width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Начало 1-й боевой службы | Регистрация | Вход
 
Пятница, 24.11.2017, 02:55
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

 

 

Мемуары

«Морская пехота Тихоокеанского флота в 1974-1980 гг.»

 

Автор: полковник Иванов Виктор Васильевич

выпускник БВОКУ-1968

 

 

2. Начало 1-й боевой службы

 

 

Как я уже писал,  полк был развернут не до полного штатного состава. Полностью были укомплектованы 1 БМП, танковый батальон, артиллерийский дивизион. Хотя мы и не бездельничали, но в сокращенном составе, конечно, настоящей боевой подготовки не было.

Батальонная десантная  группа готовилась каждый год. Если десантную группу возглавлял БМП, то этот батальон принимал командир 2-го или 3-го батальона. Так что через год я уже командовал 1-м батальоном. При нахождении на берегу по месту постоянной дислокации, боевая учеба и повседневная жизнь мало чем отличалась от жизни сухопутной части. Однако, были свои особенности в боевой подготовке, так, например, некоторые подразделения специализировались, как воздушно-десантные, выезжая для специальной подготовки в г. Севастополь на 1-1,5 месяца. Были подразделения, специализирующиеся в действиях в вертолетном десанте. Но основное предназначение морской пехоты - это высадка морского десанта на необорудованное побережье. Поэтому все учения, как правило, преследовали цель высадки десанта, а после уже отрабатывались задачи по удержанию захваченного побережья, или продвижения вглубь территории противника на соединение с сухопутными войсками.

Серьезное внимание уделялось ночным занятиям. Наиболее подходящим временем высадки является ночь или другие условия ограниченной видимости. Темнота - союзник морского пехотинца. Как не покажется странным, но очень  много времени уделялось маршевой выучке в пешем порядке, ведь при высадке под огнем противника, много техники может погибнуть на подходе к берегу, либо на самом берегу. В связи с этим на занятиях и учениях мы всегда уделяли внимание достижению высоких темпов высадки, также -  вождению плавающей техники, погрузке и выгрузке, как с  берега, так и с воды через переднюю или заднюю аппарели.

Свою специфику имела и огневая подготовка. Так, например, отрабатываются приемы стрельбы с борта корабля, технику стрельбы из плавающих танков и БТР на плаву. При обучении стрельбе по движущимся надводным целям применяются действующие мишени и буксируемые с ними плотики. По физической  подготовке также были свои особенности. Кроме тренировок в маршевой подготовке, мы учили личный состав не бояться моря, умению плавать, прыгать по приказу командира с борта корабля или с БТР в воду с  оружием и в снаряжении.

В остальном же боевая подготовка такая же, как и в Сухопутных войсках. Больше внимания уделялось приемам рукопашного боя.

Морская пехота имеет особую полевую форму одежды. Летняя форма: берет черного цвета, китель открытый черного цвета, тельняшка, черные брюки, сапоги с укороченными голенищами, зимой добавлялся бушлат черного цвета и шапка. На мой взгляд, хотя форма и выглядела красиво, но для ведения боевых действий  была неудобна, впрочем, как и армейская полевая форма тех времен. И хорошо, что спустя 10 лет, используя опыт войны в Афганистане, в войсках и морской пехоте для боевых действий ввели камуфляжную полевую форму, удобную для ведения боя, а красивую черную форму оставили для повседневной носки. А вообще-то, я до сих пор удивляюсь, что так долго в армии шли к удобной форме. Имея огромный боевой опыт, столько времени не могли понять (или не хотели?), что командира нужно беречь, а как его убережешь, если по боевому уставу, он находится позади подчиненных в фуражке, портупее, да, еще рядом связист с радиостанцией, где торчит антенна, и как полный абсурд, с белым и красным флажками в руках для управления в бою. Даже боевой устав определял название команд и порядок их подачи в бою! Командиры в бою на виду - выбивай их, как в тире. То же самое касалось и морской пехоты. Раньше камуфляжная форма полагалась только в развед.подразделениях, а остальные «чернели» на зеленом фоне сопок или песка на побережье. А ведь был уже опыт войны, когда немцы, хотя и называли моряков «черной cмертью», но выбивали их по этой причине сотнями и тысячами.

