дети. Особенный интерес представляли наши строевые прогулки с песнями. Мы тоже этим гордились и для большего эффекта стали их проводить с оружием. Настроение в таких случаях было более приподнятым, все старались и наш церемониал выглядел красивым и внушительным. Часто нам даже аплодировали благодарные жители станций. Порядок у нас бы, строгий - везде в вагонах дневальные, дежурный по эшелону, его помощники, дежурные подразделений. Каждые сутки развод и смена эшелонного наряда.

 Проехали пол-России, интересно било наблюдать смену природных зон, городов, сел. На Урале все деревни аккуратные, чистенькие, расположены в живописных местах. Домики краси вые, крыши домов тесовые, обрамление окон, крылечки, трубы с украшениями, резьбой. А как проехали Волгу, сразу бросилось в глаза другое – в Пензенской, Саратовское областях деревушки безалаберные, расположены где, как, не дома, а хатенки, крыши соломенные. Очень много деревень - без единого деревца, а хатенок - без дворов. Общественные пост­ройки - амбары, конюшни, скотные дворы - тоже ветхие, какие-то покосившиеся. Много валяется всякого навоза, мусора, хлама. Тем не менее, почему-то, это ветхое, покосившееся, некрасивое казалось роднее, ближе сердцу.  Когда показались эти нелепые, серые деревни, запыленные придорожные ракиты, одинокие березы, покосившиеся ветряки - сердце гулко забилось, на душе стало тепло хорошо, приветливо. Это были НАШИ, РОДНЫЕ, исконно-русские земли, прародина всех других земель. Пусть они хуже, не так красивы, но они род­ные, близкие, дорогие нам с детства...

Невольно всплывали в памяти строки из стихов Никитина: «Глядишь кругом - все сердцу говорит: и деревень однообразный вид, и городов обширные картины, и снежные безлюдные равнины, и удали размашистый разгул, и русский дух, и русской песни гул. То глубоко-беспечный, то унылый,

проникнутый невыразимой силой. Глядишь вокруг и на душе легко И зреет мысль так вольно, широко. И сладко песнь в честь родины поется, и  кровь кипит и сердце гордо бьется. И с радостью внимаешь звуку слов: Я Руси сын, здесь край моих отцов»...

В Камышин прибыли 25 мая.

Городок небольшой, население в нем тысяч 30-40 не более,  расположен на берегу Волга, домики деревянные, каменных зданий не более полутора десятков. Промышленности - никакой. Есть, правда, маленький лако-красочный заводик, лесопилка и, пожалуй, все. Зелени в городе мало - небольшой скверик.

Вдоль некоторых улиц отдельные деревья. За городом, в трех километрах - роща-питомник. А вокруг - полупустынные степи, почва песчаная. В городе два маленьких кинотеатра, театр, драмы, театр музкомедии (эвакуированный из Сталинграда в 1942 году), мелиоративный техникум, медицинское училище, три средних школы.

К занятиям еще не приступили, устраиваемся на новом месте, оборудуем учебные классы, казармы, парк учебно-боевых машин, мастерские, строим танкодром, учебные поля.

Училище, в основном, уже перебазировалось из Соликамска.. Соликамска, ко­нечно, жаль, мы к нему привыкли. Но здесь как-то роднее, ра­достнее.

В нашем и других батальонах началась подготовка к экзаменам. Целыми днями сижу с курсантами, помогаю им в их подготовке, сам провожу занятия. На подготовке но технике челябинская практика сказывается и облегчает самостоятельную работу курсантов. Вот теперь-то курсанты окончательно поняли, что не зря они сдавали мне зачеты. А ведь тогда многие роптали.

Большие усилия прилагаю, чтобы курсанты хорошо подгото­влюсь к экзаменам по огневой подготовке и тактике. Препода­ватели дают консультации, проводят повторные обзоры по ряду тем. Мне же надо обеспечить уверенную подготовку  каждого курсанта. Занимаюсь со всем взводом и с каждым курсантом в отдельности. Спрашиваю, объясняю, рассказываю. Показываю непонятное на материальной части и на плакатах, схемах. С утра и, практически, до отбоя, ежедневно. Конечно, никуда не хожу. Некогда, да,  и устаю.

Живем на частной квартире, устроились вместе с лейтенантом Выдриным.

25 июня 1944 года

Провели выпуск курсантов. Мой взвод экзамены сдал блестяще. По итогам выпуска мы заняли первое место не только в батальоне, но и в училище. Меня со взводим сфотографировали и поместили на Доску почета. Курсантам-выпускникам присвоили звание "младший техник-лейтенант", выдали офицерские погоны,  новое обмундирование. Был офицерский выпускной вечер... Потом всех отправили в Челябинск в маршевые батальоны.

