width=device-width, initial-scale=1.
Четвертый батальон БВОКУ
Главная | Калабухов Г.А. БВОКУ 1966-1970, 2 часть | Регистрация | Вход
 
Четверг, 25.04.2024, 07:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Бакинское ВОКУ
Разное
Форма входа
Категории раздела
Наше видео [10]
Поиск

 

БВОКУ 1966-1970

От курсанта до лейтенанта

II часть

 

 

      Генерал-майор Г.А. Калабухов,

ветеран Воздушно-десантных войск,

заслуженный военный специалист

Российской Федерации.

37 выпуск БВОКУ 1970 год

 

 

Окончание 1-го курса. Хочу отметить что, несмотря на то, что в школе для занятий по физической подготовке особой материальной базы не было, мне легко давался бег на 1 и 3 километра, прыжки через коня, выход силой на перекладине, полоса препятствий. Гораздо хуже в первое время было с гимнастикой, но к третьему курсу я наравне со всеми выполнял все гимнастические упражнения.

Я выработал для себя особый комплекс, который позволял поддерживать спортивную форму постоянно. Комплекс включал выход силой на две руки на перекладине, подъем переворотом и подъем разгибом. Каждое упражнение делалось пять раз, переход от одного к другому осуществлялся без перерыва. Но все это было потом, а пока мы готовились к экзаменам за первый курс.

 

 

Экзаменационная сессия прошла успешно. И все мы дружно разъехались по домам. Учтя уроки зимней поездки, мы заранее решили вопросы с билетами, и посадка на поезда осуществлялась без проблем.

Снова дома! Все были рады моему приезду. Встретился с родными, товарищами, кто-то из них готовился в армию и, конечно, с неподдельным интересом расспрашивали меня, как проходит служба. Вместе мы проводили время, ходили в кино, купались в речке, загорали.  Время летело незаметно, и вот уже надо возвращаться в училище.

Возвращались вместе с А. Пешковым, поскольку поезд на Ростов шел рано утром, мы с провожающими нас родителями поехали  последним вечерним, автобусом в Тацинскую. Переночевав в «Доме колхозника» сели в поезд и поехали сначала в Ростов, там пересев на бакинский поезд – в Баку. По мере приближения к Баку в поезд подсаживались курсанты, проживающие в Ставропольском крае, Армавире и близлежащих областях. Время в пути проходило незаметно в разговорах об отпускных впечатлениях.

Второй курс начался организованно. Мы стали более опытными, дисциплина в училище традиционно была хорошая, и мы знали, что нам необходимо делать. Более основательно готовились к занятиям. Появилось больше свободного времени.

 

1 взвод 2-й роты

 

В училище была хорошая библиотека, читальный зал, где можно было подобрать литературу по интересующей нас той или иной теме. По воскресеньям, если не было спортивных соревнований, мы ходили в увольнение - в городской отпуск. Посещали театры, ходили в кино или просто гуляли по приморскому бульвару.

Интерес представляет подготовка и сам процесс увольнения в городской отпуск. Увольнение разрешалось в субботу с 16 часов и до 24 часов и в воскресенье с 10 часов до 16 часов и с 16 часов до 22 часов.  Как правило, за 15 минут дежурный по роте представлял увольняемых, из расчета не более 30% личного состава роты, дежурному по училищу. Дежурный по училищу очень принципиально, даже придирчиво проверял внешний вид, знание правил поведения в городе. Если чей-то вид не соответствовал уставным требованиям увольнительная записка изымалась, и предоставлялось дополнительное время для подготовки провинившемуся, или всем увольняемым. Затем ритуал повторялся. Третьего захода не было. Если учесть, что курсантских рот в училище было более десятка, то в зависимости от принципиальности дежурного, этот процесс мог занимать длительное время.

На все государственные праздники курсанты старших курсов привлекались для проведения салютов. Группы по 30 человек занимали позиции на самых высоких точках города, обычно на крышах высотных зданий и по команде, передаваемой по радио, в момент артиллерийского залпа стреляли из сигнальных пистолетов ракетами разного цвета.

На 7-е ноября в составе войск Бакинского гарнизона училище участвовало в параде. Парад проводился при большом стечении народа на площади имени В.И. Ленина. Училище в строевом отношении выглядело очень неплохо, хотя в параде принимали участие десантники, дислоцированного рядом с училищем парашютно-десантного полка и курсанты Военно-морского училища им. Кирова.

Готовиться к параду обычно начинали за два месяца. Подготовка заключалась в проведении одиночной строевой подготовки и сколачивании подразделений, проводимых за час-полтора до начала основных плановых занятий. Примерно за неделю до парада проводились 2-3 тренировки в составе гарнизона на площади перед Домом  правительства.

Кроме занятий нас активно приучали нести гарнизонную и караульную службу. На втором курсе после сдачи зачетов по знанию устава караульной и гарнизонной службы нас стали назначать для несения службы в караулы – гарнизонный, для несения службы на гауптвахте и внутренний – по охране Боевого Знамени училища, различных объектов - складов, парка боевых машин и других. Это было хорошей школой, приучало к ответственности, ведь службу мы несли с оружием и боевыми патронами. Кроме того, это повышало выносливость.

Несение службы организовывалось таким образом: два часа служба на посту в любую погоду, после смены с поста два часа – в бодрствующей смене, два часа отдых, затем снова на пост и так в течение суток. Службу нести особенно на посту в парке боевых машин было небезопасно. Маршрут движения на пост проходил по городу, и были случаи нападения на часовых с целью завладения оружием.

В гарнизонном карауле за плохое несение службы можно было оказаться в камере, то есть быть арестованным на трое или пять суток, начальник гауптвахты младший лейтенант Мазманян и комендант гарнизона спуску не давали. Так, что смотреть надо было в оба, и к смене все уставали порядочно. Никаких отгулов не было, на следующий день опять занятия.

Стажировка в должности командира отделения. После зимнего отпуска, по плану нам предстояла стажировка в войсках в должности командира отделения. Нас распределили по частям Закавказского военного округа. Мне, как и некоторым товарищам, предстояло проходить стажировку в мотострелковом полку, расквартированном в столице Армении Ереване. Ереван при первом знакомстве показался мне зеленым, красивым городом. Особенно бросались в глаза дома, построенные из розового туфа. Армяне, по сравнению с азербайджанцами, казались более приветливыми, добрыми людьми.

Отношение к военным было очень хорошее. Попав через 20 лет в Ереван, я с горечью констатировал обратное: зараза межнациональной розни, махровый национализм казалось, убил в людях все доброе и человеческое. Полк располагался в районе Канакера и поэтому в обиходе назывался канакерским. Я получил назначение на должность командира мотострелкового взвода в 4-ю роту 2-го батальона полка. Батальоном командовал майор Безбах, в батальоне из офицеров был начальник штаба батальона и три командира рот. Больше офицеров не было.

Все занятия, в том числе и боевые стрельбы, организовывали и проводили сержанты, они же несли службу в караулах. Сержанты также занимали офицерские должности и имели свободный выход в город, они пользовались полным доверием командования и надо отметить, вполне его оправдывали.

Нам, курсантам они оказывали большую помощь в освоении должностных обязанностей. Мы имели более высокий уровень общей теоретической военной подготовки, но практической стороной военного дела, особенно в части касающейся командования людьми, сержанты владели гораздо лучше нас. Поэтому, объединив усилия, мы довольно успешно выполнили программу стажировки и через две недели, получив благодарность полкового командования, возвратились в училище.

Большое значение в освоении военного дела имел тот фактор, что, побывав в различных частях, мы увидели разные стороны военного дела. Делясь впечатлениями после увиденного, мы уже могли делать соответствующие выводы. Первый вывод мы сделали такой – лучше не попадать для прохождения службы в Кивраг, Джульфу и Ахалкалаки, второй - лучше всего попасть служить за границу. Конечно, это не зрелые выводы и поехали в последующем служить, куда Родина послала. Но факт такой был и от него никуда не денешься.

Вождение. На втором курсе особый интерес вызывали занятия по вождению техники. Водили мы автомобили, бронетранспортеры, БМП и танки. Трасса для вождения проходила по холмистой местности и требовала приложения больших усилий, чтобы удержаться в колее.

 

 

Особенно тяжело было водить БТР-152, это старый образец без гидроусилителя руля, уцепившегося в баранку курсанта, бросало по кабине как мячик. Немало шишек и синяков набили мы при вождении танков, уж очень в нем много острых углов. Но как бы там ни было, вождение мы осваивали успешно. И сейчас, по прошествии многих лет могу уверенно водить любой образец военной техники.

 

 

Наиболее запомнившимся событием была смена командования в роте. Капитан Китура, после неудачного поступления в академию им. М.В.Фрунзе, убыл для прохождения службы в войска, затем возвратился в училище и преподавал на кафедре огневой подготовки. Через много лет, в конце девяностых годов, промелькнула газетная публикация, в которой упоминался подполковник запаса Китура - активный функционер украинского руха. 

Вместо него командиром роты был назначен старший лейтенант Нежинский Анатолий Тимофеевич. Он командовал ротой до выпуска и оставил о себе хорошие воспоминания. В 1990 году, в бытность мою с полком в Баку, я встретился с ним, он уже был полковником - заместителем начальника училища по науке.

 

 

Стало больше полевых занятий. Нам выдали южную форму одежды, облегченную. Куртка с коротким рукавом и вместо сапог ботинки. Поначалу на палящем солнце руки довольно сильно обгорали, но потом кожа задубела и не поддавалась палящим лучам солнца.

К завершению второго курса мы полностью прошли программу одиночной подготовки, закончили отделенную тематику и приступили к отработке действий в составе взвода.

 

 

Преподаватели, которые вели занятия в нашем взводе:  подполковники И.Ф.Танасиенко, Н.Ф.Плакущий, В.С.Смазилкин – тактика.

 

 

 

А.Е. Терентьев, Г.Г. Пиргалин – огневая подготовка, В.Г. Политуха – топография.

 

 

А. М. Касумов, С.М. Костенко– техническая подготовка, А.В.Дорофеев - история военного искусства, Л.И.Шистер - иностранный язык. Они и их товарищи сделали из нас настоящих военных, специалистов своего дела.

 

 

 

В конце второго курса нам предстояло сдавать на права водителя – любителя, поскольку программу подготовки водителя мы закончили. Я могу с уверенностью сказать, что был одним из  немногих, кто в совершенстве знал правила движения и быстро решал все разводки и дорожные ситуации.

 

 

 

Это, в конечном счете, меня и подвело. Экзамен проходил до неприличия просто. Собрали две роты, а это около двухсот человек посадили в одной аудитории, дали два варианта вопросов и сказали, решайте. Не сдать было очень трудно, я подсказывал всем, и впередисидящим и сзади. В результате поторопился и в своей карточке зачеркнул не то, что нужно. Результат - не сдал.

Пересдача была назначена в ГАИ через две недели. Подошло время, и я приехал на комиссию в ГАИ. Получив карточку, быстро решил задачи и сижу, жду остальных. Справа от меня сидел солдат-артиллерист одной из частей Бакинского гарнизона, вижу, смотрит по сторонам, увидел меня, спрашивает, шпаргалка есть? Конечно, есть, у меня была очень хорошая «шпора», я ей правда не пользовался, но на всякий случай в кармане держал. Передал незаметно, он её тут же развернул, и попался. На вопрос кто дал он, не задумываясь, показал на меня. Нас двоих тут же и удалили с экзамена. Огорчению моему не было предела, поскольку это была последняя возможность сдачи перед отпуском, а это значит, отпуск автоматически сокращался на десять суток.

Но ничего не поделаешь, что случилось, то случилось. Из отпуска я прибыл, если мне не изменяет память 21 августа 1968 года. В батальоне царило тревожное оживление. Командир батальона вызвал меня в свой кабинет и посадил дежурить на радиостанции, здесь же я узнал причину оживления в училище. Советские войска вошли в Прагу для наведения порядка. В целом, это не отразилось на распорядке дня  училища. Уже на следующий день мы занимались по плану подготовки к пересдаче задолженностей. Через две недели, наученный горьким опытом, я сдал экзамен и получил права.

Третий курс. Начало третьего курса ознаменовалось известием о том, что, находясь в отпуске погиб, наш товарищ Евгений Яценко. Он самовольно взял с собой учебно-имитационную гранату, кстати, в обычных условиях не представлявшую никакой опасности, снарядил ее порохом и решил глушить рыбу. В результате взрыва этой гранаты он и погиб. В коллективе такие случаи переживаются особенно остро. Я думаю, в последующем многие из нас из этого случая сделали выводы на всю жизнь.

Кроме того, сменился командир взвода. Командиром взвода был назначен выпускник 1968 года лейтенант Коваль. Он пробыл у нас до четвертого курса, мы быстро нашли с ним общий язык. Он отличался спокойным, уравновешенным характером, был требователен, и не одно нарушение не оставалось без воздействия. Занятия в течение третьего курса проходили по плану.

Участие в учениях войск ЗакВО. Особо запомнились учения в составе войск ЗакВО в районе Заячьей Губы. Из курсантов 3-его курса был сформирован батальон по штату мотострелкового с задачей отражения высадки морского десанта.

В течение двух суток нами была оборудована позиция в полный профиль, а на третий день рано утром около пяти часов, после ракетно-артиллерийской подготовки,  проводимой кораблями обеспечения высадки, из десантных кораблей началась высадка морского десанта. Мы ее успешно отразили, потом стали знакомиться с морскими пехотинцами, которые были остановлены посредниками в районе нашей обороны. На этих учениях впервые увидели выброску и воздушного десанта. Нам никому и в голову в то время не пришло, что пройдет год и многие из наблюдателей, в том числе и я, превратятся в десантников.  Нашим взводом на учениях командовал лейтенант Коваль. С ним же мы совершали восхождение на гору Шах-Даг летом 1969г.

Стажировка в должности командира взвода. Завершали мы третий курс стажировкой в войсках в должности командира мотострелкового взвода. Нас, как и на втором курсе, распределили по воинским частям, мне выпало проходить стажировку в военном городке Перекишкюль. Этот военный городок, в котором дислоцировался 135 мотострелковый полк, располагался километрах в 60 от Баку и в 7-10 километрах от нашего учебного центра, в степи. Ротой, в которую, я был назначен, командовал старший лейтенант – армянин, фамилии его я, к сожалению, не помню. В это время он находился в отпуске и принял мой доклад о назначении у себя на квартире.

Поскольку другие офицеры по разным причинам в роте отсутствовали, он проводил отпуск в военном городке и принял решение управлять ротой через меня, ведь дом офицерского состава находился тут же в городке. Первым делом он поручил мне составить расписание занятий. Я этой работы никогда ранее не делал, но, просидев двое суток, с поставленной задачей справился, и довольно успешно, поскольку особых замечаний не имел.

Согласно этому расписанию мы в течение месяца и занимались. Солдаты и сержанты в роте подобрались неплохие, поэтому особых хлопот не было. Командование батальона, хотя нас и контролировало, но доверяло полностью. Сейчас покажется невероятным, но тогда мы, курсанты, самостоятельно, без вмешательства офицеров проводили занятия по огневой подготовке на стрельбище. Организовывали и проводили выверку оружия и практические стрельбы из всех видов стрелкового оружия, учили огневому способу взрывания на занятиях по инженерной подготовке. Все это позволило нам приобрести определенные командирские навыки, а солдатам и сержантам практику владения оружием.

Несмотря на некоторую удаленность от «цивилизации», офицеры и их семьи жили в полку дружно. Умели работать, умели и отдыхать. По воскресеньям выезжали на Каспий, благо до него было километров 10. Загорали, купались, играли в различные игры, а к концу дня отдохнувшие возвращались в полк, чтобы с понедельника организованно продолжать службу. Всегда приглашали нас курсантов – стажеров на эти мероприятия, и мы чувствовали себя единой семьёй.

Месяц пролетел быстро и, получив отзывы и оценки за стажировку, я, как и многие другие получил отлично, мы возвратились в училище. После докладов результатов стажировки командиру батальона и подведения итогов стали готовиться к восхождению на гору Шах-Даг, высота которой достигала 4250 метров.

В этот промежуточный период со мной произошел неприятный случай, который впрочем последствий не имел. Дело в том, что перед восхождением активно занимались физической подготовкой, особенно кроссовой. Нам, конечно, это порядком надоело. И однажды мы пробежали три километра организованно, в колонну по три за 17 минут. Это, конечно, привело в негодование командира батальона полковника Костина Н.Ф., он построил нас и стал выявлять зачинщиков. Кто-то в первой шеренге, я стоял во второй, стал оправдываться, по-моему, это был А. Кабаков. Я дернул его за рукав и сказал в полголоса – молчи, не оправдывайся. Этого оказалось достаточным, чтобы комбат объявил меня зачинщиком и не долго думая, влепил 10 суток ареста. К счастью, через некоторое время все обошлось. Видимо комбат понял, что погорячился и спустил все на тормозах.

Итак, учебная программа третьего курса закончена, осталось сходить в горы. Время многое стерло из памяти, но особенно яркие моменты остались.  

03.02.2023 г.

Фотографии из архива автора

Продолжение

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам или администратору (если статья без подписи).  Перепечатка (копирование) материалов сайта запрещена. Для интернет-ресурсов  - при обязательном условии: активная ссылка с указанием  наименования сайта и автора.


Календарь
«  Апрель 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Фотоальбом
Наше видео
[29.03.2014][Наше видео]
100 парад на Красной площади (0)
Книга о БВОКУ

Copyright MyCorp © 2024Создать бесплатный сайт с uCoz