width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Учеба в БВОКУ (2) | Регистрация | Вход
 
Пятница, 24.11.2017, 02:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

Мемуары "Вехи офицерской судьбы"

 

Учёба в БВОКУ (2)

 

Подполковник Самойленко В.Г.,

выпускник БВОКУ-1968,

 преподаватель БВОКУ

 

 

Последующие годы учёбы вплоть до моей женитьбы, прошли одним, не слишком заметным  периодом, когда события потеряли логическую очерёдность и вспоминаются, как отдельные эпизоды. Так, однажды, один  из моих товарищей (даже через много лет я смущаюсь обнародовать его фамилию) позвал меня в училищное кафе к Яшке на кофе.

- Извини, но у меня нет денег, – говорю я. 

Да, ничего, я угощаю! - Удивившись, я пошёл с ним. 

- Яша, два кофе, пожалуйста! – заказывает он, и Яша уходит в подсобку готовить нам напиток. Мой дружок достаёт из шинели палку с крючком, перегибается через прилавок и быстро цепляет на крючок  шерстяной батник. 

- Лёша (условно), что ты творишь?! Да, не хочу я никакого кофе с тобой! - И быстро покинул его компанию. На следующий день он, пытаясь продать кому-то эту вещь, решил  заменить украденный батник на другой размер.

- Да ты у меня его не покупал! – опешил Яшка. Скандал  тогда с трудом замяли.

Важное место в последующие годы учёбы имел спорт, который занимал большую часть времени, свободную от занятий.  Каждую субботу в училище проводилось  соревнование по какому-нибудь виду спорта. Во  мне уже тогда  было целых  84 кг и я, единственный в роте,  подходил по весовой категории для  многих  видов  спорта, таких, как 3 вида борьбы: вольная, классическая,  самбо, а также   в тяжёлой атлетике (мой рекорд в толчке был 105 кг) и боксу. В боксе, кстати,  равных  моему другу Вите Иванову, тоже имеющему, кажется, 1-й разряд по боксу, не было во всём училище.  Кроме этих видов я увлёкался спортивным ориентированием,

Виктор при увольнении

На снимке  мы с Витей Пашковским в  Батуми на соревнованиях по  спортивному ориентированию троеборьем (метание гранат, полоса препятствий и стрельба из автомата), в котором я достиг заметных результатов, заслужив  звание  кандидата  в  Мастера Спорта СССР. На снимке мы после соревнований по троеборью в (по-моему) Кутаиси. Грамоту получил Саковский, а рядом с ним преподаватель кафедры физподготовки и спорта майор Оганесян.

 

Особенно мне нравилась борьба, где можно было на деле показать свою силушку и превосходство над другими до того момента, пока не получил привычный вывих плеча.

Я снизу выполняю приём в борьбе с Куракиным. Женя Куракин. Мурацев К.Н.

Здесь я борюсь с КМС СССР по борьбе  Женей Куракиным. Помню, что в этом поединке я, как ни крутил Женю над собой,  всё же  проиграл ему, как более техничному борцу.

А тренировал нас преподаватель физподготовки, а впоследствие ставший начальником кафедры физподготовки и спорта, тоже борец - Мурацев К.Н.

Увлечение спортом было тогда у нас в почёте. Мы часто даже после отбоя приходили тайком на спортгородок и там качали силу на спортивных снарядах. А после занятий ночью, мы включали кран на пожарном водоёме и принимали приятный душ. Вспоминаю, как  через некоторое время я почувствовал, что мне стала мала полевая куртка – «мобутовка» с коротким рукавом в районе бицепсов. Не сразу я понял, что это мои бицепсы увеличились. Я мог свободно выполнять на турнике выход на две руки одновременно, подтягиваться на одной руке, делать различные эффектные упражнения на турнике

 и брусьях,  держать угол, ходить на руках, успешно бегать кроссы и марш-броски и т.д.

Как-то мы на тактических занятиях

На тактике с Валерой Шарыповым на БТР-152

пешком мы всей ротой сделали марш-бросок на Уч-Тапу (35 км.), там побегали в атаку, потом вернулись к вечеру в училище так же в пешем порядке и по территории училища прошли остаток пути с песней! Грубым подсчётом мы набегали в тот день 75 км! Когда нам после этого предложили пойти в увольнение, то желающих, почему-то не нашлось…  А ещё на третьем курсе во время сдачи экзаменов по тактике, мы совершали марш на БТР-152  на Уч-Тапу в колонне с танком. На каком-то ухабе наш БТР притормозил, и танк врезался в него!  Заднюю бронированную дверь бронетранспортёра прогнуло внутрь, несмотря на то, что на ней крепилось запасное колесо, и оно здорово с’амортизировало  удар.  Все сидевшие получили синяки, шишки и автоматические пятёрки по экзамену. 

Или вот ещё. Как-то поздней осенью на занятиях по тактике, проводимой подполковником Пиргалиным Г.Г.,  шёл дождь,  дул пронизывающий ветер и заниматься было, ой, как неохота. В перерыве мы сбились в кучку, чтобы согреться, а он нам говорит:

- Вам бы сейчас ещё скорпиона под яйца!  - Мы живо представили эту картину,  дружно взорвались  хохотом, и настроение сразу подскочило! Вот что значит вовремя разрядить обстановку. Этим незатейливым приёмом  я часто пользовался в своей последующей преподавательской деятельности.    Или ещё был случай.  Находясь в оцеплении,  во время проведения стрельб,  кто-то  из наших  подстрелил собаку с находившейся  неподалёку кошары. Пастухи, увидев это, организовали погоню за удиравшими от них стрелками-шалунами, пока те не скрылись в казарме и не пожаловались сержантам-сверхсрочникам, инструкторам - водителям бронетранспортёров. Те,  не  долго  думая,  вскочили на свои  машины и – в погоню за пастухами! Пастухи быстро передумали предъявлять претензии и резво  ретировались к себе. В дальнейшем  стороны предпочитали избегать конфликтов.

А в увольнение ходить мы все хотели, и это было стимулом в учёбе и дисциплине. Посмотреть в Баку есть что, пойти есть куда – в  парки, музеи, театры, поехать на пляж… Так что увольнение всегда было желанным. На старших курсах у многих появились девушки, знакомые, друзья среди местного населения, а в увольнение отпускали только, кажется, 20% от общего состава. Но можно было заслужить и внеочередное увольнение.   Как-то я взял с собой в увольнение своего дружка Колю Сидельникова,  чтобы познакомить со своими друзьями Джемальдиновыми, знакомыми мне  по их отдыху в Балахоновке.  Нам накрыли стол, приготовили шикарный  бакинский плов, и процесс пошёл. Мне положили полную тарелку этого злополучного плова, поставили передо мной, и, ещё не попробовав его, я уронил на пол вилку. Резко наклонившись за ней под стол, я плечом надавил на край тарелки и она,  перевернувшись,  накрыла мою несчастную голову!   Рис на макушке, мясо на ушах – всё это создавало неприглядную картину и я, сконфуженный, резко покинул место пиршества… 

И всё же я познакомил в последующих увольнениях с ними своих друзей  Валеру Шарыпова   и Валеру Школьного, которые,  устроив свою судьбу, до сих пор поддерживают дружбу с Фаей Джемальдиновой.

За время учёбы многие из нас, не исключая и меня, бегали в самоволку в кино, к девушкам или даже на пляж Шихово. Почему на Шихово? Да потому что он находился ближе всего от училища.

Уже на третьем курсе многих из нас назначали заместителями командиров взводов на первый курс с последующим переходом на этой должности на следующий курс, что давало хорошую практику в приобретении командирских навыков. 

Большим стимулом в учёбе было вступление в ряды КПСС. Все знали, что для продвижения по службе  это было необходимо, да, и просто престижно. Столько информации о роли партии мы получали на занятиях, политинформациях, собраниях и т. д., что твёрдо верили, что без неё никуда. И на третьем курсе я был принят кандидатом в члены КПСС, а через год и членом.

 

 

Несмотря на гонения КПСС со стороны либералов, бизнесменов и прочих, роль её в армии я считаю очень важной.  Все чувствовали ответственность перед парткомом, политотделом, куда можно было быть вызванным, пропесоченным, наказанным. А выговор по партийной линии был шлагбаумом перед  любыми благами по службе. Коммунисты всегда знали, что  они - авангард армии и, в целом, всего общества. Среди коммунистов нарушителей было в разы меньше, чем среди беспартийных. За 27 лет службы в ВС я ни разу не встретился со случаем развода в семье коммуниста. Это могло сразу повлечь исключение из рядов КПСС и все соответствующие  этому неприятности.

После третьего курса у нас было плановое восхождение на самую высокую гору Азербайджана – Шахдаг. Это был очень интересный эпизод в учёбе, и  все мечтали там побывать. Когда меня после третьего лагеря оставили внизу ввиду возникновения у меня под рукой огромного чирия, разочарованию моему не было предела. И когда возникла необходимость отнести туда обед  для  восходящих  на последнем этапе, я уговорил старшину взять меня с собой. Так что последний бросок на вершину я сделал вместе со всеми и очень был горд тем, что смог преодолеть себя. На спуске при входе в базовый лагерь майор  Мурацев выдавал каждому значок «Альпинист СССР».

 

 

Также после третьего курса нас снова послали на стажировку в войска, но уже в  должности командиров взводов. Я попал в Армению, в  Советашен.  Мне очень понравилось  отношение населения к Советской Армии. На учениях по полям за нами бегали мальчишки и кричали:  «Звёздочку дай!».   А взамен давали нам лепёшки, бутылки с кефиром, фрукты. По возвращению с учений вдоль улицы выстраивались шеренги  жителей, пионеров, с барабанами и все бросали нам цветы, сигареты. 

Опыт и командирские качества наши нарастали. Но, однажды практика моего командования   на первом курсе внезапно закончилась  дракой. Увидев, как курсант Джафаров, соседнего взвода, отняв панаму у однокурсника, не отдаёт, да ещё и издевается над ним, я завёл его в каптёрку и надавал  тумаков. Тот бросил в меня графином, после чего я, конечно, не сдержался, и, опрокинув его на пол (помогли борцовские приёмы), нахлестал ему позорных пощёчин. На следующий день меня вызвал начальник училища, генерал Севастьянов, оповестив, что я побил сына большого местного начальника, отстранил меня от командования, но звание «старший сержант» оставил. Близкое знакомство с начальником училища сыграло свою злую (а, может и не злую, а добрую) шутку впоследствии, о чём я расскажу позднее.

Вспоминается наше с женой возвращение из отпуска вскоре после свадьбы. В поезде мы встретили Витю Иванова со своей невестой Людой. Длинная дорога подружила наших подруг и по прибытию в Баку, мы все поехали к нам домой, так как им останавливаться, кроме гостиницы, было негде. Несколько дней проведённых у нас, стали началом зарождения у них будущего сына,  о чем с благодарностью к нам они до сих пор это вспоминают.

Почти каждую субботу  в училище проводились тематические вечера, которые готовил один из курсов,  причём курсантов других курсов туда не пускали, так как это было соблазнительно по причине присутствия на вечерах девушек. Девушки проходили в училище только в сопровождении курсантов. Так, однажды, ко мне обратился курсант младшего курса, где я был  замкомвзвода, Дробченко Сергей с просьбой провести на вечер его сестру, так как пригласивший её Витя Сергиенко, его замкомвзвода, заступил неожиданно в наряд. Я согласился, проводил, познакомился, потанцевал и,  как оказалось… со своей будущей женой. В конце третьего курса обучения я женился. Свадьба была скромной, проводилась дома с несколькими друзьями и приехавшей из Балахоновки мамой.

С молодой женой в нашей семье.

Потом была свадьба в родном селе и на второй день, как принято, с гуляньями, шутками, переодеваниями, катанием мамы на тележке по улице и т. д. Тележка эта до сих пор работает у нас на территории  металлобазы, и я её берегу. А ведь прошло уже почти 60 лет!

Первое время, пока жена работала в Хачмасе, все было по-старому, но, когда она перевелась в Баку, моя учёба пошла по-другому,  и мысли были заняты уже не учебой...   При любом удобном случае я убегал в самоволку, благо, её родители жили неподалёку  от училища в финском городке (район двухэтажных,  деревянных, финских  домиков). Дело доходило до того, что я после отбоя убегал и к подъёму возвращался в казарму. Помню, как  рано утром Вовка Пехотин бегает вдоль окон домиков и, стуча в каждое окно, (не зная, где моё) кричит:  «Само! Само! Тревога!».  Достучавшись, он сунул в окно мне мой автомат и убежал на место сбора по тревоге. Я, как ошалелый, бегу сломя голову  туда же, но рота уже уехала в район сосредоточения, и мне ничего не оставалось, как вернуться домой, досыпать, засунув автомат на шкаф. Тогда дело обошлось, так как все быстро вернулись, и моё отсутствие  товарищи прикрыли.

1 мая 1968 года, после парада на площади, нас отпустили в увольнение. Дома мы сидим с родителями жены за праздничным столом и смотрим художественный фильм « Неуловимые мстители». В момент, когда Савелий Крамаров произносит фразу:  «А вдоль дороги мёртвые с косами стоят и тишина» … - у жены  начались  родовые  схватки,  и  её  увезла «Скорая» в роддом № 1 на Баилово.  2 мая, как обычно,  в училище проводился спортивный праздник и всех отвели на стадион «Спартак». В разгар праздника я побежал через дорогу и с телефона, закреплённого на стене фабрики имени Володарского, позвонил в роддом, в полной уверенности, что мне сообщат о рождении сына. Шок быстро прошёл, родилась дочка, и вскоре  я принимал поздравления от друзей и командиров. Это был один из первых новорожденных нашего выпуска.   

Дочка Леночка

Теперь уже  я не мог пропустить ни дня, и ни ночи, чтобы не побежать домой, чтобы помочь жене по уходу за ребёнком. Помню, как однажды  ночью я чисто с мужской силой раскачиваю на руках дочь, которую что-то беспокоит, что не может уснуть. Жена спит в другой комнате, и я её не бужу, чтобы хоть она немного отдохнула. Усиленно раскачиваю дочь я  в полной темноте, чтобы её не разгулять. И вдруг она вырывается у меня из рук с громким плачем. Я ошарашено шарю руками вокруг, но не нахожу её! Включаю свет и не вижу нигде её, а плач  откуда-то несётся! Оказалось, что она улетела за диван! Больше мне её ночью не доверяли.

Или вот такой ещё случай: возвращаюсь я из дома в училище, как недалеко от гостиницы «Красный Восток» на проспекте Нариманова навстречу мне идёт мой командир роты майор Бондаренко!  Увидев его, я резко делаю вираж и ухожу «на форсаже» в сторону и назад.  Он, заметив меня,  быстро возвращается в училище, чтобы дождаться меня там. Но я, почувствовав реальную опасность, резвой прытью возвращаюсь  через забор в казарму и, как ни в чём не бывало,  сижу  возле своей кровати.  Увидев  меня, он командует:

- Курсант Самойленко!

- Я!

- Зайди в мой кабинет!

- Есть!

- Ты почему ходил в самоволку?

- В какую самоволку?! - возмущённо, с негодованием восклицаю я.

- Да, ведь я тебя только что видел в городе!

- Да, Вы что?! 

- А ну, пройдись туда-сюда! Вижу по походке, что это был ты!

- Никак нет, товарищ майор! – вдохновенно  и с пафосом восклицаю я. 

- А где ты был сейчас? 

- В кафе, товарищ майор!

- С кем?

- С курсантом … из 4-й роты.

- А что вы там ели? 

- Щербет!

- А чем запивали?

- Лимонадом!

- А ну-ка,  зайди в Ленкомнату! -  Заперев там меня на ключ, он тут же посылает дневального в соседнюю роту вызвать к себе курсанта …(фамилию уже забыл). -  Что же делать? Что делать? Я погорел! Так, спокойно, - говорю я себе, - и не из таких ситуаций выпутывались.

Открываю окно  на улицу, вылезаю на узкий карниз второго этажа и, прижимаясь к стене, перебираюсь к окну казармы. Вижу там своего дружка, подзываю его и скороговоркой говорю:

- Беги в соседнюю казарму, найди курсанта… и скажи ему, что мы с ним сейчас были в кафе, ели щербет, запивали лимонадом. Беги!

А сам перебрался опять в  Ленкомнату  и стал ждать развязки. Через пару минут заходит Бондаренко с этим курсантом и, торжествуя заранее свою победу, спрашивает того курсанта при мне:

- Где ты был 5 минут назад?!

- Как где, в кафе.

- С кем?

- С курсантом Самойленко.

- А что вы там ели? А чем запивали? - Постепенно его выражение лица менялось в сторону глубокого недоумения.

- Не может такого быть! Ведь я тебя там только что  видел! 

- Никак нет!

- Ну ладно, иди, похоже, обознался я.

Через год, или полтора на выпуске, после построения и вручения лейтенантских погон, он, подозвав меня, спросил:

- Ну,  хоть теперь скажи мне, ты был тогда в самоволке, или не ты?! 

- Я, товарищ майор!

- Да как же это я не смог тебя уличить? - Рассказал я ему всё, как на духу, после чего он говорит:

- Ну, а если бы ты сорвался, ты бы мог разбиться!

 - А что было делать? Ведь Вы бы прервали  мои походы к молодой жене и дочке!

- Да-а-а, только и мог он произнести.

Однажды, будучи уже на 4-м курсе, на учениях нашему отделению приказано было до утра на высоте 101,8 близ Баку отрыть капонир для БТР-60 ПБ  для его маскировки. Рыли мы, рыли, но на выпускном курсе надрываться уже не хотелось, и мы решили проявить армейскую смекалку. Ещё накануне мы проезжали мимо строящего трубопровода и видели там бульдозер С-100.

- Братцы, а давайте наймём бульдозер, и пусть он нам  выроет  этот чёртов капонир! - Сказано-сделано. Старшина Мушинский привёз нам ужин и на обратном пути взял с собой кого-то из наших поехать «договориться», но тот вернулся ни с чем. Рабочий день кончился, трактор на замке и все уехали домой.

И что же теперь делать? Кто из нас знает этот трактор? Ну я, как тракторист-машинист третьего класса, выступил первым.

 Поехали мы с Мушинским к трактору, там, под гусеницами, я нашёл ключ от кабины, залили из термоса чай в радиатор.  Я завёл его и двинулся в наше расположение, а старшина уехал в город. Приехав к месту,  я начал рыть эту злополучную яму. Наступили сумерки, а фары включить я не смог, и поэтому рыл наугад.  Ну,  сказать «рыл», было бы очень громко сказано. То углублюсь и забуксую, то проскочу в «холостую». Ковырял, ковырял, и тут подходят командир роты майор Бондаренко с нашим командиром взвода капитаном Брикса.

- Что здесь происходит, изумился он? 

- Да вот наняли трактор, проявили солдатскую смекалку! 

- Молодцы! Орлы! Вот это подчинённые у тебя, капитан! 

- А чего это он без света и так неумело работает, пьяный, что ли? 

- Не знаем! - отвечает за всех командир отделения сержант Вовжинский.

Эдик Вовжинский   Встреча  в Одессе в 2010 г.

- Что-то тут не так…  А ну-ка, посвети фонариком в кабину, капитан! - Увидев,  чумазого, меня в кабине, ротный остолбенел… 

- Ты как сюда попал?!!! Чей это трактор? Ты что, украл его? Да меня вместе с тобой посадят в тюрьму! Так, немедленно гони трактор на место, и чтобы до утра замёл следы, а ты, капитан садись с ним и проконтролируй исполнение! Капитан, конечно, предпочёл идти рядом, а я, на ощупь, ночью, погнал трактор назад.

Наутро майор был уже у нас на позиции. Капонир, естественно, мы дорыли быстрее всех в роте. Говорит майор: 

- Если обнаружат нас, то тебя,  Самойленко, я посажу на гауптвахту, а если обойдётся - поощрю. Пришлось после учений ему выполнить своё обещание и отпустить меня в увольнение с ночёвкой. Похожая  история, о которой я расскажу позднее, повторилась через много лет.

К окончанию училища я был уже окрепшим и возмужавшим. На груди у меня две юбилейные медали. Слева «20 лет Победы в ВОВ 1941-45 г.г.», а справа «50 лет ВС СССР 1968 года»

Учился я легко, оценки были высокими,  и я подумывал даже об окончании училища с золотой медалью. Мешала одна четвёрка  в семестре по физике, но мне обещали её исправить, если всё остальное будет удачным. Наступила пора Госэкзаменов,  я с лёгкостью преодолел все экзамены и стрельбы. Но споткнулся опять на математике. Готовились мы к экзаменам очень тщательно. Узнали содержание экзаменационных билетов, подготовили  ответы на вопросы  на стандартных листах и  всё  шло, как по маслу. Совершенно случайно на экзамене я вытащил билет, ответ на который я писал сам!  И ответ я на него знал почти наизусть, но мне эту шпаргалку всё-таки принесли и, чёрт меня дёрнул её достать! Её тут же отобрали, не вняли, что это мой труд и написан моим почерком, и что я ответил на него без подготовки… и поставили всего 4 балла! И опять на пути стал принципиальный Шамиль Алиевич  Искендеров.

И вместо золотой медали, я получил синий диплом общесоюзного образца!  

Но назначение мне выпало хорошее – в ГСВГ! Хоть здесь повезло – обрадовался я и стал ждать торжественного построения, вручения погон, оглашения Приказа МО СССР № 01121 от 27 июля 1968 года о присвоении офицерских званий и распределения по округам. И вот его огласили.  Место моего дальнейшего прохождения службы - Краснознамённый ЗАКВО!  Опаньки! Ещё один удар! А лейтенант Харсеев Витя, (ставший, впоследствии,  генералом),  планировавшийся в КЗАКВО, едет в ГСВГ! 

Метаморфоза, неразгаданная мною до сих пор.

 

Так началась моя новая веха в судьбе – ОФИЦЕРСКАЯ СЛУЖБА В ВС СССР  (нажимайте)

25.01.2016 г.

Начало

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи).  Перепечатка (копирование) материалов в любом виде - только с письменного разрешения.  Для интернет-ресурсов  - без ограничений при обязательном условии: активная ссылка с указанием  наименования сайта и авторства.


Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Мини-чат
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[21.10.2013][Наше видео]
Уникальное видео выпуска БВОКУ на площади Ленина в Баку (1)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2017Создать бесплатный сайт с uCoz