Жалко было расставаться со своими воспитанниками. Мнoгo мне пришлось повозиться с ними, вложить труда, энергии в их обучение и воспитание.  Останется ли это в памяти выпускников? А, может,  кто-то остался недоволен, ведь приходилось  "распекать", "прорабатывать","мораль читать", наказывать. Всякое было. Служба есть служба. Но я старался делать свое дело как можно лучше, честно, справедливо, вкладывал в обучение и воспитание курсантов взвода и душу, и сердце. Но все ли получилось как надо?

.... Расставались тепло, сердечно. Многие обещались написать о себе.

Пока на работе по существу ничего не делаем, отдыхаем,  ждем нового набора. Собственно, "отдых" относительный. Ходим в наряды, готовим новую документацию, занимаемся командирской учебой. Но напряжение уже не то. Свободного времени много. Почти  каждый  день ходим в кино, в воскресные вечера ходим в сквер на танцы. Там обычно играет наш духовой оркестр, в тихую погоду его звуки слышатся далеко. Они тянут магнитом к себе молодежь.

Ходил в театр музкомедии. Прослушал "Цыганского барона", "Периколу". Сталинградская оперетта - прекрасный творческий коллектив, много радости и наслаждения доставляет он камышинцам. В труппе два заслуженных артиста республики, много прекрасных голосов, чудесный кардибалет. Декорации, костюмы, оркестр - все, все прекрасно и достойно высокой похвалы. Мужчины - актеры представительные, статные, интересные собою, а актрисы - просто очаровательны. Но особенно изящны и прелестны солистки кардибалета. Своими голосами, игрой неизгладимое впечатление производят Соловьев, Боярский, Ильинский, Леонгаров, Майская, да другие.

В  Камышине народ приветливый, общительный. Все мы как-то быстро привыкли к городу, к жителям.

Последние три месяца читал мало, теперь наверстываю, питаемся в офицерской столовой. Скудновато...

5 июня 1944 года

Начали прибывать солдаты и сержанты   нового набора,  человек двадцать получали и мы в свою роту. Теперь есть, кому готовить казарму, учебные пособия, делать сотни мелких дел.

Официально еще не объявили, но слушок прошел, что срок обучение курсантов будет не год, а три года и готовить будем  не техников - механиков, а командиров взводов самоходно-артиллерийских  установок. Требования значительно повысятся.

По итогам выпуска ряд офицеров училища представили к правительственным наградам. Меня представили к ордену Красной Звезды.

5 сентября 1944 года

Ездил в командировку в Челябинск и на обратном пути, 15-28 августа заскочил в Эртиль, побыл дома. Два с половиной года не был дома. Встреча была радостной. Отец  постарел, похудел - много забот, работы, а тут еще туберкулез... Мама - вроде бы не изменилась, такая же неугомонная, ласковая, все успевает делать и все у нее бегом, на ходу, не посидит на месте. Прибавился в мое отсутствие еще один братишка - Валерий. Ему уже около двух лет, родился в ноябре 1942 год. Уже ходит, лазает везде, кара­пуз.... Ко мне быстро привык. А Надя уже большая - 5 лет. Знает много стихов, рисует домики, человечков, корову... Эдику - 13 лет, здоровый, хорошо помогает матери, ведь у семьи хозяйство - корова, поросенок, куры. Ну а Роза - невеста, 17 лет. Небось,  уже на свидания ходит. Хорошо, радостно. Дом, семья... Как это важно, нужно для

человека. Все домашние вещи - старые друзья и приятели... Все родное  неповторимо, дорого сердцу. Все, что окружает нас в детстве, в ранней молодости - все дорого нам. Это наша память, частица наше­го прошлого.

Побывал в Эртиле, как во сне...

Курсантов набрали. Занятия начнутся с 1 октября. Сейчас же - хозяйственные работы. Курсанты, в основном, 1925-1926-го года рождения, старше 1922 года - нет. Такой контингент облегчит воспитательную работу для нас, молодых лейтенантов.  Мы yжe становимся старше до возрасту большинства курсантов. Это очень хорошо, ведь в воспитательной работе нужен не только авторитет знаний, должности, звания, но и еще и возраст.

25 декабря 1944 года

Занятия с новым набором идут полным  ходом. В моем взводе  26 курсантов, по возрасту:  двое - с 1922 года, трое- 1923 года, остальные 1925-26 гг. рождения. По образованию: восень - со средним, пятнадцать - с 7-9 классами, остальные- 5-6 классами. По национальности: русских - 15, украинцев – 4, казахов - 2, удмурдтов - 2, разных национальностей - 3. Помкомвзводом  у меля старший сержант Лискин, командиры  отделений сержанты Гаркута, Королев и Крылов. Этот набор мне лучше нравится -  курсанты послушней, исполнительней, охотнее учатся.

Наш батальон расположен отдельно от других на так называемом полковом дворе, на окраине города. Когда-то в двадцатые годы здесь некоторое время размещался кавалерийский полк. Казармы, столовая, классы - очень ветхие. Пришлось заново их ремонтировать, приводить в "божеский вид". Так что, хотя и начали заниматься с 1 октября, хозяйственных работ много. Приходиться работать и в выходные дни. Особенно трудно с отоплением. Дров, угля - мало. Курсанты буквально замерзают, да и мы с ними. Казармы, классы, помещение столовой, по существу, не отапливаются. Топливо расходуется на приготовление пищи. Особенно тяжело курсантам утром. Ночью под двумя одеялами (выдали по два одеяла),под шинелями поверх одеял, в теплом белье - курсанты еще кое-как согреваются, ведь спят на  нарах, тесно прижавшись друг к другу, в вот  утром – ужас.  Одеваться холодно, умывальник от казармы  далеко, метров двести и надо бегать к нему по морозу, туалет тоже далеко.  И, конечно, умывальник тоже не отапливается, вода в нем замерзает, надо лед разбивать. Очень тяжело бедным десантам. Питание тоже скудноватое. Какие уж тут занятия при таких условиях! И все же занимаемся, послаблений не даем, требовательности не снижаем.

Сегодня получили распоряжение начальства подготовиться  и 27 декабря выехать на заготовку дров. Едет сначала наша рота, потом по графику другие. Заготовка дров ведется в лесу южнее станций Ададурово в сотне километров от Камышина в сторону Балашова.

20 апреля 1945 года

Весна! Солнце  ласково шлет свои животворные лучи на возбужденную землю, радостную от сброшенных пут и оков зимы. В  этом г оду была лютая зима, свирепые морозы, сильные беспощадные ветры, пронизывающие тело и душу. Казалось,  зима целиком и навсегда завладела миром и нет такой силы, которая бы низвергла ее власть. Однако, сила нашлась. Ею оказалась  нежная и хрупкая девочка – весна... Долго боролась она со злою властною старухой, но все-таки победила. И вот приближается радостный    Май. Уже видна его сияющая улыбка, радостное, взволнованное счастьем,  лицо. Кудрявые волосы пахнут полевыми цветами. Май приближается торжественно, гордо, но в его поступи чувствуется столько человеческой надежды, что прямо-таки не дождешься. Когда он приблизится, когда он протянет свою теплую руку и поздравит с Победой.

В  этом году май непременно принесет победу. Мы это чувствуем, ми страстно верим в это. Четыре суровых кровопролитных, полуголодных, невыносимо трудных года мы ждали победу. И она придет. Она уже совсем близко. Сколько радости, счастья принесет исстрадавшимся душам! Хорошо сейчас сердцу, оно замирает от счастливых предчувствий. Стоишь, смотришь на синее-синее небо и уже не думаешь о прошлом, о пережитом, выстраданном, а с улыбкой всматриваешься вперед - в будущее. И видишь там на горизонте в голубовато - розовой дымке прекрасную, великолепную жизнь... Мирная, спокойная, счастливая жизнь... Как ты еще недосягаема для нас!

Скорей приближайся Победа! Дай обнять тебя побыстрее!

6 мая 1945 года

Какие радостные, волнующие дни переживаем мы сейчас. Взят Берлин, Красная Армия соединилась с союзными войсками. Германские вооруженные силы разобщены на отдельные группировки. Гитлер покончил самоубийством. Геринг, Борман, Гиммлер разбежались кто куда, расползлись как тараканы от пучка све­та, как  крысы с тонущего корабля. Все честные люди чувствуют -  остались считанные дли войны. Май, победоносный май пришел.

9 мая 1945 года

То, чего мы ожидали столько времени, то о чем мечтали, как о самой заветной, о самой желанной мечте - свершилось! Победа пришла!

Сегодня в 4 часа 30 минут 9 мая Советское Информбюро передало Правительственное Сообщение о подписании германским главнокомандованием безоговорочной капитуляции.

Фашистская Германия капитулировала. Мы победили! Весь народ ликует, празднует, торжествует. Нашему брату, военному,  лучше не показываться на улице - хватают, целуют, качают... Никогда ни одного праздника так не ждали, не встречали  и не праздновали... Восторг, воодушевление - безграничны. Человеческой радости, человеческому счастью нет предела.

15 июня 1945 года                                                                                                       -

Война окончилась. Наступили мирные дни. Но для нас,  военныx, особых перемен не произошло. Все так же идет боевая подготовка, все так же стреляем, водим машины, проводим тактические учения. И деятельность наша все такая же напряженная по времени,  интенсивности, ответственности.

Опубликовано в 2012 г.

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи). Перепечатка (копирование) материалов сайта запрещена. Для интернет-ресурсов - без ограничений при обязательном условии: активная ссылка с указанием наименования сайта и автора.

Рейтинг@Mail.ru

 

Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[11.02.2014][Наше видео]
15 февраля - 25-летие вывода советских войск из Афганистана (2)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz