width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | ПрикВО, 58 МСП 17 МСД | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 23.07.2017, 03:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

Судьба армейская моя…

Полковник в отставке

Максимович М.П.

выпускник БВОКУ-1969,

кандидат военных наук,

доцент ВА им. М.В. Фрунзе

 

3. ПрикВО, 58 МСП 17 МСД

 

Комбат Максимович М.П.

 

В начале декабря 1974г. я с чемоданами и жена с грудным сыном на руках сошли на перрон вокзала, неизвестного нам, города Хмельницкий. Пассажиры вагона с сочувствием провожали нас. (С этого момента начался десятилетний период, когда мы с женой встречали каждый Новый год в разных городах и квартирах. Жена Надежда всегда была рядом со мной во всех переездах).

 

 

Первым делом нужно было определиться с ночлегом. В военной комендатуре вокзала мне дали адрес гостиницы в центре города. На такси доехали до гостиницы, где сняли номер. В гостинице прожили месяц, затем сняли комнату, квартиру получил только в феврале 1976г., которую сдал в августе этого же года, в связи с поступлением в академию).

На следующий день в парадной форме одежды я прибыл в штаб 17 МСД представляться. Командовал дивизией генерал-майор Ханамирян Степан Акопович (в 1946г. закончил Бакинское пехотное училище. 8 мая 1974г. ему присвоили звание генерал-майор, а 22 февраля 1975г. он скоропостижно скончался. Похоронен в Ереване).

 

Генерал-майор Ханамирян С.А., выпускник Бакинского пехотного училища 1946 г. 

 

После того, как я отдал предписание начальнику отделения кадров дивизии, меня представили командиру дивизии. В беседе со мной, комдив рассказал об особенностях службы в частях сокращенного состава, а меня спрашивал о БВОКУ, что нового построено и т. д., из чего я понял, что он после окончания училища больше там не был. Комдив произвел на меня приятное впечатление.

Назначили меня НШ 1 МСБ в 58 гв. МСП. Командовал полком п/п-к Обозненко. В состав дивизии входили 318 и 56 МСП. Дивизия, кроме 56 МСП, располагалась в одном городке.

В соседнем 318 МСП встретил Костю Корнеева, выпускника БВОКУ 1968г. (Костя уволился п/п-м, не стал принимать украинскую присягу, живет во Львове).

 

К. Корнеев

 

1 МСБ командовал п/п-к А.Севастьянов. 2 и 3 МСБ командовали предпенсионного возраста п/п-ки.

После ГСВГ все было непривычно…, в одном здании два полка…, в 1МСБ, кроме 1 роты, нет личного состава. Во 2 и 3 МСБ нет личного состава. Здесь я убедился, что лучше командовать подразделениями с личным составом, чем без него, так как задачи стоят одни и те же, как в развернутых частях, так и в частях сокращенного состава.

1-й МСР, моего батальона, единственной развернутой ротой в полку, командовал выпускник БВОКУ 1971г. ст. лейтенант Н. Рубцов. Произвел впечатление уставшего, отрешенного от всего офицера. Вскоре Рубцова, по его просьбе, перевели в 3 МСБ на роту без личного состава. Вместо него, командовать ротой стал ст. л-т А. Некрасов (выпускник Киев.ВОКУ. Закончил службу полковником в ГОУ ГШ, живет в Москве). Командиры 2 и 3 МСР, без личного состава, образно говоря, были на «подхвате».

Техника, БТР60-ПБ была полностью, стояла на хранение в боксах.

В феврале 1975г. мне присвоили звание капитан. Представление на звание пришло из ГСВГ, в ПрикВО его утвердили. В марте меня назначили командиром 1 МСБ. П/п-ка А. Севастьянова назначили комбатом 3 МСБ.

 

 

Перед назначением на должность комбата ездил в Ивано-Франковск в штаб армии на беседу к КА. Командующим был ген. л-т Гордиенко. К беседе готовился, повторял обязанности комбата, посмотрел устав «Рота-батальон». Зашел к нему в кабинет, представился. Генерал сидел за столом, на котором лежали тома Маркса и Ленина. Удивило, что про батальон он практически ничего не спрашивал, спросил, изучаю ли я классиков марксизма, и, что сам он изучает, показав на книги...!

В Ивано - Франковске впервые столкнулся с тем, что часть граждан недобрым взглядом смотрели на меня, я был в форме. Некоторые демонстративно отворачивались, если я обращался с вопросом.

Служба в 58 МСП запомнилась ежедневными, вечерними «посиделками» в кабинете комполка, где шло распределение солдат 1 роты моего батальона на работу на завтрашний день, а также тем, что мой батальон на всех подведениях итогов был на последнем месте, после 2 и 3 батальонов без личного состава, и где, кроме портфелей в мобилизационной комнате, ничего не было.

Вместо меня НШ МСБ стал капитан С. Любимов, бывший комендант академии Фрунзе. Его, за какую-то провинность отправили из Москвы в «ссылку», в войска. Лентяй и бездельник. В связи с тем, что он заочно учился в академии, его постоянно забирали в оперативное отделение дивизии. В батальоне его не было, но и в штабе дивизии тоже. Мне говорил, что в штабе дивизии много работы, там говорил, что комбат «напрягает». Батальонное планирование пришлось делать самому.

Были дни, когда 1 МСР занималась боевой подготовкой. Выезжали на дивизионное стрельбище, где проводили стрельбы. В основном, рота несла караульную службу, бывало, по несколько дней не сменяясь. В сентябре 1975г. в батальон, на должность командиров взводов, прибыло два лейтенанта, выпускники ТВОКУ. Считаю, что для выпускников военных училищ, полки сокращенного состава, не лучшее место для их офицерского становления.

Особое внимание уделяли ППЛС (пункт приема личного состава), в которых, в случае доукомплектования приписным составом, принимали, переодевали и выдавали оружие.

Вызывало недоумение, почему не было заводского производства ППЛС, приходилось доставать металл, варить из него съемные каркасы, доставать брезент, готовить скамейки и т. д., все грузить на прицепы. Одним словом, мороки было много.

Часто ездили в военкоматы для уточнения приписного состава.

Много времени уделялось обслуживанию техники, находящейся на хранении. В батальоне были БТР-60ПБ учебно-боевой группы, которые обеспечивали боевую подготовку всего личного состава полка,  но по штату не было заместителя по технической части, не было и техника роты. Получалось, что весь личный состав полка эксплуатировал технику 1 МСБ, а обслуживать её приходилось моему батальону.

 

 

При посещении полка Командующим армией, я задал ему вопрос: «Почему в батальоне, где есть боевая техника, нет ни зампотеха батальона, ни техника роты? А в полку, где нет клуба, есть начальник клуба - целый капитан. Не проще ли заменить капитана на прапорщика-техника роты?». Вразумительного ответа я не получил, но получил недоброжелателя в лице замполита полка..., по его взгляду я понял, что он посчитал мой вопрос, как посягательство на «святую святых», на КПСС. Должен отметить, что основная масса политработников, с кем пришлось общаться по службе, считали, что критика персонально в их адрес, является чуть ли не вызовом, брошенным всей партии. Видимо, так их наставляли, что они являются «представителями» партии в войсках, где практически, 100% офицеров были членами партии. Но, они, видимо так считали политработники - особая «каста».

Помню, как провожали в последний путь умершего 22. 02. 1975г. генерала Ханамиряна С. А. Из моего батальона был выделен БТР60-ПБ, к которому был прицеплен артиллерийский лафет с гробом генерала. Под звуки траурного марша похоронная процессия двигалась по улицам Хмельницкого к окраине города. Там гроб погрузили в автобус и увезли в аэропорт, откуда самолетом доставили в Ереван.

Командовать дивизией прибыл полковник Игорь Николаевич Родионов (в будущем генерал армии, командующий 40 А в Афганистане и Министр Обороны РФ. Ушел из жизни 19.12.2014г.). У Родионова И.Н. была врожденная интеллигентность и тактичность, он практически никогда не повышал голос на подчиненных. Во время КШУ, где я более двух суток провел без сна, он сказал мне: «Комбат, тебе надо выспаться». Такого я, за всю службу, никогда, ни от кого не слышал. Горжусь, что служил под его началом.

В апреле 1975г., я попал в ДТП. Зил-130, на котором я ехал на стрельбище, лоб в лоб столкнулся с ГАЗ-66. Зил был не из моего батальона, к тому же водитель был неопытный, вместо тормоза нажал на скорость. От удара меня выбросило из кабины машины в кювет. Проезжавший мимо таксист подобрал меня и отвез в госпиталь. Благо, я и водитель остались живы. В госпитале пролежал месяц с переломом локтевого сустава левой руки. Перелом руки, в последующем, создал мне много проблем, особенно при поступлении и учебе в академии, где на занятиях по физической подготовке необходимо было заниматься на спортивных снарядах. До сих пор рука полностью не сгибается.

В мае 1975г. подал рапорт для поступления в академию в 1976г.

После госпиталя с женой и годовалым сыном Димой поехали в отпуск в Одессу, где жила моя родная сестра. Новый 1976г. встречали в гарнизонном доме офицеров.

В марте 1976г. дивизию подняли по тревоге, с выходом в запасный район, где дивизия стала доукомплектовываться до штата военного времени. Мой батальон, в составе полка, занял свой район. Развернули ППЛС (пункт приема личного состава) со всеми его элементами. К вечеру стали прибывать машины с пополнением. Многие из прибывающих были в нетрезвом состоянии. Командиры рот, каждого прибывающего заносили в книгу учета личного состава, согласно той должности, которая была указана в его мобилизационном предписании. Затем выдавали обмундирование - х/б, сапоги, шинели, головные уборы, т.е. одевали в военную форму. Свою одежду прибывающие складывали в специально подготовленные мешки, привязывали бирку со своей фамилией и сдавали.

Весь процесс приема личного состава проходил ночью, при свете фонарей. Были временные нормативы, для приема и постановки в строй мотострелкового батальона, мне необходимо было придерживаться этого времени. Было много неразберихи. Некоторые подолгу не переодевались, командиры рот чуть ли не матом подгоняли их. Помню, проверяющий полковник подходил ко мне, подолгу указывал на недостатки, то есть мешал мне работать. Я не выдержал и резким тоном сказал ему: «Тов. полковник, записывайте недостатки и на разборе укажите их. А сейчас, не мешайте мне выполнять мои обязанности». Отстал.

За выдачу обмундирования я не волновался, волновался за выдачу оружия. Оружие выдавалось под роспись. Предварительно, в военный билет заносился номер автомата (пулемета, гранатомета). Потеря или хищение оружия, грозило мне большими неприятностями, тем более, что я должен был поступать в академию. Поэтому, лично присутствовал при выдаче оружия.

Для личного состава были развернуты палатки. Март месяц, снег только сходил, земля сырая, было много грязи. Перед палаточным городком батальона была оттрассирована передняя линейка. Ежедневно она затаптывалась массой людей. Ком. полка объявлял мне за это выговоры. После очередного взыскания, я сказал командиру полка: «Неужели это настолько серьезное нарушение, чтобы за него объявлять взыскание? Главное, люди целы и оружие на месте!». Надо отдать должное, взыскания никуда не заносились.

Месяц мы находились в полевом лагере. Занимались тактикой, огневой и другими дисциплинами. В воскресенье творилось невообразимое, из окрестных сел к солдатам приезжали жены. Практически все привозили мужьям самогон. На территорию полка их не пропускали, мужья выходили и забирали передачу с самогоном и салом. Я «закрывал глаза» на тех, кто выпьет в палатке и спокойно уснет, да, и в каждую палатку не будешь заглядывать. Были и те, кто начинал «буянить». К этим применялись жесткие меры.