 

СЛУЖБА МОРСКАЯ

 

Итак, с июня 1974 года - я офицер морской пехоты. Конечно, я был горд этим званием, многие офицеры мечтали попасть в морскую пехоту, но не всем это удавалось.

Воинские звания у офицеров, прапорщиков и сержантов такие же, как и в Сухопутных войсках, а вот у рядового состава были морские звания. Рядовой – это матрос, ефрейтор — старший матрос. Форма у морских пехотинцев была такая же, как и у плав.состава, кроме полевой, и  просветы на погонах были красного цвета, а у моряков - белого.

В течение 1974-1975 гг. в полку и в моем батальоне шла обыкновенная боевая учеба: вождение, стрельбы, морская подготовка, обслуживание боевой техники. Стрельбище у нас было в 20 км от части, недалеко от поселка Бамбурово. Со стрельбища просматривалась вышка китайских пограничников,  хотя у нас не было ничего секретного, но за нами они все равно вели постоянное наблюдение. А когда мы получили на вооружение БМП-1, то на стрельбы мы выезжали в поселок Краскино. Там армейское командование разрешало стрелять на стрельбище для БМП, которое находилось за контрольно-следовой полосой на нейтральной территории. Прежде чем туда попасть, составлялись списки, проверялись военные билеты. И если, что-то было не в порядке, то такого на стрельбище не пропускали. Здесь вообще китайцы были от нас в 100 метрах, и стрельбы проходили чуть ли не расстоянии пистолетного выстрела. Парк боевой техники находился прямо на берегу бухты у подножья сопки.

Но основные занятия по морской подготовке проходили в бухте «Клерк», это от Славянки километрах в семи-десяти. Бухта очень удобная для занятий, довольно хорошо закрыта с моря от штормов, хотя сама по себе большая, берег позволяет проводить занятия по высадке десанта в различных условиях, есть и галечный пляж, есть и берег с каменистым и скалистым дном. Да, и на берегу удобно, широкая прибрежная полоса, а также довольно высокие сопки. Там  нас даже несколько раз снимали в различных киножурналах и документальных фильмах.

В 1975 году я принял под командование 1-й батальон морской пехоты, так как его командир майop Николай Бронников формировал батальонную десантную группу для боевой службы, а я уже говорил, что в этом случае его принимал другой командир. Я, конечно, Бронникову завидовал, но понимал, что мне еще рано идти на боевую службу, тем более командиром боевой десантной группы. И командовал я этим батальоном до июня 1976 года, когда наступила моя очередь возглавить очередную десантную группу.

 

БОЕВАЯ СЛУЖБА (10 АВГУСТА 1976 - 14 ИЮНЯ 1977 ГОДА)

 

Подготовка к боевой службе началась задолго до выхода в море. Что же такое боевая служба? В то время Советский военно-морской флот был, действительно, плавающим флотом, причем не в прибрежном плавании, а присутствовал на всех морях и океанах. Каждый из флотов имел свои зоны действия. Я не буду говорить о других флотах, а о Тихоокеанском расскажу подробнее.

На базе флота формировалась 8 оперативная эскадра, которая состояла, как правило, из одного-двух больших ракетных или артиллерийских крейсеров, большого противолодочного корабля, тральщиков, одна-две дизельные подводные лодки (атомные лодки выполняли свои задачи). Обязательно в состав эскадры входил  большой десантный корабль с десантом и боевой техникой на борту. Кроме того эскадру обеспечивали суда вспомогательного флота: танкеры для заправки топливом, водой, сухогрузы для снабжения продовольствием. В эскадре, таким образом, было 20 - 30 кораблей различного класса. Зоной действия эскадры для несения боевой службы был Индийский океан, восточное побережье Африки, Персидский залив. До входа в Индийский океан, эскадра подчинялась командованию Тихоокеанского флота, а с выходом в Индийский океан, подчинение переходило напрямую штабу ВМФ в Москве. Как я уже писал, эскадра формировалась из кораблей ТОФ, сама же десантная группа укомплектовывалась подразделениями из всей дивизии, так как в нее входили и подразделения, которых нет в штате полка, да, и личного состава не хватало.

Итак, весной 1976 года мне сообщили, что начинается комплектоваться новая группа, которую предстояло возглавить мне. Нести боевое дежурство предстояло на БДК «Александр Торцев». Состав десанта состоял из: 

- роты морской пехоты на БТР 60 ГШ;

- танковой роты на средних танках Т-55;

- взвода плавающих танков на ПТ-76;

- минометно-артиллерийской батареи со взводом полковых минометов и взводом реактивных минометов «Василек»;

- отделения зенитно-ракетного комплекса «Стрела»;

- инженерно-саперного взвода с отделением водолазов;

- хозяйственного отделения.

Такой состав десанта позволял действовать в случае необходимости мобильной компактной группой, способной наносить ощутимые удары по противнику и имеющие способность быстро перемещаться,  как по суше, так и по воде.

Комплектование БДГ началось с тщательного подбора личного состава. Если с офицерами было все ясно, то матросов и сержантов отбирали особенно тщательно. Этим занимался особый отдел дивизии и  флота, была такая организация в системе КГБ, сродни нынешней ФСБ (Федеральной службы безопасности). На каждый корабль обязательно назначался особист, который уже к началу боевой службы имел большую сеть негласных осведомителей, причем, как за офицерами, так и за матросами. У нас особист был нештатным библиотекарем, а библиотека находилась у него в каюте, поэтому выявить «стукачей» было практически невозможно, да, я и не стремился этого делать, по большому счету, они были нужны, так как случаи дезертирства  хотя и  редко, но все же случались. Так, где-то в 1973 году пытался дезертировать матрос с военного корабля в одной из  ближневосточных стран, кажется, в Сомали или в Северном Йемене. Прыгнул с борта корабля и поплыл до стоящего на рейде иностранного корабля, Но успели спустить катер и догнали его, прежде чем он туда доплыл. Конечно, шум был очень большой, но если бы он доплыл, то полетела бы ни одна голова. Нашего особиста - старшего лейтенанта звали Валера Чумаков. Информация у него была поставлена на 100%. Помню такой случай. Сошли мы как-то на берег в Сомали, было нас трое. Купили кое-что в магазинах, я, например, купил колоду игральных карт с полуобнаженными красотками. Так, на следующий день Валера у меня спрашивает, хитро прищурив глаза: «Что, командир, не хочешь картами похвастаться?». Как узнал, до сих пор не знаю. А вообще-то нам повезло, парень он был хороший, помогал  и не лез зря не в свои дела, хотя у других особистов это часто бывало.

Нужно сказать, что желающих пойти на боевое дежурство, было очень много и было из кого выбирать, но без проколов и здесь не обошлось. Об этих случаях расскажу позже. Завершающий этап подготовки прошел в хлопотах и нервотрепке. Провели боевое слаживание группы на полигоне, со стрельбой, вождением и отработкой других вопросов. Дома почти не бывал, и мы с Милой решали, что ей лучше с детьми уехать Ростов еще до моего ухода в плавание.

 

БОЕВАЯ СЛУЖБА (июль 1976 - июнь 1977 гг.)

 

БДК проекта 1171, на таком корабле была 1-я боевая служба

 

29.07.76 г. Весь день готовили технику для погрузки на корабль, и сразу же первое Ч П. Вечером 4 водителя БТР отметили зачисление в состав десанта хорошей выпивкой. Конечно, на утро все  стало известно, двоих отчислили сразу, а двоих, после серьезного разговора по командирской линии и разбора на собрании, решили оставить.

30.07.76 г. Занимались погрузкой боекомплекта на танки и БТР. Это возимый боекомплект на каждой машине, остальной боекомплект (основной) погрузили позже в специальный трюм, расположенный в твиндеке рядом с боевой техникой. Сегодня узнали, что предварительно погрузка на БДК «Александр Торцев» будет 1 августа в 13.00 в бухте «Клерк». 3 августа - строевой смотр корабля о готовности к выходу в  море во Владивостоке, затем переход на Русский остров, где базируется бригада десантных кораблей и 7 августа планируется выход в море.

31.07.76 г. Последний день перед погрузкой дали отдохнуть. У меня в то время был мотороллер «Вятка Электрон», так  я на нем съездил на Манжурку, там как раз отдыхали наши офицеры с семьями, напоследок вечером устроили прощальный мальчишник с друзьями сослуживцами.

1.08.76 г. С утра начали вывозить в бухту Клерк все имущество и технику, все сосредоточили на берегу к 13.00. Корабль подошел к берегу к 16.04 и до самого утра все загружали вручную, так как не успели начать плавание, а уже сломался погрузочный кран на верхней палубе. Закончили погрузку в 5 утра. Груза было 100 с лишним тонн, так что поспать ночью не пришлось. Проводы у нас были тихими - привезли жен и детей на автобусе, они на берегу постояли, издали на  нас посмотрели, помахали на прощанье руками и их увезли домой. Ну, а мы начали размещаться на корабле. Матросы в трюме, в специальном помещении для десанта, койки в три яруса, конечно очень тесно и жарко, но в тропиках обещали включить холодильную машину. Офицеров десанта тоже разместили очень тесно, так как на нашем корабле пойдет штаб эскадры. Пока в одной каюте разместились: я, мой начальник штаба ст. лейтенант Олег Разиковский и заместитель по политической части ст. лейтенант Алтунин. Кроме того, с нами разместился капитан 3 ранга Давыдов, офицер с непонятной должностью - старшего пepexода от морской пехоты. Я так за всю боевую службу его функции  и не понял. Я ему не подчинялся, мой личный состав тоже, корабельный л/с - тем более. Всю службу и проболтался как неприкаянный. Хорошо, что  командир корабля на переходах стал ставить его вахтенным офицером. А вообще-то командир обещал нам с Давыдовым в дальнейшем выделить отдельную каюту.

2.8-3.08.76 г. С 6.00 до 10.00 грузили на корабль боевую технику, пока всю внизу - в твиндеки, т.к. верхнюю палубу еще не  покрасили. Из Клерка вышли в 13.00 и к 18.00 пришли во Владивосток. Стали на 33 причал флота напротив штаба флота. Наступило самое бестолковое время: корабль еще к походу не готов, много покрасочных работ, не загружено продовольствие. Приезжал командир дивизии полковник Горохов, провел смотр десанта, в общем, мы уже готовы к походу. Эти дни стоит сильная жара за +30, так что понемногу начали акклиматизацию. Здесь будем стоять до 10 августа. По предварительным данным возвратиться с боевой службы должны 9 апреля, но это, как говорили  «вилами по воде писано» (так оно и оказалось).

4.08.76 г. Продолжаем загружать продовольствие, десант  используют как рабочую силу, но так и должно быть. Экипаж корабля около 80 человек, а у меня 400 с лишним. Начали переселяться на корабль представители штаба эскадры. Получил спирт 20 литров в канистре для обслуживания техники, в основном, водолазов и  оптику, ну, а как реально его использовали, об этом позже.

6.08.76 г. Весь день переставляли технику в твиндеках и на верхней палубе. Начались первые неприятности - ночью обворовали санитарную машину, забрали сухой паек и аскорбиновую кислоту (витамины) в банках. Скорее всего, кто-то из корабельного состава, но кто, так и нашли. Сегодня по блату достали шлепанцы из резины (вьетнамки) для всего личного состава. Тапочки из кожи, которые входят в комплект тропической формы носить в жару невозможно, палуба накаляется и прожигает ноги насквозь, а резина жар не пропускает.

7.08-8.08.76 r. Последние приготовления к походу. Личному составу дали два дня отдыха, отпускали в увольнение, сами тоже немного отдохнули, ходили по магазинам, докупали необходимое - шампунь для  морской воды, сигареты, махорку. Ее взяли столько, что держали в бочке прямо на корме, бери, сколько хочешь. Офицеры брали и спиртное (в основном, водку), но разве на год напасешься. Матросы также пытались запасаться спиртным. Оригинальный способ изымать спиртное в свою пользу использовал замполит корабля. Вечером сам встречал увольняемых, если находил водку, то заводил к себе в каюту, устраивал разбор «полетов» и после соответствующего разгона заставлял ее выливать тут же в раковину для умывания в каюте. Весь фокус состоял в том, что сливной шланг был опущен в отдельную емкость, где водка благополучно скапливалась, А сам замполит был выпить «не дурак». Но и некоторые матросы тоже были не промах. Мне рассказал один из них, когда мы уже домой возвратились, как они обдурили замполита. Нужно было пронести на корабль 10 литров водки. Набирает он в большой полиэтиленовый пакет воду из-под крана и идет через вахтенного офицера. Рядом стоит замполит. Спрашивает: «Стой, что несешь?»,  - «Да, вот командир БЧ-5 (механик) приказал на складе получить дистиллированную воду», - «Открой!»,  - «Так ведь разольется же...».  – «Знаю я вас умников, открывай!». Ну, тот пробует развязать пакет, при этом все 10 литров выливаются на палубу. Замполит нюхает жидкость - точно вода. «Ладно», - говорит замполит, мол, еще нальют тебе воды. Моряк поворачивается и уходит. Через 15 минут возвращается с пакетом, наполненным водкой. Его, естественно, больше не проверяли. Вот такие сообразительные были!

Мои моряки закупали много тройного одеколона, так как он на спирту сделан, так я его изымал и у доктора обменивал на спирт, а для медицины годился и тройной одеколон.

9.08.76 г. К подъему флага не прибыл мой офицер, ст. лейтенант Гудков, получил от командира дивизии за него страшный разнос, как говорится, напутствие на дальний поход. В 16.00 отошли от стенки и прибыли на рейд бухты Патрокл. В 20.00 привезли катером Гудкова, он, оказывается, ездил прощаться с семьей в Славянку. Будь моя воля, я бы его снял с корабля, но что-то менять уже было поздно, а так крови он мне больше всех за  поход потрепал.

10. 08.76 г. В 10.00 началось наше плавание. Был торжественный митинг посвященный началу боевой службы. Выступил с напутственным словом командир эскадры контр-адмирал П. Яровой. Сегодня же приступили к отработке корабельного распорядка дня. Он значительно отличается oт жизни на берегу. Я не буду останавливаться на распорядке дня корабельного плавсостава, а что касается десанта, остановлюсь более подробно. Подъем в 7.00, завтрак или как его называют утренний чай в 7.50 (хлеб со сливочным маслом, колбаса или рыбные консервы, чай с сахаром). На корабле имеется своя хлебопекарня, хлеб выпекают  очень вкусный, мои, когда были на корабле, до сих пор его вспоминают. После завтрака различные приборки на корабле, здесь  с этим очень строго. Если на берегу во время уборки погонял матрос метлой туда-сюда и готово, то здесь за каждым матросом закреплен отдельный участок для уборки, за который он полностью отвечает, начиная от пыли и кончая чисткой и надрайкой блестящих металлических деталей. Приучить к такой тщательной уборке тяжело, приходилось много контролировать, да, и наши офицеры не особо привыкли к этому, поэтому на первых порах было много конфликтов со старшим помощником командира и самим командиром, но постепенно все вошло в норму. После приборки занятия до 12.00. В 14.00 обед, где в меню входит 3 блюда, после обеда послеобеденный отдых, даже можно спать, что всем нам поначалу даже странно было, как это днем и спать можно. В 15.00 выдают фруктовый сок полкружки, но его выдают только после того, как корабль войдет в тропики и до выхода из нее. А вот гражданским морякам вместо сока выдают сухое вино. Но где советский моряк не находил выхода?... Делалось все очень просто. Сок не выпивался, а собирался в несколько банок, которые выставляли в укромном месте на солнце, день на солнцепеке постоит и готово сухое вино. Мы с этим явлением особо и не боролись, пьяным с него не будешь, а стресс в морском походе снимает. С 15.00 до 17.00 еще два часа занятий, с 17.00 до 18.00 опять корабельная приборка, в 18.00 второй обед, снова из  трех блюд. В 21.00 вечерний чай (то же, что и утром ).

С таким распорядком дня мои моряки во главе со своим командиром начали катастрофически толстеть, так как с двигательной активностью была большая проблема, поэтому пришлось срочно заняться физическим состоянием бойцов, а то с такими темпами поправки не влезали бы в люки боевой техники. На утренней физзарядке ввел обязательный бег на месте под музыку, помню, записали музыку из кинофильма «Неуловимые мстители», кстати, у меня самого с этого началось увлечение бегом трусцой, которое позволило даже пробежать уже в Ростове два марафонских забега. Занятия же, в основном, идут теоретические, и большим праздником для нас стало проведение практической стрельбы.

11.08.76 г. За сутки к 8.00 прошли 200 миль (морская миля равна 1852 метра). Находимся в центре Японского моря. Температура воздуха +26, воды +24, Переоделись в тропическую форму, она синего цвета, пилотка с козырьком, рубаха с короткими рукавами, шорты, тапочки. Но, когда находимся в открытом море, то командир эскадры разрешает ходить в одних плавках или шортах. А пекло нам еще предстоит! У нас есть очень хорошее средство от жары. Это прекрасный бассейн с проточной водой на верхней палубе (шкафуте), его размеры примерно 3 на 3 метра.

Сегодня переселился в каюту к старпому. Каюта небольшая, но уютная, иллюминатор выходит на шкафут. А так, как кинофильмы мы крутим на верхней палубе, то смотреть их можно в иллюминатор прямо с верхней койки. Фильмы мы смотрим почти каждый вечер, причем иногда и по два фильма. Всего за плавание посмотрели 178 кинофильмов. С собой брали их не так много, но мы обменивались фильмами с кораблями эскадры, а в портах, если, там находились советские суда, то и с ними. Во время перехода старпом в каюте почти не бывает, так как несет ходовую вахту на верхнем мостике попеременно с командиром корабля.

12.08.76 г. Сегодня нас начали облетать американские и японские военные самолеты, почти весь день кружат над кораблями эскадры, фотографируют нас. Прошли от Владивостока 400 миль, от Японии находимся в 80 милях. К вечеру появились на горизонте острова Японии, видны и берега Южной Кореи. Бассейн заполнили водой.

13.08.76 г. Ночью прошли Корейский пролив (Цусима) и вошли в Восточно-Китайское море. Утром был митинг, опускали в воду венки в память русским морякам, погибшим в Цусимском сражении с японцами в 1905 году. Эта традиция уже существует много лет, каждый советский корабль, проходя Цусиму, опускает в море цветы и венки. Появились летающие рыбки, по размерам как корюшка см. 15-20 и летят на высоте около 1 метра на расстоянии 20-30 метров. Так они спасаются от хищных рыб. Побрил наголо голову от жары, моему примеру последовали почти все офицеры и матросы десанта.

Первое ЧП на эскадре, На тральщике придавило орудием матроса, не насмерть, но все равно неприятно.

15.08.76 г. Весь день обслуживаем технику. Влажность очень большая, поэтому технике и оружию особое внимание. Продолжаем идти по Восточно-Китайскому морю. Перешли на 1 час ближе к московскому времени, теперь разница +6 часов, к 20.00 проходим мимо острова Тайвань. Обходим его с восточной стороны, континентальный Китай не пропускает в пролив между КНР и Тайванем. Звезды северного полушария начали понемногу перемещаться к горизонту. Большая Медведица тоже видна низко над горизонтом, скоро совсем исчезнет с горизонта. В южном полушарии звезды совсем другие. Волнение 4 балла, но на меня  качка пока не действует.

16.08-17.08.76 г. Идем по Филиппинскому морю, вошли в Южно-Китайское море, прошел очень сильный дождь. Командир дал команду, чтобы все мылись. Дело в том, что с пресной водой на корабле напряженка, так как нет опреснителей, поэтому пользовались любой возможностью, чтобы вымыться пресной водой. А для соленой воды есть специальный шампунь, он хорошо мылиться, но это не то, соленая вода есть соленая.

13.04.2016 г. 

Следующая страница "Первая боевая служба"

Начало мемуаров

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи).  Перепечатка (копирование) материалов сайта запрещена. Для интернет-ресурсов  - без ограничений при обязательном условии: активная ссылка с указанием  наименования сайта и авторства.


Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[29.03.2014][Наше видео]
100 парад на Красной площади (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz