Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 19.11.2018, 17:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
История БВОКУ [7]
История училища
Это интересно [4]
Интересные факты о БВОКУ
Военная тематика [12]
Статьи на военную тему
Военная история [11]
Статьи по военной истории
Военные праздники [12]
История праздников
История [9]
Историческая тематика
Полководцы и военачальники [3]
Статьи о полководцах и военачальниках в дни памятных дат
Боевые действия в Афганистане (1979-1989) [5]
О боевых действиях Ограниченного контингента советских войск в Афганистане
Военные парады [6]
История военных парадов, особенности
Воздушно-десантные войска [4]
Об истории, хронологии ВДВ
ЗакВО [26]
Статьи об округе, соединениях и частях, военачальниках и др.
Просто смешно [1]
Веселые, смешные истории
Поиск
Главная » Статьи » Военная история

Зарождение. Юнкерские училища

 Зарождение.  Юнкерские училища 


Юнкерские училища предназначались для получения военного образования юнкерами и унтер-офицерами из вольноопределяющихся перед производством их в офицеры. Первоначально такие училища создавали при корпусных штабах, они не имели единой организации. К началу 1863 г. существовали училища при 4-м армейском корпусе в Воронеже, при 2-м армейском корпусе (Училище войск Царства Польского) и в Финляндии (Училище войск, в Финляндии расположенных). Училища при 1-м и 3-м армейских корпусах были закрыты в июле 1863 г. в связи с переездом штаба корпуса из Воронежа в Курск закрыто и училище при 4-м корпусе.  Как новый тип военно-учебного заведения юнкерские училища появились в 1864 г. По проекту, утвержденному 14 июля, их штат определен в 200 человек (рота). Юнкерские училища создавались при окружных штабах. Они именовались пехотными или кавалерийскими и по городу нахождения. В конце 1864 г. открылись Виленское и Московское юнкерские училища. В 1865 г. организованы Гельсингфорское (на 100 юнкеров), Варшавское, Киевское, Одесское, Чугуевское, Рижское училища (на 200 юнкеров каждое), а также Тверское и Елисаветградское кавалерийские (на 60 и 90 юнкеров соответственно), а в 1866 г. — Казанское и Тифлисское (на 200 юнкеров каждое). В 1867 г. образовано Оренбургское училище на 200 человек (в том числе 120 казачьих урядников Оренбургского, Уральского, Сибирского и Семиреченского казачьих войск).

 В 1868 г. штат Тверского училища увеличен до 90 юнкеров, Елисаветградского — до 150, а Гельсингфорсского уменьшен до 90. В 1869 г. штаты Варшавского, Московского, Казанского, Киевского и Чугуевского училищ увеличены до 300 человек, а также открыты два новых училища: Петербургское пехотное на 200 юнкеров и Новочеркасское урядничье казачье на 120 урядников Донского и Астраханского казачьих войск. В 1870 г. к ним добавилось Ставропольское училище на 30 юнкеров и 90 урядников Кубанского и Терского казачьих войск. Таким образом, сеть юнкерских училищ создана очень быстро. Если к концу 1868 г. было 13 училищ на 2130 человек, то к началу 1871 г. — 16 училищ на 2670 пехотных, 270 кавалерийских и 405 казачьих мест (11 пехотных на 2590 человек, 2 кавалерийских на 240, 2 смешанных на 320,1 казачье на 120, а также 2 казачьих отдела на 75 человек при Варшавском и Виленском училищах). В 1872 г. открылось Иркутское юнкерское училище на 60 урядников и 30 пехотных юнкеров. В 1878 г. Ставропольское и Оренбургское училища преобразованы в казачьи (с 1876 г. казачий отдел был также в Елисаветградском училище); казачьи войска имели теперь в общей сложности 655 вакансий в юнкерских училищах вместо 330 в 1871 г. Гельсингфорсское училище в 1879 г. было закрыто, и к 1880 г. осталось 16 училищ с общим штатом 4500 человек, из которых  3380 мест приходилось на пехоту (Московское, Чугуевское, Киевское, Одесское и Казанское училища — по 400 человек, Варшавское — 350, Виленское и Тифлисское — по 300, Петербургское и Рижское — по 200 и отдел в Иркутском училище на 30 юнкеров);   450 мест — на кавалерию (Тверское — на 150 и Елисаветградское — на 300) и   670 мест — на казачьи войска (Новочеркасское и Ставропольское — по 120, Оренбургское — на 250, отдел в Иркутском училище — на 60 и отделы в Варшавском, Виленском и Елисаветградском училищах — всего на 120 урядников). 

В юнкерские училища принимали окончивших военные гимназии или соответствующие гражданские учебные заведения, а также вольноопределяющихся; с 1869 г. могли поступать также унтер-офицеры, призванные по набору. Вольноопределяющиеся в принципе не были обязаны поступать в училище, но стать офицерами могли только после выпускного экзамена за училище или окончания курса. В противном случае они приравнивались по сроку выслуги к унтер-офицерам, призванным по рекрутскому набору. Для поступления в училище им надо было прослужить в унтер-офицерском звании 3 месяца, получить одобрение начальства и выдержать вступительный экзамен по пяти общеобразовательным предметам (окончившие шесть классов гимназии сдавали экзамен только по русскому языку и должны были получить не ниже 7 баллов).

Курс состоял из двух классов: младшего общего и старшего специального. Объем и содержание специального образования диктовались знаниями, навыками, необходимыми для командования батальоном. По окончании курса юнкера возвращались в свой полк и производились в офицеры по удостоению начальства. При этом выпущенные по 1-му разряду производились после лагерного сбора по представлению начальства независимо от наличия в полку вакан*сий, а выпущенные по 2-му разряду — только на вакансии. Программа юнкерских училищ в начале 80-х гг. менялась, но незначительно. Их выпуск в 1866—1879 гг. колебался от 270 до 2836 человек и всего составил 16 731 человек.

Юнкерские училища к 80-м гг. XIX в. в основном удовлетворили потребность армии в офицерских кадрах, и стало возможным повысить требования к их образовательной подготовке С развитием сети юнкерских училищ производство в офицеры лиц, не прошедших курса обучения, было прекращено, но большую часть офицеров давали именно юнкерские училища. Теперь ставилась задача дать образование возможно большему числу офицеров на уровне военных училищ. С Одновременно в 1886—1888 гг. при юнкерских училищах открыты отделения с военно-училищным курсом (для выпускников гражданских средних учебных заведений). С 1888 г. военно-училищный курс введен в Московском юнкерском училище и на отделениях Киевского и Елисаветградского училищ. В 1887—1894 гг. эти курсы юнкерских училищ дали 1680 офицеров, а в 1895—1900 гг. — еще 1800. В результате с 90-х гг. выпускники военных училищ и военно-училищных курсов юнкерских училищ стали преобладать в общем числе выпускников

 В общей сложности юнкерские училища (в том числе и с военно-училищным курсом) выпустили с 1865 по 1880 г. 17 538 офицеров, а с 1881 по 1900 г.—25 766.  Комплектование юнкерских училищ осуществлялось за счет лиц, получивших неполное среднее образование (прогимназии, городские училища и др.) или окончивших 6-й класс гимназий и равных им учебных заведений (т.е. имеющих права вольноопределяющихся 1-го разряда по образованию). Последние поступали вне конкурса, получив по единственному экзамену — русскому языку оценку не ниже 7 баллов. Большинство обучавшихся в юнкерских училищах оканчивало курс по 2-му разряду. Например, в 1888 г. Казанское училище по 1-му разряду окончили 8, а по 2-му разряду — 22 человека, Тверское — соответственно 12 и 40, Киевское — 12 и 119, Иркутское — 4 и 32, Петербургское — 24 и 70, Одесское — 23 и 88, Виленское — 11 и 68, Тифлисское — 18 и 76, Елисаветградское — 20 и 75.

С переводом юнкерских училищ на военно-училищный курс они стали постепенно преобразовываться в военные училища. В начале XX в. после такого преобразования Московского, Киевского и Елисаветградского кавалерийского оставалось 10 юнкерских училищ: 7 пехотных (Петербургское, Виленское, Казанское, Одесское, Чугуевское, Иркутское и Тифлисское), 1 кавалерийское (Тверское) и 2 казачьих (Новочеркасское и Оренбургское). Но и эти училища с 1903 г. перешли на 3-летний срок обучения со значительным увеличением объема программ как общеобразовательных, так и военных предметов (на первые теперь отводилось 36 часов в неделю, на вторые — 45). Изменились и правила выпуска: теперь выпускники делились на три разряда. Для окончания по 1-му разряду надо было иметь средний балл не менее 10, по военным предметам — не менее 7 и по строевой службе — не менее 9; по 2-му разряду — общий балл не менее 7 и равные 1-му разряду показатели по военным предметам и строевой службе; по 3-му разряду выпускались все остальные, но получившие на экзаменах положительную оценку (не менее 6 баллов). Выпускникам 1-го и 2-го разрядов присваивали звание подпоручика, а 3-го (как и из военных училищ) — унтер-офицера с правом производства в офицеры на вакансии, но не ранее года службы. Сословный состав юнкерских училищ очень сильно отличался от состава военных училищ и тем более кадетских корпусов: из-за разницы в источниках комплектования потомственных дворян в этих училищах было менее 20%. Даже вместе с детьми личных дворян, офицеров и чиновников их было чуть больше половины в 80-х гг. и менее 40% в начале XX в., тогда как крестьяне, мещане и казаки составляли от четверти в 80-х гг. до почти половины в начале XX в. 

В 1911 г. все юнкерские училища были преобразованы в военные и как тип военно-учебных заведений перестали существовать.

Юнкера… В истории русской армии с ними связано немало славных страниц, хотя еще совсем недавно их выставляли лишь как истеричных сынков помещиков и капиталистов, пытавшихся остановить большевистскую революцию. А ведь именно в юнкерских училищах с их атмосферой преданности Отечеству, строго установленным распорядком жизни, постоянным трудом, дисциплиной и традициями формировались русский военный уклад и военная психология, позволявшие офицерам сохранять стойкость и в годы войны, и в мирное время, и в дни великих потрясений и искушений.  Система подготовки офицерского корпуса русской армии сложилась в XVIII веке. Ее основы были заложены еще Петром I, который ввел принудительный набор в гвардию всех молодых дворян. После обучения и солдатской службы их выпускали в армию офицерами. Таким образом, гвардейские полки играли роль своего рода учебных офицерских центров. Тогда срок действительной службы офицеров не был фиксированным (25-летний срок службы установили только в 1736 году), а отказ от службы карался лишением дворянства.  В 1731 году появилось первое военное учебное заведение — Шляхетский кадетский корпус (впрочем, для подготовки офицеров артиллерии и инженерных войск еще в 1701 году открыли Школу Пушкарского приказа). С 1737 года запретили производить в офицеры неграмотных (до этого грамотными были примерно 90 % офицерского корпуса). После издания в 1761 году Петром III Указа «О вольности дворянства» комплектование армии офицерами стало делом добровольным. Дворяне поступали в полки рядовыми и через один-три года получали звание унтер-офицера, а затем, по открытии вакансий, — офицерские звания. При Екатерине II дворяне сразу по рождении записывали своих сыновей в полки рядовыми, получали для них отпуска «для образования» и к 1416 годам недоросли «дослуживались» до офицерского чина. Понятно, что офицеры из них получались не самого высокого качества. Правда, постоянно росло количество кадетских корпусов, но и это не спасало: хорошо подготовленных кадров хронически не хватало.  Павел I решил навести в этом деле порядок и в 1797 году издал указ, согласно которому в офицеры можно было производить лишь выпускников кадетских корпусов и унтер-офицеров из дворян, прослуживших не менее трех лет. Унтер-офицеры из недворян получали офицерский чин после 12 лет службы. К 1801 году помимо учебных заведений для флота, артиллерии и инженерных войск, существовавших с начала XVIII века, делу подготовки офицеров служили три кадетских корпуса, Пажеский корпус, Императорский военносиротский дом, Гапаньемский топографический корпус. С 1807 года дворянам в возрасте 16 лет и старше разрешали поступать в полки на правах унтер-офицеров (их именовали юнкерами) для обучения на офицеров или заканчивать старшие классы кадетских корпусов. С 1817 года офицеров стало готовить Тульское Александровское дворянское училище, а в 1823-м при Гвардейском корпусе открыли Школу гвардейских подпрапорщиков. Затем подобные школы возникли при штабах армий.

 В 1830 году появились еще шесть кадетских корпусов, получивших право производства всех выпускников в офицеры сразу при выпуске — до этого из кадетских корпусов выходили не офицеры, а юнкера с правом на производство, хотя выпускников производили в офицеры очень быстро, через несколько месяцев после прибытия в войска. В 1854 году разрешили принимать молодых дворян в полки в качестве вольноопределяющихся (на правах юнкеров), которые после обучения непосредственно в полку получали офицерские звания. Но такой порядок установили лишь для военного времени.

 В целом же до середины 60х годов XIX столетия военно-учебные заведения давали всего около одной трети офицеров, необходимых армии, а потому корпус офицеров большей частью комплектовали из вольноопределяющихся и унтер-офицеров, прослуживших определенный срок и выдержавших легкий экзамен. Недостатки в подготовке этой части офицеров были обнаружены еще до Крымской войны, и тогда же при некоторых штабах по частному почину военных начальников завели юнкерские школы. По окончании Крымской кампании решили устроить юнкерские школы во всех армейских корпусах, но изза нехватки средств и неудобства организации военно-учебных заведений при корпусных штабах таких учебных заведений было всего три. 

Коренное переустройство военного образования в России связано с реформами Д. А. Милютина, которого император Александр II в 1861 году сделал военным министром. В середине 60х годов кадетские корпуса преобразовали в военные гимназии и прогимназии, близкие по программе общеобразовательных дисциплин к средней школе. Они потеряли право производить своих выпускников в офицеры и стали подготовительными учебными заведениями, готовящими молодых людей к поступлению в офицерские училища. В ходе реформы Милютина создали два типа учебных заведений, в которых обучали будущих офицеров, — военные и юнкерские училища, причем учащихся и тех и других называли юнкерами. Однако между такими училищами была существенная разница.

Собственно юнкерские училища как новый тип военно-учебных заведений появились согласно утвержденному императором 14 июля 1864 года положению. Их штат был определен в 200 человек (рота). Создавали такие училища при штабах военных округов, называли их пехотными или кавалерийскими и по городу нахождения. В конце 1864 году открыли Виленское и Московское юнкерские училища, в 1865 году — Гельсингфорское (на 100 юнкеров), Варшавское, Киевское, Одесское, Чугуевское, Рижское (на 200 юнкеров каждое), а также Тверское и Елисаветградское кавалерийские (на 60 и 90 юнкеров соответственно) училища. В 1866 году созданы Казанское и Тифлисское (на 200 юнкеров каждое), в 1867 — Оренбургское училище на 200 человек (в том числе 120 казачьих урядников Оренбургского, Уральского, Сибирского и Семиреченского казачьих войск). 

 В юнкерские училища принимали окончивших военные прогимназии или соответствующие гражданские учебные заведения, а также вольноопределяющихся. Последние составляли две группы: в одну входили лица, имевшие образование в объеме не менее шести классов среднего учебного заведения и служившие один год, в другую — те, кто должен был сдавать экзамен по особой программе, охватывавшей курс четырехклассного училища (они служили два года). Вольноопределяющиеся не были обязаны поступать в училище, но стать офицерами могли только после сдачи экзамена, аналогичного выпуск-ному экзамену училища. В противном случае их приравнивали к унтер-офицерам, призванным по рекрутскому набору. Для поступления в училище вольноопределяющимся надо было прослужить в унтер-офицерском звании три месяца, получить одобрение начальства и выдержать экзамен по пяти общеобразовательным предметам (окончившие шесть классов гимназии сдавали экзамен только по русскому языку и должны были набрать не менее 7 баллов). После прекращения в 1868 году производства нижних чинов в офицеры за выслугу лет в юнкерские училища могли идти нижние чины всех сословий и исповеданий (кроме иудейского) при наличии разрешения со стороны ближайшего начальства. 

Обучение в них продолжалось два года (с 1901 года —три года). Учебный курс состоял из двух классов: младшего (общего) и старшего (специального). Причем имевшие аттестаты об окончании средних учебных заведений (семи- и восьмиклассных гимназий и реальных училищ) могли поступать прямо в старший класс, но большинство шли в младший класс или с проверочным экзаменом по русскому языку (прошедшие шесть классов средних учебных заведений), или с экзаменом по особым облегченным программам (не имевшие этого образовательного ценза).                

В младшем классе преподавали в основном общеобразовательные предметы — закон Божий, русский язык, немецкий и французский языки, математику, физику и химию (начальные сведения), черчение, географию и историю. Объем и содержание предметов специального класса были обусловлены необходимостью получения знаний для командования батальоном. Здесь изучали тактику, воинские уставы, военную топографию, полевую фортификацию, сведения об оружии, о военной администрации, военное судопроизводство, военную географию, военную гигиену, иппологию (науку о лошадях).

Окончивших курс выпускали в свои полки подпрапорщиками (пехота), эстандарт-юнкерами (кавалерия) и подхорунжими (казачьи войска), их производили в офицеры не иначе как по представлению непосредственного начальства: отнесенные по успехам в науках к I разряду становились офицерами (прапорщиками, с 1881 года — подпоручиками) в самый год выпуска из училища, после лагерных сборов, причем в случае отсутствия вакансий в своем полку их могли перевести в другие полки; отнесенных ко II разряду производили в офицеры не ранее как в следующем за выпускным году и только при наличии вакансий. Ну а получившие вместо полноценного аттестата лишь свидетельство об окончании (за дурное поведение, слабую успеваемость) удостаивались офицерского звания не раньше чем через год после того, как давали звание последним из окончивших училище с ними в один год, но по II разряду. 

 При всех различиях между военными и юнкерскими училищами образ жизни обеих категорий юнкеров был схожим, естественно с поправкой на элитный характер столичных военных училищ и аристократическое происхождение курсантов. Все будущие офицеры жили на казарменном положении в полном соответствии с жесткими правилами внутреннего армейского распорядка и воинской дисциплины. Военная муштра быстро переделывала вчерашних гимназистов, семинаристов, студентов в заправских юнкеров, а бывших кадетов и переделывать было не надо — с армейскими порядками их знакомили еще в детстве. Юнкера всегда гордились своей отменной залихватской выправкой, на строевых смотрах роты ожесточенно соревновались одна с другой. В строевой подготовке, как, впрочем, и во всех других солдатских премудростях, юнкера второго года обучения выступали в роли наставников и опекунов своих младших товарищей. Здесь, конечно, не обходилось без традиционного «цука», но дедовщиной даже и не пахло. Бурсацкие нравы изначально воспринимались как абсолютно несовместимые с юнкерской, а стало быть, и офицерской честью.

 Казенное обмундирование и белье юнкерам выдавали солдатское. Большинство юнкеров в юнкерских училищах происходили из семей среднего достатка и получали из дому небольшие суммы денег. Но выходили юнкера и из очень бедных семей, которые довольствовались одним казенным жалованьем.  Жизнь в училище являлась хорошей школой для будущих офицеров..

 Юноши в юнкерских мундирах, естественно, устраивали всевозможные проказы, ходили в самоволки и т. д. В обыденном сознании того времени юнкер — это повеса, всегда готовый принять участие в веселой пирушке или приволокнуться за хорошенькой барышней. Однако по большому счету разгуляться как следует юнкерам было трудно. За самоволку могли сразу выгнать из училища, за опоздание на перекличку — посадить под арест на неделю-другую. За очевидно пьяное состояние грозило опять же отчисление, за «винный дух» — арест и третий разряд по поведению, который означал завершение офицерской карьеры, не успевшей толком начаться. Так что дисциплина была железной. Но юнкерские традиции вносили в нее своеобразные коррективы. 

 Так, обман, причиняющий комулибо вред, считался недопустимым. Но обманывать учителя на репетиции или на экзамене разрешалось. Самоволка или драка с вольными (иногда с использованием штыков), когда надо было выручить товарищей или поддержать юнкерскую честь, вообще действия, где проявлены были удаль и лихость, в юнкерской среде получали полное одобрение. И наряду с этим наказание за них, вызывая сожаление, почиталось все же правильным. Тем не менее крепко держалась традиция товарищества — никого не выдавать. Юнкеров воспитывали в духе беззаветной преданности государю и Отечеству и нерушимой верности долгу. 

 В 80х годах соотношение выпускавшихся из военных и юнкерских училищ было 26 и 74 %. В общем числе оканчивавших юнкерские училища те, кто имел I разряд, составляли весьма незначительный процент, а большинство тех, кто получал II разряд, долгие годы ожидали в звании подпрапорщика производства в офицеры на вакансии в своей части, достигая чина прапорщика (впоследствии подпоручика) тогда, когда их сверстники из военных училищ успевали уйти далеко вперед по карьерной лестнице. Если своей служебной подготовкой и знанием быта нижних чинов выпускавшиеся из юнкерских училищ подпрапорщики большей частью и превосходили офицеров, окончивших курс военных училищ, то по своему общему образованию и теоретической военной подготовке они значительно им уступали, вследствие чего в пехотных и кавалерийских войсках состав офицеров был неоднородным — среди них можно выделить окончивших военные и окончивших юнкерские училища. Последних назначали на ответственные должности командиров отдельных частей сравнительно редко, они обычно заканчивали свою карьеру в чине подполковника.

С начала ХХ века для устранения неоднородности в составе офицерского корпуса и в целом для улучшения подготовки офицеров учреждали новые военные училища с более либеральными правилами поступления, а юнкерские училища постепенно модернизировали (в 1901 году было введено трехгодичное обучение) и поднимали по качеству подготовки до уровня военных училищ. С 1901 года окончивших полный курс юнкерских училищ производили в офицеры на тех же основаниях, что и юнкеров военных училищ, правда, попрежнему исключительно в пехотные и кавалерийские части.

Наконец в 1911 году все училища стали военными. К тому времени русский офицерский корпус по оценкам специалистов по своей квалификации не уступал германскому и был выше французского.

 С превосходными офицерами Россия вступила в Первую мировую войну, но, увы, в ходе двух лет военных действий большая часть кадрового офицерства была выбита. И кто знает, может, именно их чувства долга, верности традициям и профессионализма не хватило для того, чтобы уберечь Россию от катастрофы. Юнкера пытались предотвратить беду, отчаянно сражаясь в первых рядах борцов с большевизмом.  К сожалению, в годы революции вчерашние школьники остались последней надеждой падающей империи:   когда даже казацкие части переходили на сторону восставших, юнкера держали оборону на последних рубежах против превосходящих сил противника. 


Василий Алоев

 Накануне 

 Слезился глаз от дыма папиросы,

 На фортепиано - рюмка и икра,

 Тапёр играл Шопена по запросу 

 Хмельного камердинера двора.

 

 Блондинки кабаре, хмельны и босы,

 Плясать канкан готовы до утра.

 А на Дворцовой - пьяные матросы,

 И против них - мальчишки-юнкера...

 

 Я не знаю зачем, и кому это нужно,

 Кто послал их на смерть недрожащей рукой,

 Только так бесполезно, так зло и ненужно

 Опустили их в вечный покой.

Рейтинг@Mail.ru
Категория: Военная история | Добавил: Методист (22.08.2011)
Просмотров: 2512 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[20.08.2013][Наше видео]
21 августа - 70-летие СВУ (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2018Создать бесплатный сайт с uCoz