Главная задача на этих сборах заключалась в том, чтобы «натаскать» солдат в стрельбе из стрелкового оружия. Проводились одиночные, в составе отделений и взводов стрельбы.

В заключение провели БТУ с боевой стрельбой. Оценка за учения и стрельбу меня не интересовала, главное, что бы были целы люди и оружие.

К моему удовлетворению, оружие и обмундирование, которое было сдано после окончания полевого лагеря, соответствовали первоначальному учету. Отпустив приписной состав по домам, мы поставили технику на хранение. Полк стал «жить» в прежнем режиме.

26 апреля 1976г. у нас родился второй сын Александр.

26 апреля запомнилось также тем, что в этот день скончался Министр обороны СССР, маршал А.А. Гречко и что, через 10 лет, в этот день, произойдет катастрофа на Чернобыльской АЭС, в ликвидации последствий которой, мне пришлось принимать участие.

Июньский отпуск посвятил подготовке к вступительным экзаменам в академию. Наученный «холостым» поступлением в академию в 1974г., готовился тщательно, понимая, что это моя вторая и последняя попытка. Мне было 29 лет, на очное отделение принимали до 32 лет, но разрешалось делать только две попытки.

К 1 августа я и Костя Корнеев (выпускник БВОКУ 1968г.) прибыли в Наро-Фоминск в учебный центр ВА им. М.В. Фрунзе. К. Корнеев тоже был абитуриентом для поступления в академию. Нас распределили по взводам и расположили в деревянных казармах. По утрам в 6.00 подъем, физзарядка, туалет и умывание, завтрак, занятия и т. д., включая вечернюю поверку. В столовую, в классы только строем. По утрам привлекали для уборки территории. Все, как в БВОКУ.

Помимо медицинской комиссии, проходившей в войсках, медкомиссия проходила и в академии. После медкомиссии несколько офицеров было отчислено. Удивительно, как подходили к этому - по состоянию здоровью учиться нельзя, а в войсках служить можно!!!

Сдавали четыре экзамена: тактику; технику и вооружение; военную географию и уставы. Сдавали и физическую подготовку: подтягивание на перекладине, бег 100 м и кросс 1 км. В процессе сдачи экзаменов могли отчислить за любую провинность - опоздание из увольнения, не во время сданная секретная литература и т. д.

20 или 23 августа нас построили и зачитали фамилии тех, кто поступил. Я оказался в числе поступивших. Костя Корнеев, к сожалению, вернулся служить в дивизию. Здесь я увидел, какую роль играл фактор «мохнатой руки». С нами поступал лейтенант, это при том, что принимали с майорских и, в виде исключения, с капитанских должностей. Уставы он сдавал передо мной. Он не знал, что ответить на вопрос, как происходит смена часовых. Я подумал, неужели он не ходил в караул. Его не оказалось в списках поступивших. Но, он появился 31 августа, уже старшим лейтенантом с дипломатом в руках, стал учиться с нами. Оказалось, что он сын генерал полковника. Это был не единичный случай.

Довольным, я вернулся в Хмельницкий. Продал по дешевке мебель, сдал квартиру, рассчитался с батальоном и уехал с семьей в Москву. 1,5 годичная служба в ПрикВО дала мне опыт в управлении подразделением при приеме приписного состава и постановке его в строй. Покидал ПрикВО без сожаления, впереди были радужные планы, связанные с Москвой и академией.

04.02.2016 г.

Следующая подстраница "Учеба в ВА им. М.В. Фрунзе"

Начало

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи).  Перепечатка (копирование) материалов в любом виде - только с письменного разрешения.  Для интернет-ресурсов  - без ограничений при обязательном условии: активная ссылка с указанием  наименования сайта и авторства.


Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[24.08.2013][Наше видео]
40-летие 40-го выпуска в Смоленске (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz